Глава 1030. Яростный Чу Фэн.

– С-стоп, – Чу Фэн совсем недолго бил Хан Ши, когда внезапно прозвучал суровый крик.

Услышав этот суровый крик, Чу Фэн моментально остановил свою руку и посмотрел в сторону источника голоса. Пять старейшин появились на площади.

Развитие этих пяти старейшин было не слабым. Они все были Боевыми Королями. Двое из них были Боевыми Королями первого ранга, и другие два были Боевыми Королями третьего ранга. Что касалось ведущего их, старейшины с чёрными волосами, он был Боевым Королём третьего ранга.

Хотя их развитие не было слабым, выражения на их лицах были неприглядными. В этот момент можно было сказать, что их лица были наполнены злостью. Судя по их взглядам, у них руки чесались от желания убить Чу Фэна. Более того, двое из них даже иногда кидали взгляды, полные сострадания, на Хан Ши, который лежал перед Чу Фэном.

Такие внезапные изменения заставили Чу Фэна ощутить, что эти пять старейшин были либо из семьи Хан, либо были как-то связаны с Хан Ши. Что касалось Чу Фэна, он полагал, что они, наиболее вероятно, были из семьи Хан.

Чу Фэн также обнаружил, что там было трое мужчин, следующих старейшинами. Эти мужчины были сообщниками Хан Ши. Когда Хан Ши ранее был избит, трое из них ничего не сказали, и ничего не сделали. Вместо этого они тихо покинули это место. Как оказалось, они пошли просить помощи у старейшин.

– О… – как и следовало ожидать, когда Хан Ши увидел этих старейшин, казалось, будто он только что увидел своих спасителей. Ошеломив всех, он поднялся и упал перед чёрноволосым старейшиной. Со слезами, наполнившими его глаза и мычанием из-за сломанной челюсти, он пытался попросить о помощи.

Видя сильно избитого Хан Ши, у которого даже челюсть была сломана Чу Фэном, этот чёрноволосый старейшина пришёл в чрезвычайную ярость. Он указал на Чу Фэна и заругался:

– Почему ты побил его? Где, ты думаешь, ты находишься?

– Почему я побил его? Вы должны сперва спросить его об этом, – Чу Фэн знал, что они пришли с недобрыми намерениями и, вероятно, не позволят ему уйти. Потому, тон, который он использовал, когда отвечал им, был вовсе не дружелюбным.

– Наглец! Естественно, я спрошу его позже. Однако, сейчас я спрашиваю тебя. Тебе лучше честно ответить на мой вопрос. В противном случае, ты должен знать, что бессмысленное избиение парня ученика – это серьёзное преступление, – закричал чёрноволосый старейшина с крайне мерзким отношением.

– Средь бела дня перед всеми этими людьми, этот Хан Ши решил напасть на товарища ученицу и попытаться ее изнасиловать. Я не мог сидеть и смотреть, как он делает такую вещь, и потому действовал, чтобы остановить его, – ответил Чу Фэн.

– Напасть и изнасиловать ученицу? Кто был свидетелем этого дела, о котором ты говоришь? – мечевидные брови старейшины приподнялись. И сверкнув глазами, он прошелся взглядом по толпе.

Видя этот чрезвычайно угрожающий взгляд, толпа, естественно, начала отводить глаза. Не только не нашлось никого достаточно смелого, чтобы что-то сказать, они даже молча потрясли своими головами, чтобы показать, что ни о чем подобном не знают.

– Жертва лежит там, вы все ослепли, или что? – видя реакцию толпы, Чу Фэн сердито указан на Шэнь Хун, которая неподалеку лежала на земле, прикрывшаяся одеждой, которую он дал ей.

Видя Шэнь Хун, брови этого старейшины нахмурились еще сильнее. В конце концов, трагичное состояние Шэнь Хун сейчас было чем-то, что все могли засвидетельствовать. Она действительно подверглась нападению и была унижена.

Однако, этот чёрноволосый старейшина не был особо взволнован этим. Вместо этого он подошёл к Шэнь Хун и сказал чрезвычайно угрожающим голосом:

– То, что он сказал, это правда? Это Хан Ши напал на тебя? Ты должна честно ответить мне. Если ты посмеешь оклеветать его, ты должна знать, что это преступление, которое карается смертью. Наш Южный Лес Бирюзового Дерева не будет держать учеников с плохими моральными качествами.

Тон его речи был чрезвычайно тяжёлым. Он даже содержал в себе убийственное намерение. Угроза в его словах была слишком очевидна. Однако, ни один человек не смел ничего сказать об этом. На данный момент практически все могли сказать, что эти старейшины были людьми семьи Хан. Причина того, почему они пришли в это место была в том, чтобы отомстить за Хан Ши и поставить Чу Фэна на место. Если кто-то осмелиться заступиться за Чу Фэна, они определённо будут под угрозой смерти.

 

Под давлением старейшины, Шэнь Хун подняла свою голову и посмотрела на Хан Ши, а затем посмотрела на Чу Фэна, который помог ей. В конце концов, она ничего не сказала. Вместо этого, она опустила свою голову и покачала ей.

– Ты…

Видя, что Шэнь Хун покачала головой, злость Чу Фэна взлетела до небес. Если бы он не заступился за неё, как могло быть возможно, что он попадет в такую передрягу? Чу Фэн добровольно решил помочь ей, и не ожидал, что Шэнь Хун так ему отплатит. Вместо помощи, Хан Ши фактически ударила в спину.

– Хмм, у тебя еще есть что сказать? Ты не только побил товарища ученика, ты даже осмелился его оклеветать. С этими двумя преступлениями, я уже могу забрать твою собачью жизнь, – видя, что Шэнь Хун решила подчиниться, чёрноволосый старейшина немедленно стал безжалостным после того, как узнал «истину». Он указал на Чу Фэна и громко закричал. В то же время, он начал выпускать сильное убийственное намерение.

– Шэнь Хун, Шэнь Лан, у вас, брата и сестры, действительно есть смелость. Вас запугивают, а вы даже признать этого не можете? Вы хотите оставаться трусами всю свою жизнь? Вы хотите, чтобы вас всю оставшуюся жизнь смешивали с грязью? Вы все, вы пришли в Святую Землю Воинственности, чтобы быть униженными другими людьми? – Чу Фэн был в лютом бешенстве. Он указал на Шэнь Лана и его сестру, а также на разных людей из Региона Южного Моря и закричал.

Он, Чу Фэн, не был трусом. В тот момент, когда он решил действовать, он уже знал, что все придет к этому. Однако, он не ожидал, что эта группа людей из Региона Южного Моря будет труслива до такой степени. Их трусость привела Чу Фэна в ярость.

На вопрос Чу Фэна разные люди из Региона Южного Моря просто опустили свои головы и не ответили. Даже Шэнь Хун была напугана угрозами этого старейшины. Потому, как могло быть возможно, что они осмелятся что-то сказать?

– Я могу свидетельствовать. Я могу свидетельствовать за Чу Фэна, – именно в этот момент, когда Чу Фэн думал, что никто не даст показаний в его защиту, кто бы мог подумать, что выступит Ли Лэй.

– Ты хочешь свидетельствовать? Что же ты можешь свидетельствовать? – видя, что Ли Лэй выступил, этот старейшина снова нахмурился. Он спросил чрезвычайно холодным голосом. Тон, которым он говорил, был просто не тем, что используется для опроса кого-то. Вместо этого, это был допрос.

– Я могу свидетельствовать за Чу Фэна. Раньше в самом деле Хан Ши публично напал на Шэнь Хун, и никто не остановил его. Видя, что Шэнь Хун была почти полностью раздета и унижена Хан Ши, Чу Фэн не мог больше закрывать на это глаза, и, наконец, решил выйти, чтобы остановить Хан Ши.

Когда Ли Лэй сказал эти слова, его голос дрожал. Он сильно вспотел. Можно было увидеть, насколько он был напуган. Однако, он всё же закончил свою речь.

*тыщ*

Однако, кто бы мог подумать, что прямо после того, как Ли Лэй договорит, чёрноволосый старейшина махнёт своей рукой и пощёчиной отправит Ли Лэя на землю. Более того, сила этой пощёчины была чрезвычайно мощной. Эта пощёчина не только сломала челюсть Ли Лэй, она даже вдавила половину головы Ли Лэя.

Всего за мгновение, Ли Лэй, который был изначально в порядке, был избит до неузнаваемости. Он превратился в человека с лицом, покрытым кровью, и уже потерял своё сознание.

– Хмм. Чтобы стать примером для других, это преступление заслуживает наказания. Мужчины, идите и заключите этих двоих в тюрьму. Я преподам им хороший урок, – после того, как он вырубил Ли Лэя, этот старейшина бросил свой взгляд на Чу Фэна.

– Сукин сын! – видя плачевное состояние Ли Лэя, Чу Фэн не мог больше сдерживать свою ярость. Как он мог просто стоять и позволить этим старейшинам схватить его?

Чу Фэн взревел от ярости и немедленно выпустил свою боевую силу Боевого Владыки девятого ранга. После того, как его аура появилась, небо и земля начали трястись. Его мощная сила превратилась в ужасающий ураган и разнеслась по всем направлениям.

Вся площадь и ее окрестности были покрыты силой Чу Фэна и его гневом. 

Оставить комментарий