Глава 1047. Ошеломляющий всех.

В центральном регионе Южного Леса Бирюзового Дерева находился очень импозантный дворец. Мало того, что интерьер этого дворца был роскошным, даже пышный пир был подготовлен в этом месте.

Первоначально, это место должно было быть использовано для того, чтобы принять основных учеников Павильона Грозового Облака. Однако, данный момент, это место, которое должно было быть полным радости, было в полном беспорядке. Ученики Южного Леса Бирюзового Дерева и ученики Павильона Грозового Облака сейчас враждебно уставились друг на друга. Битва могла вспыхнуть в любое мгновение.

На самом деле, глядя на разбитый стол, деликатесы, которые были сброшены на пол и глубокую трещину на земле, можно было сказать, что сражение уже произошло в этом месте. Более того, стороной, которая потерпела поражение, был Южный Лес Бирюзового Дерева.

Если кто-то хотел спросить, почему это было так, тогда ему нужно было посмотреть на двух мужчин. Со стороны Южного Леса Бирюзового Дерева было два человека с мертвенно бледными лицами и слабой аурой. Очевидно, что они вдвоем получили серьезные травмы.

Одним из них был Чжао Гэньшоу. Что касалось другого, его имя было Кун Ляньфэн. Как и Чжао Гэньшоу, он также был Боевым Владыкой девятого ранга, и мог считаться одним из сильнейших учеников Южного Леса Бирюзового Дерева.

Однако, к сожалению, они вдвоем были разбиты одним человеком. Что касалось этого человека, он был учеником Павильона Грозового Облака по имени Ши Юаньхан.

– Ши Юаньхан, чего ты добиваешься? Мы любезно приняли вас всех, как гостей. И всё же, вы не только не были благодарны, вы даже оскорбил нашего Владыку Директора и даже открыто атаковали учеников нашего Южного Леса Бирюзового Дерева. Вы думаете, что мы не посмеем вам ничего сделать? – гневно кричали ученики Южного Леса Бирюзового Дерева, указывая на Ши Юаньхана.

– Хе… – столкнувшись со злобными криками, этот Ши Юаньхан лишь пренебрежительно засмеялся.

Затем он сказал:

– Оскорбление? Вам лучше не клеветать на меня. Я никогда не оскорблял вашего директора. То, что я сказал, было всего лишь правдой.

– Кто не знает, что каждый год самыми сильными учениками в вашем Южном Лесу Бирюзового Дерева оказываются выходцы из семьи Хань? Может ли быть, что вы все посмеете сказать, что кто-то из вас был в состоянии победить членов семьи Хань, и стать вместо них самым сильным учеником Южного Леса Бирюзового Дерева? Кто среди вас посмеет это сказать?

– Ты… – услышав вопрос Ши Юаньхана, хотя все разозлились, они не знали, как ответить. Это было потому, что Ши Юаньхан сказал правду, они в самом деле были хуже учеников семьи Хань.

Это касалось не только них, но и их предшественников, которые были посланы на Гору Бирюзового Дерева до этого. Самыми сильными из них, теми, кто обладал самыми большими шансами стать основными учениками в Горе Бирюзового Дерева, поголовно были представителями семьи Хань. Семья Хань действительно была чрезвычайно важна для Горы Бирюзового Дерева.

– Может ли быть, что вы все не осознаете, насколько важна семья Хань для вашего Южного Леса Бирюзового Дерева? Я сказал, что изгнание Южным Лесом Бирюзового Дерева семьи Хань, это потеря для Южного Леса Бирюзового Дерева, их ошибка. Разве это не так?

– Что касается того, о чем вы сказали, якобы, что я ранил ваших людей, это даже смешнее. Я лишь просто озвучил свои мысли. Однако, эти две чокнутые собаки немедленно начали выкрикивать ругательства и даже начали атаковать меня. Если бы не моя быстрая реакция, я бы мог уже погибнуть.

– Я лишь справедливо защищался. Тот факт, что они ещё живы, уже показывает моё снисхождение. В противном случае, с их жалкой силой, я мог бы случайно убить их больше ста раз.

– О, какой добросердечный и сострадательный я. Я решил не ссориться с вами всеми, и всё же, вы все на самом деле сговорились и пытались подставить меня? У вас вообще совесть есть? – сказал Ши Юаньхан с сарказмом. Он не только не признавал никакой вины, он даже чувствовал, что он был прав.

– Ши Юаньхан, достаточно твоей софистики, – парировал кто-то из Южного Леса Бирюзового Дерева.

– Хе, софистики, ты сказал? Если вы думаете, что мои слова — софистика, тогда идите и позовите нашего Владыку Директора и вашего Владыку Директора. Попросим этих старших определить, софистика ли то, что я сказал, или нет. Что вы думаете? – поглумился Ши Юаньхан.

– Это верно. Если вы все хотите сказать, что наши слова пустышка, идите и найдите старших. Заставьте их прийти и рассудить, кто из нас прав, – в это время другие ученики Павильона Грозового Облака также начали выступать.

– Вы… – услышав эти слова, члены Южного Леса Бирюзового Дерева пришли в еще большую ярость. Было очевидно, что эти паршивцы из Павильона Грозового Облака знали, что они не посмеют пойти к Владыке Директору, потому что если они сделают это, не только они потеряют свое лицо, но и Владыка Директор. Таким образом, они не станут этого делать.

– Как бы там ни было, человек, который говорил такие грубые слова – это ты. Люди, которые ранили других – это вы все. Мы, в конце концов, в союзе. Мы бы не беспокоились о препирательствах с вами всеми, если Ши Юаньхан признает свою вину перед моими двумя младшими братьями, и мы сделаем вид, что такого никогда не случалась, – человек, близкий к тридцатилетнему возрасту, который выглядел спокойным, выступил со стороны Южного Леса Бирюзового Дерева.

– Старший брат, то, что ты сказал – это правда. Мы в союзе. Однако, если говорить откровенно, уважения нужно добиваться силой. Вы хотите, чтобы мы признали вину, и мы можем это сделать. Как только кто-нибудь победит меня, я не только признаю свою вину, но даже если ты захочешь, чтобы я встал на колени и признал мою вину, я буду рад сделать и это тоже. Единственное, я боюсь, что ни у кого из вас не хватит сил, чтобы это сделать.

Ши Юаньхан холодно улыбнулся. После того, как он закончил говорить, он даже намеренно бросил свой взор на выдающихся учеников Южного Леса Бирюзового Дерева. Когда он посмотрел на все более мрачные лица членов Южного Леса Бирюзового Дерева, улыбка на его лице стала еще шире.

– Какая прекрасная речь о силе, – прямо в этот момент внезапно прозвучал взрывной крик. В то же время три фигуры прилетели со стороны входа. Они втроем приземлились перед всеми.

– Чу Фэн! – когда они увидели мужчину в этой группе, все из Южного Леса Бирюзового Дерева выразили на лицах безграничное счастье. Даже Чжао Гэньшоу, который конфликтовал с Чу Фэном в прошлом, смотрел на него с волнением, как будто увидел своего спасителя.

– Хо, мне все было интересно, почему эти две красавицы ушли. Так на самом деле, они пошли просить подкрепления, – когда он увидел Чу Фэна, благодушная улыбка, которая была на лице Ши Юаньхан, обернулась в презренную. Взгляд, которым он смотрел на Чу Фэна, был наполнен презрением.

– Раньше ты говорил, что как только кто-нибудь сможет одолеть тебя, ты признаешь свою ошибку стоя на коленях, не так ли? – Чу Фэн подошёл к Ши Юаньхану и спокойно спросил.

 

– Верно. Я сказал эти слова. Однако, не то, чтобы я смотрел на тебя свысока, но с твоим развитием всего-навсего Боевого Владыки девятого ранга, тебе лучше даже не думать о победе надо мной. Даже не упоминая об обороне, даже если я не стану отбиваться и буду стоять здесь, чтобы ты ударил меня десять раз, ты не сможешь причинить мне вред ни в малейшей степени, – сказал Ши Юаньхан с чрезвычайной уверенностью.

– Хехе, могу я тебя победить или нет – это моя проблема. Однако, будешь ли ты смелым, чтобы принять мой вызов, это уже твоя проблема, – ответил Чу Фэн с лёгкой улыбкой.

– Я не посмею? Ты намекаешь на то, что я боюсь тебя? Подходи, если у тебя есть яйца, тогда подходи и попытайся. Однако, давай для начала поговорим о последствиях. Если ты не сможешь одолеть меня, и вместо этого победа будет моей, тогда ты должен преклонить колени, молить о прощении, и сказать, что твой Южный Лес Бирюзового Дерева хуже нашего Павильона Грозового Облака, – громко прокричал Ши Юаньхан.

– Ты заигрываешь со смертью, – Услышав эти слова, ученики Южного Леса Бирюзового Дерева были по-настоящему разгневаны. Это было потому, что независимо от того, насколько мощным был Ши Юаньхан и остальные, Павильон Грозового Облака был не той силой, которая может стоять на одном уровне с Южным Лесом Бирюзового Дерева. Они еще могли стерпеть, что Ши Юаньхан был сильнее и унижал их, однако, когда дело доходит до унижения Южного Леса Бирюзового Дерева, никто из них не мог стерпеть этого.

– Стоп, – однако, перед тем, как они успели атаковать Ши Юаньхана, Чу Фэн громко закричал. Это успокоило всех людей из Южного Леса Бирюзового Дерева.

Ши Юаньхана и другие ученики Павильона Грозового Облака были потрясены действием Чу Фэна. Быть способным успокоить всех одним словом, это означало, что Чу Фэн был выдающимся. По крайней мере, он обладал высоким статусом в Южном Лесу Бирюзового Дерева.

Тем не менее, они были очень уверены в Ши Юаньхане. Таким образом, они не стали волноваться, а просто сидели и ждали унижения Чу Фэна.

– Я согласен с твоими требованиями. Тем не менее, у меня тоже есть требование. Если я смогу одолеть тебя, тогда не только ты должен встать на колени, все вы должны встать на колени. Более того, вы не только должны признать вашу вину, вы все должны признать свои проступки, пока раболепствуете, – сказал Чу Фэн, когда посмотрел на Ши Юаньхана.

– Хахахаха, интересно, очень интересно, – однако, после того, как он услышал требование Чу Фэна, этот Ши Юаньхан внезапно взорвался громким смехом.

Не только он, в этот самый момент все тридцать пять учеников Павильона Грозового Облака взорвались громким смехом. Их смех заполнил дворцовый зал. Их смех был наполнен жестокостью и насмешкой. Это было, как будто они услышали смешную шутку.

– Хотя я не знаю, что делает тебя таким уверенным, я согласен с твоими требованиями, потому что я на самом деле хочу увидеть, какое же выражение у тебя будет, когда ты преклонишь передо мной колени и скажешь, что твой Южный Лес Бирюзового Дерева хуже нашего Павильона Грозового Облака, – Ши Юаньхан прищурил глаза. Его выражение лица было таким, которое вызывало недовольство.

Но услышав его, Чу Фэн лишь слегка улыбнулся. Будучи абсолютно спокойным, он сказал:

– Уже можно начинать?

– Конечно, мы можем начать прямо сейчас.

Когда Ши Юаньхан сказал эти слова, он махнул своими руками людям из Павильона Грозового Облака. Видя это, люди из Павильона Грозового Облака поняли его намерение, и все отодвинулись подальше от Ши Юаньхана.

Более того, взгляды, которые они кидали на Чу Фэна, были наполнены сочувствием. Они знали, что Ши Юаньхан планировал преподать этому Чу Фэну урок. Ученик Южного Леса Бирюзового Дерева по имени Чу Фэн встретится с бедой.

– Вперед. Поскольку ты так уверен в себе, позволь мне увидеть, хвастаешься ли ты, или действительно обладаешь капелькой силы, – видя, что все уже сместились назад, Ши Юаньхан уверенно поманил пальцем Чу Фэна. Его взгляд был полон презрения и неуважения.

*свист*

Прямо в тот момент, когда он сказал эти слова, фигура Чу Фэна двинулась. Движение Чу Фэна стало причиной того, что весь дворцовый зал задрожал. Словно демон, Чу Фэн исчез.

Когда он вновь появился, он уже стоял перед Ши Юаньханом. Более того, кулак Чу Фэна сейчас нёсся со свистящим звуком ветра, и бешенной силой, врезавшись в живот Ши Юаньхана.

– Это… – Даже Ши Юаньхан был сильно потрясён тем, что произошло. Страх мгновенно вытеснил уверенность, которая наполняла его лицо ранее. Он не смел больше быть беспечным, и поспешно собрал всю свою силу, чтобы увернуться от атаки Чу Фэна.

Тем не менее, Чу Фэн не дал ему эту возможность.

Его кулак произвел взрывной звук. Его кулак достиг своей цели. Он безжалостно врезался в тело Ши Юаньхана. С приглушённым «бах», Ши Юаньхан был яростно отброшен назад. В конце концов, он врезался в стену зала.

Все произошло слишком быстро. Никто не был готов. К тому времени, когда все смогли отреагировать, победа уже была определена.

Ши Юаньхана уже не было там, где он стоял раньше. Всё его тело было вбито в стену, которая теперь была покрыта трещинами. Он выглядел, как будто его тело вот-вот рухнет. Огромное количество крови устремилось из его живота и с уголков его рта. Он выглядел как мертвец.

Что касалось Чу Фэна, он стоял так, где ранее стоял Ши Юаньхан. Не было ни капли крови на его одеждах. У него было спокойное выражение. Однако, такого рода спокойное выражение вызвало страх у всех присутствующих.

В этот момент весь зал погрузился в мертвую тишину. Все были ошеломлены, и как цыплята хватали ртом воздух. Казалось, они были ошеломлены, но на самом деле они были столь напуганы, что потеряли дар речи.

Оставить комментарий