Глава 1000. Бремя

– Я знаю.

– Как говорит пословица: «Выше неба есть небо, так и у людей, всегда есть кто-то выше ».

– Конечно, в моём поколении в Регионе Восточного Моря я в самом деле не считаюсь слабым.

– Но в Святой Земле Воинственности определённо есть множество людей получше меня, будучи в том же поколении. В сравнении с ними, я в самом деле не такой сильный, – ответил Чу Фэн.

– Неправильно. Абсолютно неправильно. В Регионе Восточного Моря, или Святой Земле Воинственности, любая из них только часть этого мира. Разница только снаружи или внутри. Что есть люди по сравнению с тобой? – однако, услышав слова Чу Фэна, старая обезьяна выглядела очень взволнованной. Она посмотрела на Чу Фэна и начала ругаться яростным тоном: – У тебя в твоём теле есть девятицветная Божественная Молния – она была дана тебе твоим отцом.

– В твоём теле даже запечатан Мировой Дух из Духовного Мира Асуры – это дано тебе твоей матерью.

– И прямо сейчас, их благородная кровь течёт в твоих венах, и всё же ты сравниваешь себя с мусором из этого мира? И ты смеешь сказать, что ты не слаб?

– Ты не просто до жалкого слаб в развитии, ты до жалкого слаб в знаниях. Чу Фэн, ты на самом деле настолько слаб, что ты полностью провалился. Ты не только опозорил имя твоей семьи, ты также опозорил имя своих родителей.

Слова старой обезьяны ошеломили Чу Фэна и заморозили его. Несмотря на то, что его слова были брошены Чу Фэну из-за его слабости, он одновременно давал ему и кое-какую информацию.

Его девятицветная Божественная Молния была дана его отцом, и Яичко, ужасающий Мировой Дух, была дана его матерью. Судя по голосу старой обезьяны, который был обижен и разочарован, Чу Фэн мог сказать, что его отец и мать были абсолютно точно не обычными людьми. Они наверняка были очень впечатляющими, потому что в её голосе была тень уважения.

Старая обезьяна была Боевым Императором – в этом не было сомнений. Что касалось человека, который мог вызвать столько уважения у этой обезьяны… Это было просто невообразимо.

Хотя его сердце было потрясено, Чу Фэн не вставлял замечаний. Он молча ждал, когда старая обезьяна выдаст еще больше информации. Только когда она не захочет раскрывать ему ещё больше, он сможет проанализировал информацию.

– Аа… – после того, как она яростно выругалась, настроение старой обезьяны стало немного более спокойным. Когда она посмотрела на Чу Фэна, чьё лицо было безмятежным, и всё же глаза которого были наполнены тоской, она испустила ещё один долгий вздох и сказал: – Как говорят: «Если ты рядом с красным, ты станешь красным. Если ты рядом с чёрным, ты станешь чёрным». Ты находился в такой мусорной земле, а потому имеет смысл, что ты такой слабый. В конце концов, ты не принадлежишь этому месту.

– Не принадлежу этому месту? – сердце Чу Фэна забилось сильнее. Он не мог не спросить: – Тогда к чему я принадлежу?

– Ты пришёл из Внешнего Мира, – сказала старая обезьяна.

– Внешний Мир? – Чу Фэн был потрясён.

– Ааа, не важно. Поскольку тебе так сильно не хватает знаний, я сделаю исключение и расскажу об этом. Я позволю тебе знать, какое бремя ты носишь на своей спине, – сказала старая обезьяна.

– Твоя семья пришла из этого мира, но уже была забыта людьми этого мира, потому что твоя семья уже давно покинула этот мир. Однако, вне всяких сомнений, сила твоей семьи может вызвать восхищение у каждого в этом мире, включая многие силы в Святой Земле Воинственности.

– Что касается девятицветной Божественной Молнии в твоём теле, это символ твоей семьи. Это Наследственная Родословная, которой обладает только твоя семья. Это сила, которая позволяет тебе превосходить всех остальных в этом мире.

– Что касается твоего отца, он был гордостью семьи. Но, к сожалению, из-за твоего рождения, ты и твой отец были изгнаны. Вся честь твоего отца была стёрта. Можно даже сказать, что преступником, который это сделал, был ты, – сказала старая обезьяна с торжественностью.

– Что? Я лишил отца чести? – Чу Фэн снова был потрясён. Он не мог понять, что произошло. Однако, вспоминая прежнее отношение старой обезьяны, и вспоминая вещи, которые случились с ним, казалось, что Чу Фэн что-то понял.

Старая обезьяна сказала, что девятицветная Божественная Молния была силой родословной его семьи. Однако, Божественная Молния вошла в его тело только в возрасте десяти лет. Что также означает, что перед этим возрастом, в его теле не было силы какой-то Наследуемой Родословной. Даже сейчас он еще не полностью овладел силой родословной.

 

Это было достаточным доказательством «слабости», о которой старая обезьяна говорила прежде. Человек, который не мог овладеть даже своей собственной родословной. Человек, у которого даже не было силы родословной до десяти лет. Разве это была не слабость?

Потому, он спросил:

– Старший, это из-за меня? Это произошло из-за того, что я был слишком слабым, а потому моя семья прогнала меня и моего отца, потому мой отец лишился чести?

– Нет. Те, кто изгнал вас двоих, в самом деле была твоя семья, но тот, кто лишил твоего отца чести, это ты. Ты! Понимаешь? – старая обезьяна яростно заревела, когда указала на Чу Фэна. Это выглядело, как будто она смотрела на врага; в её глазах было даже немного ненависти.

В этот момент у Чу Фэна были чрезвычайно сложные эмоции в своём сердце. Неописуемая печаль хлынула из его сердца и наполнила каждый отдельный угол его тела. Это была эмоция, которую он никогда не испытывал раньше.

Чу Фэн очень давно осознал, что его семья была очень сильна. Он знал, что он очень давно разочаровал своего отца. Хотя он не видел его прежде, он сильно восхищался им.

Потому, он в поте лица работал над своим развитием. С одной стороны, это было ради самого себя. С другой стороны, чтобы заставить отца им гордиться. Заставить всю семью им гордиться. Он хотел, чтобы в момент воссоединения с семьёй, он позволил им узнать, что он не посрамил их.

Но на самом деле, он был тем, кто изгнал отца из их семьи. Он был даже тем, кто лишил отца чести. Это было на самом деле немного тяжело принять.

– Дерьмо, – когда Чу Фэн был ошеломлен, выражение старой обезьяны сильно изменилось. На самом деле, в его глаза появилась тень страха.

*хмм*

Внезапно, он пожелал, чтобы свет формации в гробу засветился. Она начала активироваться. Затем, она схватила Чу Фэна и бросила его в гроб. Она сказала:

– Оставайся здесь и не двигайся. Не важно, что происходит, не выходи. Позволь этой формации увести тебя.

Сказав это, старая обезьяна сдвинула крышку из Камня Основ и хотела запечатать Чу Фэна внутри.

Видя это, он поспешно остановил крышку, которой собирались закрыть его. Глядя на старую обезьяну, он спросил:

– Старший, что случилось?

– Не задавай лишних вопросов. Просто делай, что я говорю, – глаза старой обезьяны внезапно стали загадочными и мягкими. Была даже тень печали и тоски. Его тон также стал чрезвычайно тёплым, когда она сказала Чу Фэну: – Чу Фэн, ты должен помнить, что ты лишил своего отца чести. Однако, тот, кто может вернуть её, это тоже ты. Ты — его надежда.

– Надежда? – сердцебиение Чу Фэна было усилено, когда он услышал эти слова. В этот момент, казалось, что он понял что-то. Потому, он спросил снова: – Старший, когда я могу вернуться сюда? Какой уровень развития мне нужен, чтобы мой отец пожелал встретить меня?

Старая обезьяна немного заколебалась, услышав вопрос Чу Фэна. Затем, она сказала:

– Ты можешь вернуться, когда сам почувствуешь, что можешь.

*бах*

Потом, аккуратная сила вдавила Чу Фэна внутрь, и гроб полностью закрылся.

Оставить комментарий