Глава 1043. Публичное унижение.

В этот момент три фигуры появились за пределами огромного двора.

Это были три молодых человека. Эти три человека не только носили одежды основных учеников, их развитие также было вовсе не слабым. Среди них двое были Боевыми Владыками восьмого ранга. Что касалось последнего, он был Боевым Владыкой девятого ранга.

Однако, причиной, почему эти три мужчины привели всех в такой ужас, было не их развитие. Вместо этого, это была их личность. Они втроем были известны среди учеников Южного Леса Бирюзового Дерева. Они были люди, которые должны были отправиться на Гору Бирюзового Дерева в этом году. Даже если бы кто-то сказал, что они были самыми выдающимися учениками Южного Леса Бирюзового Дерева, это также не было бы преувеличением.

Так, после того, как они появились, не упоминая Ли Лэя и остальных, даже некоторые присутствующие старейшины не посмели ничего сказать.

Люди, которые имели возможность стать основными учениками Южного Леса Бирюзового Дерева, они все были необыкновенными. Если Чу Фэн был человеком, которого Сыкун Чжайсин так высоко ценил, тогда эти трое были людьми, которых также высоко ценили. Когда речь заходит о подобных людях, кто по смел бы обидеть их?

– Чёрт, это же Чжао Гэньшо и его товарищи. Они самые сильные ученики Южного Леса Бирюзового Дерева. Они обладают не только мощной силой, они также имеют необычное происхождение. Почему они пришли сюда?

Хотя люди Региона Южного Моря прибыли лишь недавно, они, случайным образом, видели выдающихся учеников Южного Леса Бирюзового Дерева. Таким образом, они узнали Чжао Гэньшо, и узнали, что он был тем, с кем не следовало быть легкомысленным.

Сейчас они были в панике. Они ощущали, что Чжао Гэньшо и остальные пришли сюда с недобрыми намерениями.

– Что случилось? Разве не ты только что довольно громко распинался? А сейчас ты стал немым? На что ты уставился? Я говорю о тебе, – внезапно, этот Боевой Владыка девятого ранга указал пальцем на Ли Лэя. Оказалось, что человеком, который кричал ранее, был он.

– Это, это, это… старший брат, может ли быть, что тебе что-то нужно? – несмотря на то, что сейчас он был чрезвычайно уверен, что его поддерживает Чу Фэн, но когда он столкнулся с этими людьми, особенно с Чжао Гэньшо, Ли Лэй не посмел действовать как важная шишка.

– Кого ты назвал старшим братом? Ты зовёшь меня старшим братом? Я такой старый? Чёрт возьми, ты выглядишь намного старше меня. И всё же, ты действительно продолжаешь называть меня старшим братом? – Чжао Гэньшо внезапно взорвался неистовой яростью.

– Это, это, это… тогда как мне следует обращаться к тебе? – взгляд Ли Лэй мерцал. Его губы дрожали. Он был сильно напуган. Он не ожидал, что Чжао Гэньшо сделает его целью своей атаки.

– Как тебе обращаться ко мне: Поскольку ты чувствуешь, что я старше, чем ты, ты можешь обращаться ко мне, как к своему предку. Давай, мусор из Региона Южного Моря, назови меня своим предком. Если твой предок будет счастлив, тогда он не будет возражать против тщеславной ерунды, которую ты говорил ранее, и отпустит тебя, – сказал Чжао Гэньшо, указав на Ли Лэй.

– Ты… – после этих слов лицо Ли Лэя позеленело. Назвать его предком перед всеми этими людьми, это было просто публичным унижением. Несмотря на то, что Ли Лэй обладал робким характером, он не был кем-то малодушным и трусливым. Для него назвать кого-нибудь из того же поколения предком, было просто невозможно. Это было потому, что это было неуважением к его истинным предкам.

– Чжао Гэньшо, слова, сказанные Ли Лэйем , не предназначалось тебе. Почему ты усложняешь ему жизнь? – в этот момент, старейшина больше не мог на это смотреть. Он открыл свой рот и попытался утихомирить Чжао Гэньшо.

– Старейшина, ты назвал меня просто по имени? Ты знаешь, что я вскоре стану учеником Горы Бирюзового Дерева? Ты знаешь, как велика будет пропасть между твоим статусом и моим, если я стану основным учеником Горы Бирюзового Дерева?

Чжао Гэньшо бросил взгляд на этого старейшину. В его взгляде не было ни малейшего следа уважения. Вместо этого, он был наполнен презрением и пренебрежением. Из-за того факта, что этот старейшина не был старейшиной управления, он не представлял угрозы для Чжао Гэньшо. Вместо этого, он просто ни во что не ставил этого старейшину в своих глазах.

– Ты…

Услышав, что сказал Чжао Гэньшо, старейшина начал сильно хмуриться. Уголки его рта начали яростно дергаться. Как бы там ни было, он всё же был старейшиной Южного Леса Бирюзового Дерева. Услышать угрозу от жалкого ученика перед всеми этими людьми, это не было тем, что он мог стерпеть.

Однако, посмотрев на силу этого Чжао Гэньшо, а также на его потенциал, в конце концов, старейшина силой подавил свой гнев. Он не стал больше ничего говорить, и вместо этого взмахнул своим рукавом и ушёл.

Видя, что старейшина уходит, самодовольная улыбка на лице этого Чжао Гэньшо стала даже более явной. Затем он бросил свой взгляд на людей из Региона Южного Моря и закричал:

 

– Вы все, на колени!

После того, как он закончил говорить эти слова, безграничная гнетущая сила распространилась из его тела. Подавляющая сила окутала всё вокруг и обрушилась сверху. Как могли люди из Региона Южного Моря выдержать это. Неважно, были мужчинами или женщинами, по собственной воле или нет, перед подобной гнетущей силой, они все были поставлены на колени.

– Чжао Гэньшо, что ты делаешь?! – внезапно, другой голос, наполненный гнетущей силой, прозвучал из места неподалеку. В то же время, в общей сложности восемнадцать фигур прилетело и приземлилось во дворе.

Среди этих восемнадцати фигур были и мужчины, и женщины. Они все обладали элегантностью. Мужчины обладали красивой внешностью. Что касалось женщин, они были просто прекрасны. Самому молодому из них было лишь немногим за двадцать. Что касалось старшего, они были не старше тридцати. Слабейший из них был Боевой Владыка седьмого ранга. Что касалось сильнейшего, он был Боевым Владыкой девятого ранга, как и Чжао Гэньшо.

Эти люди были такими же, как и Чжао Гэньшо, будучи избранными учениками, на которых Южный Лес Бирюзового Дерева сосредоточил свои силы и планировал отправить на Гору Южного Дерева в этом году. Они были самыми превосходными учениками Южного Леса Бирюзового Дерева.

Когда они узнали о Чу Фэне, они все решили прийти и нанести ему визит. Однако, они никак не ожидали, что когда они прибудут в это место, тот, кого они увидят, будет Чжао Гэньшо, унижающего людей из Региона Южного Моря.

– Чжао Гэньшо, что ты делаешь?! Как собрат ученик, как ты можешь издеваться над нашими младшими братьями и сёстрами подобным образом?! – после того, как они приземлились, одна из женщин этой группы осудила злое поведение Чжао Гэньшо.

– Хо, так это вы. Вы пришли как раз вовремя, чтобы посмотреть, как я буду избивать эту кучу невежественного мусора из Региона Южного Моря, – после того, как он увидел эту группу, Чжао Гэньшо громко рассмеялся. У него не было ни малейшего следа страха на лице. Вместо этого, он вновь бросил свой взгляд на Ли Лэя и остальных, и сказал громким голосом: – Вы, мусор из Региона Южного Моря, каждый год вы заставляете наш Южный Лес Бирюзового Дерева отправлять множество старейшин, чтобы трудолюбиво принимать вас всех. И всё же, после всех этих лет, в вашем Регионе Южного Моря не нашлось ни единого достойного товарища. Вы все мусор, который кормился за счет Южного Леса Бирюзового Дерева. Вы все достойны бесчисленных лет развития, образования и кропотливых усилий со стороны нашего Южного Леса Бирюзового Дерева?

Столкнувшись с вопросами Чжао Гэньшо, Ли Лэй и остальные могли лишь склонить свои головы, ничего не говоря. Это было потому, что слова Чжао Гэньшо были правдой. Кроме них, было много других людей из Региона Южного Моря в Южном Лесу Бирюзового Дерева. Некоторые из этих людей были теми, кого они знали.

Однако, не важно, какими сильными, выдающимися и почитаемыми они были в Регионе Южного Моря, после прибытия в Святую Землю Воинственности и присоединения к Южному Лесу Бирюзового Дерева, они в самом деле стали низшими существами. В этот месте, они были просто не способны поднять свои головы. Они в самом деле были эквивалентны мусору.

– Хаха, куча мусора. Я не стану усложнять вам жизнь. Как только вы все признаёте, что вы мусор, я отпущу вас.

– Однако, если кто-нибудь из вас откажется признать, что вы мусор, я все равно не стану все усложнять. Однако, вы продолжите стоять на коленях в этом месте. Если кто-нибудь посмеет встать, я сломаю им ноги, – закричал Чжао Гэньшо, указывая на них.

– Чжао Гэньшо, ты сошёл с ума? Относиться подобным образом к нашим младшим братьям и сёстрам, ты не боишься, что Владыка Директор накажет тебя? – сказал мужчина из группы восемнадцати.

– Накажет меня? Почему я должен быть наказан? Ты говоришь, что я не прав? Я просто заставляю эту кучу мусора признать, что они мусор. Что в этом плохого? Ты говоришь, что они не мусор? Скажи мне, они не мусор? – Чжао Гэньшо указал на Ли Лэя и остальных, прокричав ответ.

Столкнувшись с вопросом Чжао Гэньшо, эти восемнадцать человек посмотрели друг на друга. Они не знали, как им ответить. В их сердцах, не были ли Ли Лэй и остальные на самом деле мусором?

Естественно, были. Как самые драгоценные ученики, с самым высоким положением, они были чрезвычайно горды. В своих глазах они ни во что не ставили даже обычных старейшин, так каким образом могло быть возможно, что они хотя бы взглянут на этих низших существ, не имеющих никакой поддержки, без какого либо презрения?

Почему они просили о снисхождении для Ли Лэя и остальных? Было ли это из-за их внезапно возросшей доброты? Нет, они не настолько добросердечны, и при этом у них не такие хорошие намерения. Это всё из-за Чу Фэна.

Похождения Чу Фэна уже были известны всему Южному Лесу Бирюзового Дерева. Все знали насколько необыкновенным был Чу Фэн. Он не только убил старейшин и учеников из семьи Хан, даже семья Хан, которая была тираном, которого никто не смел провоцировать в Южном Лесу Бирюзового Дерева, была вынуждена покинуть Южный Лес Бирюзового Дерева из-за него.

Такого рода персонаж был обречён стать целью, на которой Южный Лес Бирюзового Дерева сосредоточит свои силы, чтобы помочь тому развиваться. Говоря красивыми словами, эта группа из восемнадцати человек пришла нанести визит Чу Фэну. Откровенно говоря, они пришли, чтобы обнять бедро Чу Фэна (наладить с ним связи ради дальнейших преимуществ). Это стало причиной того, почему они заступались за Ли Лэя и остальных.

На самом деле, они не хотели помогать Ли Лэю и остальным из Региона Южного Моря. На самом деле, они просто хотели использовать эту возможность, чтобы лизнуть сапоги Чу Фэна.