Глaва 1078.

Опция "Закладки" ()

 

У большинcтва инцидeнтов в «Satisfy» были свидетели. Pазработчики и модераторы? Hет, простые игроки. Поскольку в игре насчитывалось больше двух миллиардов пользователей, они были рассредоточены по всей «Satisfy». При этом каждый из них так или иначе влиял на судьбу этого мира, прямо или косвенно переживая различные истории, происходящие в каждом уголке континента.

Не исключением был и этот случай. Императорский дворец считался одним из крупнейших сооружений на Западном Континенте, а потому среди нескольких тысяч стражников и прислуги тоже встречались игроки. Tакже заинтересовались потрясениями, которые происходили во дворце, те игроки, которые обладали навыками невидимости и маскировки.

A затем все они стали свидетелями появления 4-го принца Идана. Источник нынешнего хаоса и предатель бродил по дворцу и без разбора убивал имперских стражников. Затем он проник в тронный зал, откуда спустя несколько минут донеслись крики и шум.

Затаив дыхание, заинтересованные игроки подошли к залу. Вероятность быть изгнанными из дворца, а то и вовсе умереть, близилась к 99,9%, но они попросту не могли упустить возможность узнать подробности разгоревшегося скандала. И топ-игроки в особенности хорошо знали, насколько ценна информация. Они хотели подслушать разговор императора с принцем, даже если это ставило под угрозу их собственные жизни.

– …  Потому, что я был сыном наложницы? Нет, не поэтому. Разве твоя мать не была в точно таком же положении? Так почему? Возможно потому, что в моих жилах не течёт кровь Арии, которую ты любил?

– Кгм… кажется, это настоящие семейные разборки.

Впрочем, даже такая информация была довольно хорошей. Продажа данного материала в СMИ стала бы хорошим источником дохода. Некоторые преимущества могло принести и уведомление о происходящем рыцарей императрицы, которые наверняка бы щедро вознаградили их. Таким образом, некоторые из них продолжали старательно начищать окна у входа в тронный зал, а кто-то остался прятаться в тени. Так прошло ещё несколько минут, пока до их ушей не донеслись чьи-то шаги.

Топ. Топ. Топ.

Эти шаги были одновременно и спокойными, и… какими-то жуткими. Какой человек стал бы идти по окровавленному и заваленному трупами стражников коридору так медленно? Особенно приближаясь к эпицентру событий – тронному залу. Игроки тут же насторожились, поняв, что владелец шагов был далеко не обычным человеком.

Однако все их попытки остаться незамеченными оказались напрасными. Как только гроссмейстер Зикфректор оказался в их поле видения, магия, навыки и даже волшебные амулеты попросту прекратили своё функционирование.

Вы не способны обмануть чувства цели.

Навык «Маскировка» был принудительно деактивирован.

Цель уловила Ваши намерения!

Навык «Незаметность» был принудительно деактивирован.

Цель обнаружила Вашу магическую силу!

Уникальное заклинание «Xамелеон» было автоматически развеяно.

Словно обнажённые, игроки в ужасе попятились назад. Как муравьи, волей случая оказавшиеся на обочине дороги, они чувствовали бесконечное чувство беспомощности перед гроссмейстером, который не удосужился даже взглянуть на них.

Топ. Топ.

Полностью проигнорировав каждого из присутствующих, Зикфректор так же спокойно и медленно вошёл в тронный зал.

– Что, чёрт побери, это было?

– …

Так или иначе, они выжили, а потому, тяжело вздохнув, снова прислонились к двери. Почему гроссмейстер решил вмешаться в эту эпическую семейную разборку? Их любопытство выросло до крайности, как вдруг…

– Бегите! Сейчас же! – раздалось чьё-то шипение. Удивлённые игроки обернулись и увидели знакомое лицо. Это был Зибал — один из сильнейших игроков и подчиненный Идана. А следом за ним в коридоре появилась целая толпа рыцарей в красных доспехах.

– Красные Рыцари! – тут же встрепенулись игроки. Они боялись даже представить, чем грозит обернуться текущая ситуация, а потому использовали все виды навыков, чтобы убежать. Тем не менее, по сравнению с рыцарями из первой десятки, даже высокоранговые игроки были слишком медленными.

– Чёрт… – тихо выругался Зибал, после чего вытащил свой меч. Удивительно, но он определённо собирался убить игроков. Однако не успел он это сделать, как один из рыцарей обнажил свой собственный клинок и заблокировал меч Зибала. И эту девушку-рыцаря звали Сьюзен. Она была двоюродной сестрой легендарного рыцаря Мерседес и членом Новых Красных Рыцарей, образованных императором и обученных самим гроссмейстером.

– Eсли ты их убьёшь, они воскреснут. Лучше посадить их в тюрьму. Мы не должны допустить, чтобы всё услышанное и увиденное ими просочилось за эти стены, – проговорила Сьюзен. У девушки было такое же красивое лицо, как и у Мерседес, но вот её выражение и тон были просто ледяными.

Но что ещё хуже, эти ледяные глаза, казалось, вот-вот пронзят Зибала насквозь.

– Господин Зибал. Ты знал это, а потому намеренно пытался их убить?

Зибал чувствовал себя так, будто лишь один взгляд в эти ледяные глаза превратит его в сосульку. Итак, сглотнув и нервно улыбнувшись, он поспешно проговорил:

– Нет, конечно. Просто я не подумал.

После этого он вскользь посмотрел на игроков. Люди, стоящие на коленях перед рыцарями, были обречены попасть тюрьму на куда больший срок, чем полагалось при обычных преступлениях. Находясь за решёткой, они впустую потратят время и отстанут от других. Некоторым, возможно, и вовсе придётся отказаться от звания топ-игроки.

«Чёрт».

С каких пор он стал беспокоиться о других? Ответа на этот вопрос у Зибала не было. Тем не менее, он всё равно чувствовал, как нехорошо у него на душе.

Идан был объявлен предателем и рисковал потерять абсолютно всё. Зибалу неоднократно представлялась возможность бросить его и перейти на сторону императора. И всё же Зибал не стал делать этого. Решив остаться с предателем, он поставил под угрозу всю свою карьеру. Но почему же он сделал это? Он рассчитывал, что в случае успеха Идан передаст ему право собственности на волшебную машину?

И да, и нет. Зибал служил Идану в течение нескольких лет, оказав принцу множество услуг. Будучи управляющим одной из машин, Зибал был для Идана особенным человеком. Когда Зибал бросился на помощь Хакенскому Королевству, Идан лишь поблагодарил его за то, что он открыл миру истинную силу древних артефактов.

Он не стал наказывать Зибала. Кроме того, у Зибала было множество приятных воспоминаний о времени, проведённом в компании других всадников. И как после всего этого он мог бросить их? Для нынешнего Зибала нечто подобное было просто невозможно. Однажды он уже терял абсолютно всё, а потому знал ценность товарищества и дружбы.

«Эх. Надеюсь, всё пройдёт хорошо», – покачал головой Зибал, с тревогой глядя на мелькавшую сквозь наполовину-открытую дверь спину Идана.

Да, Идан воспользовался поддержкой гроссмейстера, но… в этом-то и заключалась основная проблема. Гроссмейстеру нельзя было доверять. В особенности после того, как он только что предал нынешнего императора.

«Мало ли что ему завтра взбредёт в голову?».

Текущие отношения между Иданом и Зикфректором следовало охарактеризовать как вынужденные. Идан хотел стать императором, и гроссмейстер решил помочь ему, потому что он мог с этого кое-что получить. Не было никакой гарантии, что гроссмейстер останется на стороне Идана после того, как получит всё, что хотел.

«Уф-ф… Теперь мне придётся иметь дело с этим ублюдком».

На самом деле Зибал знал, что Идана ждёт только один конец. Причём весьма трагичный. Причина тому была весьма логичной. Пусть Идан и не был сумасшедшим, но он уже давно потерял связь с реальностью. Если бы не активные действия его матери, в его голове никогда бы не поселилась мысль о том, что он может стать императором. Тем не менее, после всего, что она для него сделала, он публично оскорбил её и направил свой клинок на отца. Его злодеяния принесли множество страданий другим людям, сделав из него человека, исправить которого сможет лишь могила.

«Нет, это знает только господь бог. Возможно, всё образуется», – помолился Зибал. Он надеялся, что Идан получит то, что хочет и успокоится.

Возможно, даже исправит весь тот хаос, что сам и учинил.

«Про меня тоже не забудь. Мне вполне хватит волшебной машины и герцогского титула».

***

– Я назначаю 4-го принца Идана новым императором. Доказательством квалификации для замены императора является меч императора-основателя Сахарана.

– …

В тронном зале повисла тишина. Люди были ошеломлены абсурдным заявлением гроссмейстера.

Первым пришёл в себя герцог Гренхаль.

– Зикфректор! Закон гласит, что император сам решает, кто станет его преемником! Ты не имеешь права ни назначать, ни снимать с должностей императоров!

– Тебе не хватает осведомлённости. Я уже представил меч первого императора как доказательство компетенции Идана. Или тебе не известно, что этого достаточно для избрания нового императора? – небрежно ответил гроссмейстер. Настолько небрежно, будто всё происходящее вгоняло его в глубокую скуку.

– Откуда такая информация? Впервые слышу, чтобы меч императора-основателя наделял кого-то властью! К тому же, ты ещё не доказал, что это меч императора-основателя! – вскинулся Морс.

– Возможно, ты и слышишь впервые, но кое-кто другой – нет, – бросив взгляд на Хуандера, произнёс Зикфректор, – Тебе же известно значение этого клинка, верно?

– …

– Ваше Величество!

Император молчал, от чего герцогам стало совсем не по себе. Это молчание могло означать лишь одно – согласие.

– Если мои потомки не выполнят обещание, ты можешь в любое время забрать трон.

– …?

– Это предсмертные слова Сахарана, оставленные им всем последующим правителям Сахаранской Империи.

– Что…? Что это значит? – пробормотал Бэйн. Почему император-основатель сказал это? И о каком именно обещании шла речь? Нет… неужели… Неужели это было сказано гроссмейстеру? Сколько тысяч лет он существовал…?

Впрочем, самому гроссмейстеру было совершенно наплевать на их растерянность. Глядя исключительно на императора, он продолжил говорить:

– Хуандер. Ты не сделал того, что должен был.

– …

– Ты несколько раз проигнорировал мои предупреждения и отвернулся от Бездны.

И вот…

– Прости, – наконец-то заговорил до сих пор молчавший император, – Но ты ведь тоже ничего не объяснил. Ты даже не дал мне должного предупреждения. Ты лишь порекомендовал мне исследовать Бездну и бездействовал каждый раз, когда я откладывал это. Разве не следовало сказать об этом прямо? Я не знал, что обещание между тобой и моим предком связано с Бездной. За эти годы многие вещи были потеряны и забыты!

– Всё-таки ты обычный, невежественный мечтатель, – произнёс гроссмейстер, взгляд которого впервые за долгое время изменился.

Теперь это был сочувствующий взгляд, словно перед ним стояло какое-то поистине жалкое существо.

– Ты отвернулся от того места, за которое обязан был отвечать ещё в тот самый момент, когда стал императором.

С этими словами гроссмейстер сделал шаг вперед.

– Ты даже не пытался понять, что это за обещание.

Шаг.

Ещё шаг.

– Вместо того, чтобы признаться в невнимательности и нежелании исполнять свои обязанности, ты перекладываешь ответственность на других.

Ещё один шаг.

Гроссмейстер сделал всего три шага, но оказался прямо перед императором. Складывалось такое ощущение, будто само пространство сложилось.

– Ты – самый некомпетентный и эгоистичный из всех императоров. Ты использовал оправдание в виде потери своей любимой женщины, но при этом ты с самого начала был некомпетентным и скучным. С другой стороны… – безжалостно проговорил гроссмейстер, после чего перевёл свой взгляд на Идана и добавил, – У твоего сына есть одна очень хорошая черта. Он заметил то, чего я хотел после посещения Бездны, и предложил сделку. Мне показалось, будто я увидел второе пришествие Сахарана. Впервые за долгое время я по-настоящему обрадовался.

С этими словами гроссмейстер постучал пальцем по лезвию клинка Сахарана, из которого тут же хлынуло гигантское количество энергии, окрасив тронный зал в красный цвет.

И это свечение было настолько мощным, что его увидела даже группа Грида, только-только прибывшая на окраину Титана.

Оставить комментарий