Глава 1085. Возвращение Чу Фэна.

– Сянь Кунь, готовься к отъезду. Нам пора отправиться в следующее Владение Эльфов, – видя, что никто больше не осмелился задавать вопросов, сказала Принцесса Эльф.

– Госпожа Принцесса, тебе удалось ощутить Бессмертный Цветок Древней Эпохи в этом владении? – видя это, спросил Сянь Кунь.

– Если бы Бессмертный Цветок Древней Эпохи можно было бы так легко найти, он бы не классифицировался бы как Вымершее Сокровище, – сказала Принцесса Эльф холодно.

– Леди Принцесса, вы уже уходите? Этот подчинённый приготовил роскошный пир для вас, – спросил Южный Владыка Эльф.

– О? Пир? В таком случае, я уйду после трапезы, – услышав слово «пир», глаза Принцессы Эльфа немедленно засияли. Холодность, которую она демонстрировала ранее, исчезла, а ей на замену вернулась невинность маленькой девочки.

Увидев, что Принцесса Эльф убрала своё прежнее холодное выражение и стала невинной и очаровательной девушкой, Южный Владыка Эльф и остальные вздохнули с облегчением. Они действительно боялись Госпожи Принцессы; особенно, когда она обернулась к своему зрелому виду.

После этого, Южный Владыка Эльф и остальные очень хорошо понимали, что они должны были забыть об этом вопросе и не пытаться использовать никаких методов, чтобы скрыть то, что случилось. После того, как они взглянули на Юань Цина и остальных под океаном тумана, хотя они чувствовали нежелание в своих сердцах, у них не оставалось выбора, лишь уйти одному за другим. Они решили не заботиться об этом деле, и не заботиться о том, насколько люди и чудовищные звери распространят, что случилось здесь.

В этот момент Чу Фэн всё ещё находился в Бессмертном Пруду Древней Эпохи. Спустя долгое время он постепенно пришёл в сознание. Но ко времени, когда он полностью пришёл в сознание, пульсация воды, которая окутывала его, уже исчезла. Видя своё неповреждённое тело, он ощутил смущение.

– Моё тело действительно полностью вылечено? Яичко, это твоих рук дело? – спросил Чу Фэн.

– Я этого не делала. Больше похоже на то, что кто-то тайно тебе помог, – Яичко потрясла головой.

– Кто-то другой? – услышав эти слова, взгляд Чу Фэна сверкнул. Он погрузился в глубокие раздумья. Однако, он не мог выяснить, кто мог быть тем, кто тайно помог ему.

– Забудь пока об этом. Как ты себя чувствуешь? Ранее, ты меня почти до смерти напугал.

– Силу этих Божественных Молний так сложно контролировать? Если у тебя не будет абсолютной уверенности, больше не используй их без особых на то причин. Ты ведь уже понял, насколько это опасно?

– Разве ты не знаешь, что многие люди умерли от отдачи, пытаясь использовать силы, которые они не могли контролировать? Такого рода смерть называется «схватить огонь, в окружение демонов», это смерть вызванная практиками, переоценившими свои возможности, – сказала Яичко строго.

Тон Яичко был немного эмоциональным. Однако, Чу Фэн мог сказать, что она беспокоилась о его безопасности, боялась, что с ним могло что-нибудь случиться. Таким образом, Чу Фэн вынужденно улыбнулся и сказал:

– Я просто почувствовал, что я могу выпустить пять Божественных молний в моей крови из моего тела. Я никогда бы не подумал, что они будут настолько сильны. Я не только не мог контролировать их, я был почти сожран ими.

– Кажется, что в то время, как сила Божественных Молний чрезвычайно сильна, они не то, что я могу сейчас использовать. По крайней мере, моё нынешнее тело не в состоянии выдержать силу Божественных Молний, вырвавшихся из моего тела.

– Не нужно пытаться что-то показать. Это сила твоей родословной. Когда придёт время, ты, естественно, сможешь контролировать её. Это как Броня Молний и Крылья Молний, которые ты сейчас получил. Разве ты не можешь использовать их легко и непринужденно?

– Я считаю, что как только твоё развитие станет сильнее, ты сможешь понять даже больше новых сил. Если честно, даже твоя Леди Королева здесь начинает завидовать твоей особой родословной, потому что чем более пугающей твоя родословная становится, тем более сильный у тебя потенциал.

– Подумай об этом, такую пугающую силу можно будет запросто использовать в будущем. Тогда ты можешь представить, каким ужасающим существом ты станешь? – видя, что Чу Фэн чувствовал себя немного подавленным, Яичко утешила его.

Невысказанное значение в словах Яичка было предельно ясным, она не хотела, чтобы Чу Фэн вновь касался силы Божественных Молний. По крайней мере, до тех времен, пока у него не будет определённого уровня уверенности в себе, он не должен был использовать их.

Не важно, насколько были сильны Божественные Молнии, они всё же были родословной Чу Фэна. Когда Чу Фэн увеличит своё развитие до определённого уровня, сила Божественных Молний, рано или поздно, станет его.

– Мм. Кажется, что какое-то время я не смогу использовать силу Божественных Молний. Однако, рано или поздно, я смогу полностью контролировать их, – Чу Фэн кивнул. Затем его тело двинулось. Он начал быстро уходить из этого места.

 

В этот момент Бессмертный Пруд Древней Эпохи готовился к закрытию. Никому больше не было позволено входить в Бессмертный Пруд Древней Эпохи. Что касалось Юань Цина, он уже пришёл к осознанию, что Цинь Гуан уже никогда не появится вновь, после того, как он вошёл в глубины Бессмертного Пруда Древней Эпохи.

Однако, Юань Цин вовсе не заботился о жизни и смерти Цинь Гуана. Всё, что он знал, было то, что он стал героем в сердцах всех присутствующих. Он стал единственным человеком с древнейших времен, кто смог активировать Бессмертную Иглу Древней Эпохи.

Лишь с помощью этого достижения, он определённо получит особое отношение после присоединения к Горе Бирюзового Дерева, и они будут придавать особое значение его развитию. Его будущее было настолько светлым, насколько только могло быть.

Однако, хотя он мог игнорировать жизнь и смерть Цинь Гуана, он сильно беспокоился о жизни и смерти Чу Фэна. Неспособный сдержаться, он бросил свой взгляд на Старейшину Гуньсуня и остальных.

Насмешливым тоном, он сказал:

– Старейшина, насколько я помню, у твоего Южного Леса Бирюзового Дерева также был ученик, который отправился в самый глубокий регион Бессмертного Пруда Древней Эпохи. Почему же я его не вижу?

Услышав, что сказал Юань Цин, неприглядное выражение Старейшины Гуньсуня сейчас стало даже уродливей.

В то время, когда все праздновали, они из Южного Леса Бирюзового Дерева не присоединились к празднующей толпе. Это было потому, что лимит времени открытия Бессмертного Пруда Древней эпохи скоро заканчивался, а Чу Фэн всё ещё не появился. Это стало причиной того, что они крайне сильно беспокоились. В конце концов, опасности в Бессмертном Пруду Древней Эпохи не были ограничены лишь ужасающим давлением, там также была опасность со стороны других людей.

Особенно вспоминая, что этот Юань Цин таил злобу на Чу Фэна, как силён он был, когда даже Бессмертная Игла Древней Эпохи была запущена им; если бы он захотел что-нибудь сделать Чу Фэну в бессмертном Пруду Древней Эпохи, тогда, вероятно, Чу Фэну угрожала опасность.

Таким образом, когда Юань Цин обернулся к ним и сказал эти слова, беспокойные сердца Старейшины Гуньсуня и остальных мгновенно ухнули вниз. Они все думали, что Чу Фэн, возможно, попал в беду.

– Верно, как получилось, что Чу Фэн ещё не появился.

– Может ли быть, что он был не в состоянии выдержать давление в бессмертном Пруду Древней Эпохи и упрямо продолжал делать это, только чтобы провалиться и умереть в бессмертном Пруду?

– Действительно есть такая возможность. Каждый год находятся люди, которые умирают в глубинах Бессмертного Пруда Древней Эпохи. Кажется, в этом году, человек, который умер здесь, будет Чу Фэном из Южного Леса Бирюзового Дерева.

Услышав, что сказал Юань Цин, люди из Южного Леса Бирюзового Дерева стали даже более обеспокоенными. На самом деле, когда Юань Цин сказал эти слова, все присутствующие вспомнили о Чу Фэне. Однако, когда они вспомнили о Чу Фэне в этот раз, не было ни малейшего сочувствия. Кроме того, никто не встал на сторону Чу Фэна.

Это произошло потому, что в этот момент, Юань Цин был их героем. А что насчет Чу Фэна? Самое большее, что он был бы юнцом с довольно хорошим талантом. Таким образом, если двое из них находились в конфликте, они, естественно, без малейших колебаний встанут на сторону Юань Цина.

Слова, сказанные Юань Цином в сторону Южного Леса Бирюзового Дерева содержали некоторый намёк на насмешку. Многие люди последовали примеру. Таким образом, в этот момент многие из окружающих людей, которые изначально не имели никаких обид с Чу Фэном, также начали дразнить и высмеивать Чу Фэна за то, что он еще не появился.

Столкнувшись с насмешкой и высмеиванием со стороны толпы, Старейшина Гуньсунь Южного Леса Бирюзового Дерева и ученики заскрипели зубами от злости. Однако, из-за того, что их противники были многочисленны, а они не были ровней Монастырю Ориона, они не смели открыто выразить своё гнев и могли лишь проглотить это.

Видя подавленное выражение Старейшины Гуньсуня, Ван Вэй и других учеников, Юань Цин стал даже более самодовольным. Он холодно фыркнул и затем громко сказал:

– Вы все видели это? Это то, что значит переоценить свои возможности. Все, вы должны извлечь из этого урок, и не повторять ошибки этого отродья, названного Чу Фэном.

– Это верно. Хотя развитие является драгоценным, жизнь даже более драгоценна. Мы все должны любить наши жизни, и не делать вещей, на которые у вас не хватает способностей, – толпа также закричала в согласии.

– Кажется, большое число людей желают моей смерти. К сожалению, возможно, мне придётся разочаровать вас, – в тот момент, когда все уверились, что Чу Фэн умер, внезапно раздался голос Чу Фэна.

Обернувшись на звук, толпа увидела, что фигура быстро летит к ним. В конце концов, он приземлился посреди толпы. Эта персона была ни кем иным, как Чу Фэном.

Оставить комментарий