Глава 1026. Не оставляй ни единого зёрнышка.

– Какой ублюдок это сделал? – униженный подобным образом, Шэнь Лан стал чрезвычайно злым. Он поднял голову и закричал на толпу.

*свист*

Однако, кто бы мог подумать, что еще до того, как он закончит говорить, в него прилетит тарелка.

*лязг*

Эта тарелка не только врезалась в лицо Шэнь Лана и разбилась на кусочки, она даже окрасила кровью лицо Шэнь Лана. Даже его нос был сломан этой тарелкой. Вот так запросто весьма красивый мужчина был изуродован.

– Небеса, что это? – в этот момент все обнаружили человека, который атаковал. Особенно это касалось Ли Лэйя, который стоял рядом с Чу Фэном, его глаза были широко открыты и он потерял дар речи. Он стоял здесь с отупевшим взглядом, потрясение на его лице было абсолютно очевидным.

Все присутствующие были потрясены. Это было потому, что все они знали Шэнь Лана и знали, кем он был. Нужно знать, что он был хорошо известным первоклассным гением, родом из Региона Южного Моря. Однако, что касалось Чу Фэна, ни один человек не знал, кем он был.

Однако, атака, которую продемонстрировал Чу Фэн ранее, была очень аккуратной и точной. Можно было даже сказать, что его атака была безжалостной. Это заставило всех осознать, что Чу Фэн был чрезвычайно сильным персонажем.

Однако, несмотря на это, свирепость Шэнь Лана была вырезана глубоко в их сердцах. Потому, независимо от того, кем был Чу Фэн, когда они думали о том, что он сделал раньше и вспоминали, как Шэнь Лан был поражён им, все почувствовали, что произошедшее было немыслимым.

Именно в этот момент, когда все были ошарашены, Чу Фэн посмотрел на Шэнь Лана, который был брошен на землю, с лицом, покрытым кровью и в очень плачевном состоянии. Он сказал:

– Когда я ем, ты, кусок дерьма, должен быть тихим. Если ты еще хоть раз посмеешь тяфкнуть, я отрежу тебе язык.

Сказав эти слова, Чу Фэн действовал, как будто ничего не случилось и сев обратно, взял свою чашу и палочки для еды, продолжив наслаждаться едой, не обращая ни на кого внимания. Как будто намеренно пытаясь разозлить Шэнь Лана, Чу Фэн начал громко чавкать во время еды. Он издавал такие громкие звуки, что вытерпеть было весьма сложно. Можно было сказать, что это было нестерпимо громко.

Однако, несмотря на это, никто не посмел сказать что-то против. На самом деле, в этот самый момент, все были ошеломлены и тупо смотрели на Чу Фэна, вкушающего свою пищу. На их лицах отражались одновременно удивление и испуг.

Только после долгого промежутка времени Шэнь Лан смог отреагировать. Он встал и прикоснулся к щеке. После того, как он увидел, что его рука оказалась покрытой кровью, Шэнь Лан пришел в такую ярость, что начал трястись.

Однако, он не стал спорить и лишь указал на Чу Фэна со словами:

– У тебя есть яйца, ты, мразь, жди меня здесь.

После того, как он закончил говорить, Шэнь Лан выбежал из столовой. Можно было сказать, что эта сцена удивила всех присутствующих. В конце концов, Шэнь Лан был хорошо известен, как чрезвычайно свирепый человек в Регионе Южного Моря. Действия, которые он совершил сегодня, можно сказать, соответствовали его статусу.

Однако, если нужно было сказать, что действия Шэнь Лана были неожиданными, тогда его следующее действие стало еще более неожиданным. Это было настолько сильно, что некоторые люди начали смотреть на него свысока.

Шэнь Лан покинул столовую лишь ненадолго, прежде чем вернулся. Однако, когда он вернулся, он привёл с собой пожилого человека. Это был старейшина Южного Леса Бирюзового Дерева. Оказалось, что Шэнь Лан на самом деле убежал, чтобы пожаловаться старейшине.

– Кто побил его? – когда этот старейшина вошёл, на его лице было чрезвычайно внушительное выражение. Он указал на Шэнь Лана, чьё лицо было окровавлено, и строго спросил.

В этот момент, никто из присутствующих не сказал ни слова, медленно опустив свои головы. Никто не смел отвечать. В то же время, ни один из них не смел взглянуть на Чу Фэна. Они все боялись, что если они сообщат о Чу Фэне, как о виновном, тогда Чу Фэн нанесет им ответный удар. Трусость и слабость были продемонстрированы этими людьми.

– Я тот, кто побил его, – однако, хотя никто не смел ничего говорить, Чу Фэн по своей воле встал и спокойно признался в этом.

После того, как Чу Фэн встал, этот старейшина выпустил своё сознание. Оно полностью покрыло Чу Фэна. Он хотел выяснить развитие Чу Фэна. Однако, он был всего лишь Боевым Владыкой пятого ранга, как могло быть возможно для него определить развитие Чу Фэна?

Хотя он не сумел определить развитие Чу Фэна, глаза этого престарелого человека по-прежнему сияли. Он понял, что Чу Фэн не был обычным человеком. По крайней мере, по сравнению со всеми присутствующими здесь, Чу Фэн был чрезвычайно выдающимся. Это касалось не только его развития, но и методов, с помощью которых он вел свои дела. Способность оставаться спокойным даже перед лицом смерти, такой спокойный взгляд, подобным никто из присутствующих не обладал.

 

Потому, этот старейшина не стал ничего делать Чу Фэну. Вместо этого он спокойно спросил:

– Почему ты побил его?

– Ранее, когда мы ели, он решил преподать кое-кому урок, потому что он был слишком шумным во время еды, и заставил этого человека есть еду, которая упала на землю. Я не мог сидеть сложа руки и смотреть, как он делает подобные вещи. Потому, я вмешался и преподал ему урок, – Чу Фэн указал на человека, который стоял на коленях, и был весь в слезах, пока объяснял, что произошло.

– Случилась подобное? – после того, как он услышал слова Чу Фэна, этот старейшина посмотрел на Шэнь Лана.

– Я… Это… – Шэнь Лан занервничал. Он не знал, как ответить.

*тыщ*

Именно в этот момент этот старейшина махнул своей рукой и отвесил Шэнь Лану смачную пощечину.

Эта пощёчина была далеко не слабой. Это стало причиной того, что Шэнь Лан сделал разворот на 180 градусов, перед тем как издать звук «пуу», и упасть на землю. Шэнь Лан положил одну руку на место удара и посмотрел на старейшину, ударившего его, ошалелым взглядом. Он хотел было выругаться, но не посмел.

– Виноватый на самом деле взывал к справедливости. Ты смеешь совершать подобное, но не смеешь признать этого. У тебя есть способность вызывать проблемы, но нет способности брать на себя ответственность. Ты не более, чем мусор, – старейшина указал на Шэнь лана, который был на полу. После того, как он сказал эти слова в чрезвычайно яростной манере, он махнул своим рукавом, развернулся, и ушел.

Что касалось Шэнь Лана, он не смел больше ничего говорить. Он встал, не собираясь здесь больше оставаться, и уже приготовился уйти.

– Стой, – однако, кто бы мог подумал, что именно в этот момент Чу Фэн злобно закричит на него.

– Что… Что ты собираешься делать? – с тем, как обстояли дела, Шэнь Лан уже успел понять, что Чу Фэн был далеко не обычным человеком. Даже старейшина поддержал Чу Фэна. Потому, как бы он осмелился что-то сделать Чу Фэну? Потому, когда он услышал рассерженный голос Чу Фэна, он уже начал ощущать страх.

– Прежде чем уйти, съешь все, что оказалось на земле. Если ты посмеешь оставить хоть одну рисинку, я буду бить тебя по голове до тех пор, пока она не станет кашей, – после того, как Чу Фэн равнодушно сказал эти слова, он перестал обращать внимание на Шэнь Лана, сел обратно и продолжил свою трапезу.

Видя столь спокойного и удовлетворённого Чу Фэна, Шэнь Лан колебался долгое время. Однако, в конце концов, он не посмел идти к выходу. Вместо этого, он вернулся к столу, который был разрушен ранее, и поднял всю еду с пола. Затем, со скоростью шторма, который увлекал за собой все облака, он начал объедаться.

Скорость поглощения пищи была чрезвычайно быстрой. В мгновение ока он проглотил всю еду, которая была на земле. После того, как он закончил есть, он вытер свой рот, яростно прошелся взглядом по всем людям, которые здесь присутствовали, и яростно закричал:

– На что вы, черт вас подери, смотрите? Никогда раньше не видели, как кто-то ест?

После того, как он закончил говорить эти слова, Шэнь Лан развернулся и поспешно вышел из столовой.

После того, как он увидел, что Шэнь Лан ушёл, Ли Лэй немедленно подбежал к месту, где Шэнь Лан только что ел. После того, как он внимательно проверил это место, он начал смеяться во всю мощь лёгких. Более того, чем больше он смеялся, тем счастливее он становился. Пока он громко смеялся, он бросился к Чу Фэну и сказал:

– Брат Чу Фэн, ты удивительный. Шэнь Лан действительно съел всё до последней рисинки, и не оставил ни единой крошки.

– Хе, – услышав слова Ли Лэя, Чу Фэн слегка усмехнулся. После того, как он вытер жир со своего рта, Чу Фэн сказал: – Все, больше нет нужды поражаться. Если вы не продолжите свою трапезу, ваша еда остынет.

После того, как он закончил говорить, Чу Фэн подошёл к тому человеку, над которым ранее издевался Шэнь Лан. Он взял этого человека за руку и поддержал его. Только затем он обернулся к выходу из столовой и пошёл к нему. Видя это, Ли Лэй немедленно подбежал и последовал за ним.

После того, как Чу Фэн и Ли Лэй ушли, все начали смотреть друг на друга. Только тогда они сели обратно и продолжили есть. Однако, время от времени, находился кто-нибудь, кто бросал свой взгляд в направлении, в котором Чу Фэн ушёл, со взглядом, полным восхищения.

Оставить комментарий