Глава 1049. Публичная пощёчина.

Тем не менее, кто бы мог подумать, что даже после того, как они плюнули на собственное достоинство и преклонили колени перед всеми этими людьми, Чу Фэн всё ещё их не простит. Он указал на людей Павильона Грозового Облака и холодно крикнул:

– Низкий поклон и признание вашей ошибки.

– Это… –Услышав требование Чу Фэна, народ Павильона Грозового облака вздрогнул. Они были в затруднительном положении. Хотя они уже преклонили колени, всё ещё существовала определенная граница того, что они готовы были сделать. Заставить их на самом деле пресмыкаться и признать ошибки, им было нелегко это сделать.

– Я повторю. Низкий поклон и признание ваших ошибок нашему Южному Лесу Бирюзового Дерева, – видя, что они колеблются, Чу Фэн холодно крикнул вновь. Когда его слова покинули рот, леденящие ощущение охватило весь дворцовый зал.

В этот момент, Чу Фэн был как суверенный король, который правил целым миром. Более того, он был тираном, которому нельзя было бросить вызов. Последствия неподчинения ему не обязательно были смертью. Тем не менее, это определённо закончилось бы печально.

Под таким колоссальным давлением, ученики Павильона Грозового Облака были почти на грани краха. Таким образом, они отказались от чести, основания и всякой всячины. В унисон они сказали:

– Старшие и младшие братья Южного Леса Бирюзового Дерева, мы те, кто не правы, мы те, кто виноват. Пожалуйста, посмотрите на тот факт, что мы находимся в союзе и дайте нам еще один шанс.

После того, как они закончили говорить эти слова, они тут же ударили своими лбами о землю. Они на самом деле решили пресмыкаться, признавая свои ошибки перед Чу Фэном и остальными.

– Чу Фэн, достаточно!

Именно в этот момент, пожилой голос внезапно взорвался за пределами дворца, словно гром. Чтобы быть точным, этот голос не был чем-то, с чем гром мог сравниться. Он был не только громким и пронзительным, он также внушал ужас. Всего за мгновение голос стал причиной того, что все присутствующие во дворце стали ещё более настороженными.

*свист свист свист*

Вскоре после того, как этот голос прозвучал, несколько фигур пожилых людей спустились с неба как метеоры. В конце концов, они приземлились в дворцовом зале.

Часть этих стариков были людьми, которых Чу Фэн и остальные знали. Это были их старейшины управления, ведомые директором Сыкун Чжайсином.

Что же касается другой части старейшин, их одежды были совершенно отличными от тех, что были у Южного Леса Бирюзового Дерева. Более того, у всех них были уродливые гримасы на лицах. Очевидно, что они были старейшинами управления Павильона Грозового Облака. Что касалось старого человека, стоящего рядом с Сыкун Чжайсином с украшенным перьями гребнем на голове, и обладающим необыкновенной аурой, он явно был директором Павильона Грозового Облака.

В тот момент, когда они видели учеников Павильона Грозового Облака стоявших на коленях, директор и старейшины управления из Павильона Грозового Облака все имели нехорошие выражения лиц и скривлённые рты. Их внешний вид был столь гадким, насколько это вообще могло быть возможно. Это было, как будто они съели блины, изготовленные из мух и вонючих собачьих фекалий.

*свист свист*

Однако, независимо от того, как уродливы были их лица, когда они увидели нынешнее состояние Ши Юаньхана они были не в состоянии стоять, сложа руки. Несмотря на то, что директор Павильона Грозового Облака не сдвинулся с места, два старейшины управления с приличным развитием уже подлетели к Ши Юаньхану.

После того, как они приземлились, они не потрудились говорить каких-либо бесполезных слова, и немедленно выпустили свою силу мировых спиритистов, и начали создавать печать, чтобы запечатать даньтянь Ши Юаньхана, так, чтобы его развитие перестало падать. Только после этого они вытащили лечебные пилюли и скормили их Ши Юаньхану, чтобы стабилизировать его раны.

Они прибыли немного поздно. Хотя они сумели спасти развитие Ши Юаньхана, он уже был сильно ослаблен. Сейчас он больше не был Боевым Королем первого ранга, но вместо этого был Боевым Владыкой восьмого ранга. Хотя это были только два уровня разницы, было не так легко восстановить утраченное развитие.

– Владыка Директор, он покалечил развитие младшего брата Ши и заставил нас встать перед ним на колени. Он даже вынудил нас пресмыкаться перед ним. Владыка Директор, вы должны отстоять справедливость для нас!

Видя внешность их Владыки Директора, ученики Павильона Грозового Облака, казалось, увидели своего спасителя. Они выпускали вздохи облегчения, и побежали в сторону своего директора. Равномерно они встали на колени и уставились на Чу Фэна и на них.

 

– Молчать!

Однако, кто бы мог подумать, что директор Павильона Грозового Облака не только сердито закричит, но и протянет руку и со звуком «па, па, па», даст каждому ученику ясную пощёчину, сбивая всех этих учеников, которые были для них как сокровища, на землю.

После того, как он сделал это, директор Павильона Грозового Облака с извиняющимся выражением лица, обхватив свой кулак, поклонился Сыкун Чжайсину:

– Директор Сыкун, я был тем, кто плохо обучил своих учеников. Пожалуйста, не вини их.

– Хаха, это молодёжь. Это хорошо, когда они соревнуются. Борьба между ними, это не такое уж и большое дело, – Сыкун Чжайсин громко рассмеялся, поглаживаю свою бороду. У него было такое выражение лица, будто ничего страшного не произошло.

Однако, после этих слов он скосил глаза и начал небрежно говорить, и с глубоким подтекстом:

– Тем не менее, иногда нельзя быть слишком самоуверенными. Например, то, что случились сегодня. Мало того, что вам не удалось унизить других, так вы еще и были так напуганы, что встали на колени. Это действительно слишком унизительно. Более того, вы не только потеряли своё собственное лицо, но и заставили родную секту потерять свое.

– Директор Байли, у наших сект довольно хорошие отношения, а потому, мы может скрыть этот инцидент. До тех пор, пока я не стану об этом распространяться, никто не будет об этом знать. Репутация вашего Павильона Грозового Облака не пострадает.

– Однако, вы все же должны соблюдать осторожность. Если бы это произошло в другом месте, контролируемом другими силами, такими, как Секта Великой Мудрости, тогда было бы не так просто замять это дело.

После того, как он услышал, что сказал Сыкун Чжайсин, лицо директора Павильона Грозового Облака стало из зелёного фиолетовым, а потом из фиолетового синим. Это было потому, что насмешка за этими словами была слишком очевидной. Однако, он не посмел выказать никакого недовольства. Со смиренным выражением он сказал:

– То, что сказал Директор Сыкун верно. В будущем, я определённо дисциплинирую своих учеников, и не дам им вновь потерять лицо.

– Ну и пусть, ну и пусть. Это же такая мелочь. Не нужно вам принимать это близко к сердцу.

– Вы, в конце концов, гости. Более того, это первый раз, когда Директор Байли привёл так много старейшин и учеников в наш Южный Лес Бирюзового Дерева. Давайте больше не будем говорить о грустном.

– Мужчины, приберитесь здесь. Я сам займусь приемом гостей из Павильона Грозового Облака, – сказал Директор Сыкун, внезапно громко рассмеявшись.

После этого, здесь действительно быстро прибрались. Кроме того, в этом празднике приняли участие все люди, которые присутствовали.

Несмотря на то, что этот праздничный пир был приготовлен для людей из Павильона Грозового Облака, ученики Павильона Грозового Облака все это время были с несчастными выражениями лиц. Они даже есть были неспособны. Они просто сидели за столами с горькими улыбками на лицах. Это было настолько неловко, насколько только возможно.

Но, по сравнению с ними, ученики Южного Леса Бирюзового Дерева были наполнены волнением. Счастье шло из глубин их сердец. Это было потому, что они получили победу в этом бою. Они не только защитили честь Южного Леса Бирюзового Дерева, они даже дали Павильону Грозового Облака, который пришёл провоцировать их, громкую и ясную пощёчину.

Однако, они не забывали о том, что человек, который защитил их честь, был не из них. Человек, который дал Павильону Грозового Облака громкую и ясную пощёчину, также был не из них. Это был Чу Фэн. Это было всё сделано одним Чу Фэном.

Несмотря на то, что старейшины управления Павильона Грозового Облака имели свои собственные обиды, они были, в конце концов, старшими. Таким образом, они должны были показывать приятные выражения на лицах. Так они были даже более уставшими, чем их ученики. Ясно, что они потеряли всё свое лицо, но они все еще должны были делать вид, что они счастливы, поднимать тосты, и весело пить со старейшинами Южного Леса Бирюзового Дерева.

Однако, независимо от того, были ли это ученики Павильона Грозового Облака, их старейшины управления, или даже их директор, они время от времени украдкой бросали на Чу Фэна пристальные взгляды со сложными выражениями.

Оставить комментарий