Глава 1004. Решимость Чу Фэна

После того, как Чу Кунтун ушёл, земля вернулась к своему изначальному состоянию. Повсюду угольно-чёрная тьма и только кучка дров испускала слабый свет, освещая небольшую область.

*хмм*

Чу Сюаньюань слегка поднял свою руку и восстановил сломанный гроб. Раскуроченная могила также вернулась к своему идеальному состоянию.

– Старая Обезьяна, прости за неприятности, – сказал Чу Сюаньюань извиняющимся тоном, когда посмотрел на неё.

– Сюаньюань, ты всё ещё столь формален со мной? Это сущий пустяк. Если это поможет побудить Чу Фэна, тогда что с того, если я буду немного обижен? – сказала старая обезьяна с облегчением. Он был полностью готов пройти через всё это.

– Старая Обезьяна, я не говорю об этом. Просто… – когда Чу Сюаньюань смотрел на старую обезьяну, которая выглядела так, как будто была уже при смерти, печаль и самобичевание появились в его глазах. Он очень хорошо знал, каким сильным существом старая обезьяна была прежде.

– Аа, я готов сделать всё это. Кроме того, такие вещи, как развитие… Если оно может быть отобрано, оно также может быть возвращено. Прямо сейчас я просто немного ослаб. Рано или поздно, я смогу восстановиться, – старая обезьяна слегка улыбнулась, а затем сказала: – На самом деле, талант Чу Фэна не так уж плох. Невероятно уже то, что он смог так далеко зайти в Регионе Восточного Моря, которому сильно не хватает ресурсов развития. Кроме того, ты даже немного повлиял на его родословную.

– Страдания, которые он сейчас испытывает в развитие, не такие уж и большие, но это поможет заложить очень хорошую основу для его будущего. Но если быть честным, рост Чу Фэна лучше, чем я ожидал. Не только с точки зрения развития, но также с точки зрения личности.

– Все эти годы, я не мог оставаться на его стороне и защищать его, присматривать за ним, или вести его. О чём я беспокоился больше всего, было не то, как далеко в развитие он сможет зайти, но его характер. Но прямо сейчас, мои тревоги исчезли, потому что я узнал его характер. Он очень мужественный человек. Я чувствую большое облегчение, зная это, – Чу Сюаньюань улыбнулся с облегчённым лицом.

– Причина того, почему у Чу Фэна такая твёрдая натура, должна быть в том, что у него такой отец, как ты, не так ли? В конце концов, он твой сын.

– Но прямо сейчас, Чу Фэн отправился в Святую Землю Воинственности. Он, с этим развитием, как маленькая рыбка, которая попала в большой океан. Даже если его способности необычайные, и у него есть родословная, которая превосходит остальных, он ещё не вырос.

– В этом месте может случиться все, что угодно. Как отец, ты совсем не беспокоишься? – спросила старая обезьяна.

– Беспокоюсь. Как я могу не беспокоиться? Но что я могу сделать с этим? Я не могу заставлять его остаться здесь и превратить его в бесполезного человека, а затем заставить его умереть от старости, верно? В таком случае, почему бы просто не позволить ему идти? Как минимум, он всё же сможет увидеть волнующий мир снаружи, – сказал Чу Сюаньюань весьма беспомощно.

– На самом деле, о чём я беспокоюсь больше всего, на самом деле не посторонние, а напротив, те, кто из семьи Чу. Хотя они, в принципе, не будут вмешиваться в дела этого мира, они всё ещё посылают людей, чтобы следить за ним.

– Ты проделал некоторые манипуляции с родословной Чу Фэна, а потому, сила, которой он владеет, будет выглядеть отличной от родословной твоей семьи Чу. Хотя это будет выглядеть по-другому, всегда будет сходство.

– Чу Фэн не связан этим местом. Пока он благополучно развивается, рано или поздно, его имя распространится по всему миру. Если те, у кого есть определенные конфликты с твоей семьёй Чу, услышат о его достижениях, неизбежно возникнут подозрения.

– Потому я и убеждал тебя изменить имя Чу Фэна, когда ты заставил этого человека из Региона Восточного Моря забрать его, – сказала старая обезьяна.

– Не важно, как относится ко мне семья Чу, мы всё ещё родственники. Фамилия не может быть изменена.

– Что касается его имени, оно было выбрано его матерью, а потому оно совершенно точно не может быть изменено.

– Кроме того, этот мир большой. Там бесчисленное количество людей с таким же именем. Если Чу Фэн на самом деле попадёт в беду только из-за своего имени, тогда можно будет сказать, что такова судьба.

– Дорога развития никогда не была простым путём. Как его отец, я определённо беспокоюсь о его безопасности. Я не хочу, чтобы он получал какой-то урон, и я надеюсь, что он сможет избежать опасности.

– Однако, ради его будущего, я не стану защищать его. Я на самом деле надеюсь, что он сможет столкнуться с некоторыми опасностями в одиночку.

– Есть вещи, которые должны быть испытаны лично, такие как скорбь. Опыт есть нечто более ценное, чем ресурсы развития.

– Какой известный эксперт в этом мире не прошёл через миллион проблем, и не прошёл через врата ада бесчисленное количество раз?

– По сравнению с Внешним Миром, этот мир словно теплица. Если я, Чу Сюаньюань, имею сына, который не может развиваться даже в таком месте, как это, тогда это означает только то, что он не достоин быть моим сыном, – отеческая благосклонность в глазах Чу Сюаньюаня исчезла, и заменой ей была свирепость – беспощадная свирепость.

– Аа… – старая обезьяна не сказала ничего больше. Она испустила долгий вздох, когда почувствовала сложные эмоции.

В то же время, Чу Фэн пробудился. Он обнаружил, что он покинул гроб и попал в туннель.

Внутри туннеля тело Чу Фэна потеряло контроль. Он мог двигаться лишь вместе с потоком и продвигаться вперёд с неописуемо быстрой скоростью.

Он знал, что он на верном пути. Этот туннель был истинный Небесным Путём, настоящим путём, который вёл в Святую Землю Воинственности.

Но в этот момент, Чу Фэн ощущал чрезвычайно сложные эмоции. Он запомнил всё, что прежде произошло на его глазах. Он даже не мог быть уверен, была ли старая обезьяна в безопасности, и был ли его отец также унижен.

Чу Фэн не винил своего отца, и не винил старую обезьяну. Он мог видеть по тому, что произошло, как жили его отец и старая обезьяна.

Чу Фэн мог лишь догадываться, что его отец довольно многое сделал для него. Могила была его, но это было прикрытие. Вероятно, это была ложь, которую его отец создал, чтобы заставить всех в его семье поверить, что «Чу Фэн» умер. Целью было вынести Чу Фэна из этой земли.

Эта земля была вредна. В противном случае, развитие старой обезьяны и его отца не упали бы. Его отец был не только изгнан из его семьи, он и обезьяна терпели болезненные пытки.

Чу Фэн не знал, что случилось в его семье; однако, он был уверен, что у его родителей не все так хорошо, как минимум, его отец точно не был в порядке.

Судя по словам старой обезьяны, Чу Фэн знал, что была причина, почему его отец действовал таким путём, и эта причина имела отношение к нему. Можно было даже сказать, что он, Чу Фэн, навредил своему отцу и привёл его в такое состояние.

Потому, Чу Фэн ощущал ответственность. Он чувствовал на себе ответственность, настолько, что почти желал умереть.

– Чу Фэн, не держи бремя в своем сердце. Не важно, что случилось, ты не мог ничего с этим поделать. То, что случилось, уже стало реальностью. Не важно, кто это, никто не в силах изменить прошлое.

– Однако, ты можешь изменить будущее. Разве эта старая обезьяна не сказала тебе то же самое? Тем, кто лишил твоего отца чести, был ты, но человек, который может вернуть честь твоему отцу, тоже ты. Ты должен понимать, сколь многого они ожидают от тебя, –утешала Яичко, когда она ощущала меланхоличное настроение Чу Фэна.

– Я не разочарую их ожиданий. Я не только верну честь, которую мой отец потерял, я заставлю тех, кто наступил на честь моего отца, заплатить сполна. Даже если они моя семья, я не пожалею их.

Ярости вспыхнула в глазах Чу Фэна. Это выражение было очень похоже на то, какое было у его отца прежде, однако, оно немного отличалось. Такого вида ярость была намного более основательной.

Потому что это было решимостью Чу Фэна.

Оставить комментарий