Глава 1042. Прибытие на Пик Ссоры.

Услышав, что сказал Сыкун Чжайсин, Чу Фэн мог лишь углубить свое почтение, которое он имел к Боевым Императорам.

Однако, когда он вспомнил Старую Обезьяну, Чу Куньтуня, и даже охранные статуи запретной территории его семьи, с которыми он столкнулся на Небесном Пути, они все обладали такими сильными аурами. Ощущение, которое они вызывали, полностью отличалось от Сыкун Чжайсина.

Так, в момент, когда он встретился с ними, Чу Фэн твёрдо верил, что он встретил легендарных Боевых Императоров. В Святой Земле Воинственности Боевые Императоры были эквивалентны Богам. Однако, в их собственном клане, даже охранные статуи запретной земли были Боевыми Императорами. Это явно показывало Чу Фэну, как силён был его клан.

Старая Обезьяна сказала, что Чу Фэн пришёл из Внешнего Мира, и семья Чу Фэна была так сильна, что она могла заставить все главные силы Святой Земли Воинственности встать на колени и поклоняться им.

В то время Чу Фэн скептически относился к этим словам, сказанным Старой Обезьяной. Однако, в этот момент он целиком и полностью поверил в это. Это было потому, что он мог ощутить, что несмотря на то, были ли это Старая Обезьяна или Чу Куньтунь, они все были Боевыми Императорами. Более того, они были не простыми Боевыми Императорами. Просто основываясь на их мощной силе и аурах, которые вызывали удушеиние, это уже означало, что слова, сказанные Старой Обезьяной, полностью правдивы.

Его семья была чрезвычайно сильной. Логически говоря, это должно быть хорошей вещью. Однако, случилось так, что те, кому Чу Фэн хотел бросить вызов, была его невообразимо сильная семья.

Надо сказать, что сейчас Чу Фэн начал ощущать некоторое давление в сердце. Однако, не важно как, ему нужно было бросить вызов этой его семье из Внешнего мира. Это было потому, что ему нужно было вернуть честь своему отцу. И чтобы сделать это, сначала он должен был закрепиться в этой Святой Земле Воинственности.

– Чу Фэн, сейчас ты уже Боевой Владыка девятого ранга. Это чрезвычайно важный уровень. Через пару дней должен быть открыт Бессмертный Пруд Древней Эпохи. Я отправлю тебя туда вместе с учениками, которых наш Южный Лес Бирюзового Дерева планирует отправить на Гору Бирюзового Дерева в этом году, чтобы вы тренировались в этом Бессмертном Пруду Древней Эпохи.

– Я считаю, что с твоим талантом ты сможешь извлечь немало пользы из этого места. Когда настанет следующий год, я отправлю тебя в Бессмертный Пруд Древней Эпохи еще раз. Возможно, что в это время, ты сможешь достигнуть понимания с помощью этого места и прорваться в сферу Боевого Короля.

– Когда ты станешь Боевым Королём, я смогу спокойно отправить тебя на Гору Бирюзового Дерева, чтобы продолжить тренировки там, – внезапно, голос Сыкун Чжайсина прервал мысли Чу Фэна.

– Бессмертный Пруд Древней Эпохи, что это за место? – с любопытством спросил Чу Фэн.

– Я чуть не забыл объяснить тебе, что же это за место. Бессмертный Пруд Древней Эпохи является священной землёй в Святой Земле Воинственности. Это место не только содержит великое количество природной энергии, оно также содержит особые элементы, находящиеся в нем.

– Эти элементы не могут быть не увидены, ни потроганы. Однако, те, к кому благосклонна судьба или они обладают определенными способностями, могут ощутить их. Если ты можешь почувствовать эти элементы, ты сможешь с легкостью совершить прорыв. Даже если прорыв сделать не удастся, я всё же позволю пути твоего развития стать намного более гладким, – объяснил Сыкун Чжайсин.

– Так вот что это такое, – кивнул Чу Фэн. Священная земля развития Святой Земли Воинственности. Чу Фэн также хотел самолично испытать это место. Однако, подумав об этом, Чу Фэн спросил: – Старший, ты хочешь подождать до следующего года, прежде, чем отправить меня на Гору Бирюзового Дерева?

Чу Фэн был немного обеспокоен, потому что он хотел отправиться на Гору Бирюзового Дерева так быстро, как это только возможно. В конце концов, ресурсы развития, которыми они обладали, были несравнимы с Южным Лесом Бирюзового Дерева. Хотя конкуренция была огромная, и там могли быть опасности для его жизни, но, как говорится, если идти против течения, то быстрее закалишь тело.

– Я планировал подождать, пока тебе не удастся прорваться на уровень Боевого Короля перед тем, как отправить тебя на Гору Бирюзового Дерева. Однако, если ты сможешь прорваться на уровень Боевого Короля ко времени, когда Гора Бирюзового Дерева начнет принимать учеников из вспомогательных сил, то естественно, я отправлю тебя на Гору Бирюзового Дерева в этом году, – ответил Сыкун Чжайсин с улыбкой.

Столкнувшись со словами Сыкун Чжайсина, Чу Фэн мог лишь выдавить улыбку. Смысл его слов был чрезвычайно ясным. Несмотря на то, насколько срочно Чу Фэн хотел отправиться на Гору Бирюзового Дерева, он должен был для начала достичь сферы Боевого Короля. Если Чу Фэн хотел присоединиться к Горе Бирюзового Дерева в этом году, то это тоже хорошо. Однако, это означало, что он должен был достичь уровня Боевого короля в этом году.

Чу Фэн еще долго беседовал с Сыкун Чжайсином. Даже после того, как они закончили ужин, стемнело и наступила ночь, Чу Фэн всё ещё не вернулся в свою резиденцию.

Однако, Чу Фэн даже не предполагал, что большие изменения происходили в месте, где проживали люди из Региона Южного Моря.

Этот двор был расширен в несколько раз, по сравнению со своим изначальным размером. Обычная почва, покрывавшая землю, сейчас стала площадью. Более того, кроме различных обычных домиков появились два необычайно больших дворца.

Один из этих дворцов был чрезвычайно роскошным и внушительным. По сравнению с обычными зданиями, в которых жили другие люди из Региона Южного Моря, разница между ними и этими дворцами была столь же большая, как между небом и землёй.

Что касалось этих двух дворцов, это были новые резиденции Чу Фэна и Ли Лэя. Та, которая казалась роскошной и большой, была резиденцией Ли Лэя. Другая, которая была чрезвычайно роскошной и внушительной, была резиденцией Чу Фэна.

 

Строительство этих двух дворцов было чрезвычайно быстрым. Всего лишь за половину дня они были завершены. В этот момент два дворца были полностью закончены. Однако, здесь было много молодых девушек с хорошими фигурами, занятых переноской вещей и бегающими туда-сюда по дворцу.

Они были горничными, которых Южный Лес Бирюзового Дерева подарил Чу Фэну и Ли Лэю. В этот момент они украшали дворец. Они под страхом смерти получили приказ закончить подготовку дворца к ночи, так чтобы Чу Фэн и Ли Лэй могли проверить их.

Для дворца Ли Лэя все было относительно обычным. Не смотря на то, были это предметы интерьера или служанки, они были более-менее такими же, как и у других основных учеников. Хотя было невозможно для него получить подобное отношение с его статусом, но это, по крайней мере, не было чем-то сверхъестественным.

Что касалось дворца Чу Фэна, декорации были чрезвычайно роскошными. Даже служанки в его дворце были очень красивыми девушками с хорошим развитием. Можно было сказать, что они были самыми сливками среди служанок.

Короче говоря, если бы кто-то сказал, что к Чу Фэну отношение было значительно лучше, чем ко всем остальным ученикам Южного Леса Бирюзового Дерева, никто не стал бы этого отрицать.

Таким образом, когда люди из Региона Южного Моря увидели изменения, которые внезапно произошли во дворе, они чувствовали себя чрезвычайно подавленными. Их глаза также были наполнены завистью.

Чу Фэн получил признание Владыки Директора. Было разумно, что он получил такого рода отношение. Однако, что на счёт Ли Лэя? Какой добродетелью или ценностью он обладает?

Они очень хорошо все понимали. Это было потому, что в критический момент Ли Лэй вступился за Чу Фэна. Это стало причиной того, почем он получил такого рода награду.

Это заставило их крайне сожалеть. Если бы они честно объяснили, что произошло, как это сделал Ли Лэй, когда старейшины семьи Хан спросили их о том, что случилось, тогда, возможно, что они получили бы такое же отношение, как и к Ли Лэю, и достигли бы мгновенного успеха в Южном Лесу Бирюзового Дерева из-за Чу Фэна.

К несчастью, они этого не сделали. Вместо этого, они подставили Чу Фэна, чуть не убили его. Если быть более точным, если бы сам Чу Фэн не обладал такой мощной силой, он, вероятно, был бы убит ими.

Это стало причиной того, что им суждено было идти по абсолютно иному пути, по сравнению с Ли Лэем. Не говоря уже о мгновенном успехе они, вероятно, больше не имели шанса на успех в Южном Лесу Бирюзового Дерева. Даже мирно прожить остаток их жизней было бы проблематично.

Однако, пока все предавались мечтаниям, воспользовавшись тем, что Чу Фэн ещё не вернулся, все люди из Региона Южного Моря, под предводительством брата и сестры Шэнь Лан и Шэнь Хун, собрались вместе, чтобы найти Ли Лэя. Они хотели, чтобы Ли Лэй попросил о снисходительности для них.

– Что? Вы хотите, чтобы я пошёл к Чу Фэну и молил о снисхождении для вас всех? – сейчас раны Ли Лэй были полностью вылечены. Изначально он присматривал за служанками и с радостью и волнением проверял свою новую резиденцию.

Однако, после того, как он услышал просьбу Шэнь Лана и остальных, выражение Ли Лэя сильно изменилось. Можно было сказать, что «несчастье» было написано на всём его лице. Сейчас, когда у него была поддержка Чу Фэна, он не боялся Шэнь Лана и всех остальных. Таким образом, он не потрудился быть вежливым с ними. С суровым лицом он указал на них и сказал:

– Вы все, слушайте внимательно. Только мой брат Чу Фэн является тем, кто милостив и добр. Если бы это был я, только за ваши проступки, я бы уже убил вас всех.

– Особенно ты, Шэнь Хун. Мой брат Чу Фэн попал в неприятности, только потому что вступился за тебя. Как можешь ты относиться к нему подобным образом? Загляни в своё сердце и спроси себя, то, что ты сделала, это вообще человеческий поступок? У вас вообще осталась хоть капля совести? Или вся ваша совесть была съедена собаками?

Столкнувшись с громким опросом Ли Лэя, Шэнь Хун опустила свою голову и ничего не говорила. Её глаза уже покраснели. Это произошло потому, что она чувствовала крайний стыд после того, как ей был задан этот вопрос. Однако, вещь, которая вызвала у нее наибольшее волнение, это ее преступление, когда она фактически ударила своего благодетеля в спину. Это преступление было тем, что заставило её покраснеть от стыда. У неё больше не было лица, чтобы смотреть на других. Таким образом, было слишком поздно сожалений.

К несчастью, все уже случилось. Не важно, как она сожалела, не было способа изменить это. Дорога, которую она выбрала для себя, была той, по которой ей придется идти одной. Будь то честь или позор, это было то, с чем ей придется столкнуться в одиночку.

– Йо, а у тебя на самом деле довольно хвастливый тон. Ты, кусок мусора из Региона Южного Моря, кого ты там планируешь убить? – однако, прямо в этот момент голос, наполненный насмешкой, внезапно раздался снаружи двора.

После того, как этот голос был услышан, это вызвало огромную тревогу у всех присутствующих. Даже горничные, ответственные за украшение дворцов, были ошеломлены. Они бросили свои взгляды на человека, который прокричал эти слова.

После того, как Ли Лэй и остальные обернулись к источнику голоса, почти все сильно изменились в лице. Тревога и беспокойство, эти два сложных состояния ума, отразились на лицах всех присутствующих.

Оставить комментарий