Глава 660.

— Насмешка Бентао.

— …!

Это было настолько невероятное умение, что Гриду показалось, будто перед ним и вправду появилось лицо толстого клоуна.

Вы услышали мерзкий смех Бентао, который лишает спокойствия и хладнокровия даже легендарных личностей.

Вы утратили своё самообладание. Все навыки, находящиеся в состоянии активации, были принудительно отменены.

Смех короля клоунов, Бентао, привёл Вас в настоящую ярость. Вам не удалось выстоять. Чтобы преодолеть состояние «безумной ярости», Вам потребуется больше минуты времени. Во время действия данного эффекта Ваша базовая сила атаки немного увеличится, а защита — заметно снизится. Кроме того, потребление маны, необходимое для активации навыков, а также время их активации, существенно увеличатся.

Отвратительный смех Бентао проник к Ваше подсознание. Ваш текущий показатель Здоровья поменялся местами с текущим Здоровьем обладателя силы Бентао.

Ваши 49,300 единиц Здоровья трансформировались в 819!

«Что за…?».

Его текущее Здоровье поменялось местами с Агнусом? Это был навык, с которым Грид сталкивался впервые, а потому невольно впал в самое настоящее замешательство.

Весь ужас Насмешки Бентао заключался в том, что она не просто «уменьшала» Здоровье цели, а «меняла его местами». Таким образом, лечебные и защитные эффекты Пояса Тирамета, а также титула «Первый Король» попросту не успели примениться.

Фжух!

Вы получили 1,930 урона.

Легенду так просто не убить. На протяжении последующих пяти секунд Вы сможете противостоять всем вражеским атакам, сохраняя минимальное количество Здоровья.

— …!

То ли от увиденного, то ли от эффекта насмешки, но Грид действительно на какое-то время утратил своё самообладание, из-за чего Агнус воткнул свой острый клинок ему прямо в грудь, активировав тем самым последнюю страховку обладателя легендарного класса.

«Дерьмо…!».

Всё, что оставалось у Грида, — это пять секунд неуязвимости, а потому раздраженный и порядком нервничающий, он принялся наугад размахивать своим мечом.

Нет, скорее это были интуитивные удары. Грид накопил достаточно много боевого опыта, и его тело помнило, как сражаться, даже несмотря на то, что его разум наполовину отказал.

Грид атаковал Агнуса вполне быстро и качественно. Он смешивал базовые атаки с навыками, уделяя особое внимание точности. Тем не менее, проблема заключалась в эффекте «безумной ярости», из-за которого активация Фехтования Пагмы теперь отнимала на 1-2 секунды больше, чем обычно. В такой ситуации Грид не мог использовать её так же быстро, как обычно, а потому его удары перестали представлять опасность для Агнуса.

«Ха? Его вывела из строя одна-единственная Насмешка Бентао?», — ухмыльнулся Подрядчик Баала. Преемник Пагмы никак не мог активировать хоть сколько-нибудь опасный навык, а его движения то и дело путались. В результате этого с лица Агнуса постепенно начала спадать улыбка. Он потерял интерес к Гриду, что было вполне естественно. Эффект, осложняющий активацию всех навыков и увеличивающий сложность управления телом, доставил бы серьёзные проблемы абсолютно любому человеку.

Даже Крюгель оказался бы в тяжелом положении, доведись ему столкнуться с Насмешкой Бентао. С другой стороны, Грид годами полагался на легендарное «сопротивление ко всем статусным эффектам», а потому не имел никаких навыков, позволяющих справиться с данной ситуацией. Именно поэтому беспомощность, которую он продемонстрировал в этот момент, сильно разочаровала Агнуса.

— И ты победил Крюгеля? — спросил он, избежав атаки Преемника Пагмы и вызвав очередной Взрыв Трупа аккурат возле своего противника.

Учитывая сложившиеся обстоятельства, Грид пытался одновременно и потянуть время, и нанести Агнусу хоть какой-то урон, что сильно разозлило Подрядчика Баала.

«Да… Это самый настоящий побочный эффект Насмешки Бентао».

Причина, по которой Насмешка Бентао несла в себе страшную угрозу для других игроков, заключалась в изменении показателей Здоровья. Эффект «безумной ярости» был вторичен и не должен был играть особой роли. Тем не менее, Грид оказался в беспомощном состоянии именно из-за этого эффекта. Он был мусором, который нельзя было даже сравнивать с Крюгелем или Аресом.

«Ты… подделка».

Первый игрок, который стал королём? Это стало возможно только потому, что он получил легендарный класс. Сам по себе Грид не представлял абсолютно ничего. И вот, придя к этой мысли, Агнус вытянул вперёд руку, и… активировал эффект одного из многочисленных титулов Баала под названием «Король Разрушения».

Конечно, данная способность была воспроизведена не полностью, однако её мощи хватило, чтобы обычная атака Агнуса была превращена в дальнюю с поникающим эффектом.

Благодаря этому Преемнику Пагмы так и не удалось достичь Агнуса, в то время как до окончания его временной неуязвимости осталась всего одна секунда. Но вот, в тот самый момент, когда Подрядчик Баала собирался было уже покончить с Гридом…

Вы экипировали Пояс Тирамета.

Оказавшись в бессмертном состоянии, Янгу поспешно снял данный пояс и надел его лишь тогда, когда время действия неуязвимости подошло к концу.

Вы получили 1,400 урона.

Ваше Здоровье упало ниже 10%. Активировалась сила Тирамета, благодаря чему Вы восстановили 30% от своего максимального запаса Здоровья.

Фжух!

Пустая шкала Здоровья Грида внезапно заполнилась на треть. Однако на этом был ещё не конец. С тех пор, как Янгу стал Преемником Пагмы, он обзавёлся специальной характеристикой, которая называлась «Самообладанием» и которая неуклонно увеличивалась благодаря производству предметов и получению новых титулов. Самообладание уменьшало время действия негативных эффектов и первоначально было совершенно бесполезно для Грида, который обладал статусным иммунитетом.

Однако на этот раз оно пришлось ему весьма кстати.

Вы восстановили своё самообладание.

Эффект безумной ярости завершился.

— Фехтование Пагмы. Превосходящая Связь, — немедля скомандовал Грид, начав атаковать Агнуса с дальней и средней дистанции.

— …?!

И Агнус был порядком удивлен, когда на него обрушились десятки энергетических лучей. Да, все топ-игроки быстро выходили из состояния ярости, однако Преемнику Пагмы удалось это сделать слишком быстро.

«Это сила производственного класса?».

Грид мог поднять своё Самообладание за счёт создания качественных предметов, что было попросту невозможно для представителей остальных профессий. Впрочем…

«Ну и что с того?».

Агнус всё ещё не улыбался. Он уже был разочарован Гридом и не чувствовал от этой битвы никакого удовольствия.

И вот, уже в следующую секунду он взмахнул рукой и вызвал магическую волну, отразившую все энергетические лучи и превратив поле боя в руины.

***

— Грид!

Увидев, как шкала Здоровья Грида резко рухнула, Джишука тут же побледнела. Она искренне хотела помочь ему, однако… это было невозможно. И причиной тому была Чёрная.

— Эй, куда это ты смотришь?

Фжух!

Чёрная создала клона мага, который тут же выпустил в Джишуку молнию. И для Джишуки, обладавшей низкой защитой, это было по-настоящему фатально.

От удара электричеством девушка на какое-то время лишилась возможности передвигаться. И этим воспользовался второй клон, воин, тут же ринувшийся к ней. Правда, его удар так и не дошёл до своей цели, поскольку на его пути встал Пон.

— Дождевое Копьё!

Фу-ду-ду-дух!

Для того, чтобы заблокировать десятки полупрозрачных копий, вызванных Поном, клону пришлось перейти в глухую обороту, в то время как сам Пон, сидевший на белом коне, холодно посмотрел на Чёрную.

— Ты…! Ты не мужчина, а обычный мусор…! Вы, мужчины, смотрите только на симпатичных девушек!

Присоединившись к Бессмертным, Чёрная сосредоточилась на повышении своего уровня при помощи некромантов. Её способности защищаться, используя клонов, перешли на новый уровень, а потому Чёрной было абсолютно наплевать на исходящую со стороны Пона угрозу.

— Я оцениваю девушек не только по их внешнему виду. Мне нравится в них абсолютно всё.

— Вранье! Заткнись!

— Нет, зачем нам вообще враждовать? Джишука мне, конечно, нравится, но… Э-э? — начал было говорить Пон, как вдруг осёкся. Иллюзия Чёрной изменила всё поле боя, из-за чего покрытый кровью дворец превратился в крутой каньон. А на такой местности сила атаки Пона существенно снижалась, поскольку у него попросту не было места для разгона.

Не в самой хорошей ситуации оказались и Ефемина с Джишукой.

— Все молодые и красивые женщины должны умереть!

— Кай-а-а-а-ак!

Белая. Мастер боевых искусств, которая превзошла даже Регаса! Она могла свободно изменять размеры своего тела и вес, благодаря чему становилась практически непобедимым бойцом. И вот, несмотря на то, что сейчас Белая противостояла одновременно и Регасу, и Ефемине, она не показывала ни малейших признаков более проигрышного положения.

«Почему эта сумасшедшая женщина так злится на меня?», — не могла не задаться вопросом Ефемина, избежав атаки Белой при помощи Регаса.

Она не понимала психологию Белой. Сегодня они впервые встретились, но при этом Ефемина уже чувствовала себя так, словно чем-то не угодила этой странной женщине.

— В этом мире не должны существовать такая белая кожа и вьющиеся волосы! — взревела Белая, от чего Ефемина поспешила убежать.

Возможно, она решила, что не сможет победить её? Нет. Победа была бы не лёгкой, но вполне реальной. Тем не менее, прямо сейчас ей нужно было позаботиться о личе Мумуде. У неё было задание «Освобождение Души Мумуда», а потому она ждала, когда Агнус призовёт его.

Однако, несмотря на то, что Агнус вызвал двух разных личей, ни один из них не был Мумудом, что раздражало и слегка расстраивало девушку.

«Что ж, это всё равно прекрасный шанс пройти задание», — подумала Ефемина, глядя на Грида и Агнуса.

— Я всегда считала, что все миленькие девушки — хитрые лисицы. Ты смотришь на Грида, ожидая, что он тебе поможет? Как же это самонадеянно — полагаться на мужчину, — увидев это, фыркнула Белая.

— Что? — прищурившись, переспросил Ефемина.

Именно с таким взглядом она когда-то давно уничтожила группу Факера.

— Л-леди Ефемина? — тут же затрясся Регас. Он чувствовал, что сейчас Ефемина чем-то стала напоминать Джишуку. А именно — сильным и взрывным характером, которого так опасался Грид.

— Может, перед выполнением своего задания, мне убить эту белую свиноподобную женщину?

— Б-белую свиноподобную женщину…?

— Хватит хрюкать. Раздражает.

— …!

***

— Защитить Грида!

К счастью или к сожалению, но Грид был одним из двух главных символов их армии. Если Агнус победит Грида во время своего дебюта, последствия будут непредсказуемы. Особенно те, которые будут связаны с дальнейшим прогрессом самого Агнуса, чего так сильно опасался Бог Войны.

Но, к сожалению, никто так и не смог выполнить команду Ареса. Причина крылась в армии скелетов, которую вызвали и контролировали Бессмертные. В частности, самым большим бельмом на глазу был Верадин. Его рыцарь смерти был не таким разрушительным, как рыцарь смерти Агнуса, но куда более техничным. Подрядчик Баала управлял двумя рыцарями смерти и личами одновременно, тогда как Верадин сосредоточился лишь на одном рыцаре смерти, максимизировав тем самым его силу.

И вот, Скотт больше не мог игнорировать растущую потерю войск, а потому решил попытаться изменить течение боя. Он вложил все свои силы в битву с Верадином, заставив последнего нахмуриться и пробормотать:

— Как же всё-таки неприятно видеть твой безвкусный ID.

— На свой посмотри!

Бу-ду-дум!

Дзын-н-нь!

Мечи рыцаря смерти Верадина и Скотта несколько раз столкнулись в воздухе, из-за чего подопечный Ареса вынужден был слегка отступить назад. Рыцарь смерти постепенно восстанавливался благодаря магической силе Верадина, в то время как Скотт не мог преодолеть ограничения Выносливости игрока.

Именно так обстояла ситуация на текущий момент. Сила Агнуса оказалась настолько подавляющей, что в кризисе оказалась не только армия Ареса, но и Грид с лучшими членами своей гильдии.