Глава 1087. Сделать вещь.

– Чу Фэн, ты на самом деле… – услышав эти слова, Сыкун Чжайсин был мгновенно ошеломлен. Однако, немного помолчав, он сказал: – Хотя Монастырь Ориона на поверхности не усложняет жизнь нашему Южному Лесу Бирюзового Дерева, я всегда чувствовал, что они хотели уничтожить нас. Просто, у них пока не было какого-то подходящего оправдания и нужного для этого момента.

– В конце концов, не важно, как сильно ослаб наш Южный Лес Бирюзового Дерева, мы всё ещё истинная дочерняя сила Горы Бирюзового Дерева. Даже если бы они захотели что-нибудь нам сделать, им всё ещё нужно для этого надлежащее оправдание.

– И сейчас, Юань Цин Монастыря Ориона на самом деле активировал Бессмертную Иглу Древней Эпохи. Не упоминая того, что Юань Цин получит особое отношение после вхождения в Гору Бирюзового Дерева, даже Монастырь Ориона получит приличную награду. Я боюсь, что в будущем Монастырь Ориона станет даже более высокомерным. Если все так и продолжится, я действительно не знаю, когда Монастырь Ориона может пойти и атаковать наш Южный Лес Бирюзового Дерева.

– Однако, чего я боюсь больше всего, это, всё же, обида между тобой и Юань Цином. Этот Юань Цин человек с выдающимся талантом. Вдобавок к тем людям, которые есть у Монастыря Ориона на Горе Бирюзового Дерева, если он захочет тебе что-нибудь сделать после вхождения в Гору Бирюзового Дерева, я боюсь, что ты попадешь в беду.

– И сейчас он на самом деле активировал Бессмертную Иглу Древней Эпохи; он получит даже лучшее отношение после присоединения к Горе Бирюзового Дерева. Таким образом, чего я боюсь больше всего, так это того, что Юань Цин что-нибудь тебе сделает, – договорив до этого момента, Сыкун Чжайсин вздохнул. Не скрывая ничего, он высказал все свои тревоги относительно Чу Фэна.

– Если это так, тогда, Старший Сыкун, я считаю, что ты можешь успокоить свой разум, – сказал Чу Фэн.

– Успокоить разум? Чу Фэн, ты…? – Сыкун Чжайсин был смущён словами Чу Фэна.

– Эта Бессмертная Игла Древней Эпохи не была активирована Юань Цином. Вместо этого она была активирована мной, – сказал Чу Фэн мягким голосом. Его выражение было очень естественным; его образ мышления был очень спокойным.

– Что? Чу Фэн, что ты только что сказал? Скажи это снова! – после того, как он услышал эти слова, выражение Сыкун Чжайсина немедленно сильно изменилось. Он был так взволнован, что схватил Чу Фэна за плечи. Сейчас его действия действительно не соответствовали его обычному поведению.

Что касается Чу Фэна, он, казалось, уже ожидали подобной реакции Сыкун Чжайсина. Таким образом, он остался спокойным и сказал, ни быстро, ни медленно:

– Это действительно я активировал Бессмертную Иглу Древней Эпохи.

–Небеса! Это реально? Хахаха, это просто слишком прекрасно. Я знал это, как мог Юань Цин из Монастыря Ориона сравниться с Чу Фэном из Южного Леса Бирюзового Дерева, – в этот момент Сыкун Чжайсин был вне себя от радости. Он был так взволнован, что его старое тело начало трястись.

У него не было сомнений во всём, что сказал Чу Фэн. Просто потому, что у него было к нему огромное доверие. Поскольку Чу Фэн заявил, что он был тем, кто активировал Бессмертную Иглу Древней Эпохи, даже если бы весь мир отказался ему верить, он всё равно поверил бы ему. В конце концов, для него Чу Фэн был единственной надеждой его Южного Леса Бирюзового Дерева.

– Чу Фэн, поскольку эта Бессмертная Игла Древней Эпохи была активирована тобой, почему ты не обличил Юань Цина, а вместо этого позволил ему получить твои достижения? – После того, как он немного успокоился, спросил Сыкун Чжайсин.

Нужно знать, каким великим подвигом было активировать Бессмертную Иглу Древней Эпохи, и как безгранична была польза, которую можно было извлечь из этого. Например, почтение людей, а кроме того, Гора Бирюзового Дерева сосредоточилась бы на развитии этого человека. Все эти выгоды предназначались Чу Фэну. И всё же, они были все получены Юань Цином. Это привело к огромному недовольству Сыкун Чжайсина.

– Старший Сыкун, у этого младшего есть свои проблемы, – видя это, Чу Фэн не пытался скрывать этого. Вместо этого, он рассказал Сыкун Чжайсину обо всем, что случилось в глубинах Бессмертного Пруда Древней Эпохи.

Особенно об Эльфах Древней Эпохи, которые убили Цинь Гуана, а затем хотели убить уже его, но вместо этого были убиты им.

Причина, почему он не признал того, что это он был тем, кто активировал Бессмертную Иглу Древней Эпохи, была именно в том, что он боялся, что Эльфы Древней Эпохи захотят отомстить. В конце концов, Эльфы Древней Эпохи были чрезвычайно сильны. Если бы Эльфы Древней Эпохи на самом деле хотели убить его, не упоминая Сыкун Чжайсина, даже Гора Бирюзового Дерева, вероятно, не смогла бы защитить его.

– Исходя из того, что ты сказал, разве это не означает, что этот Юань Цин попал в крупные неприятности, и ему уже не так долго осталось жить?

Услышав, что сказал Чу Фэн, Сыкун Чжайсин возрадовался в своем сердце. Несмотря на то, что он был директором Южного Леса Бирюзового Дерева и обладал высоким и благородным статусом, он всё равно хотел, чтобы Юань Цин, который воспользовался достижениями Чу Фэна, был убит Эльфами Древней Эпохи. Другими словами, он считал, что то, что Юань Цинь сделал, было просто бесстыдным.

– Честно говоря, я не могу быть уверен, будут ли Эльфы Древней Эпохи убивать Юань Циня или нет. Причина, почему я не признал того, что это я активировал Бессмертную Иглу Древней Эпохи, была в том, что я боялся, что может принести беду.

– Однако, я никак не ожидал, что причуды судьбы приведут к тому, что Юань Цин станет тем, про кого все подумают, что он активировал Бессмертную Иглу Древней Эпохи.

 

– По правде говоря, я также был в ярости когда узнал о том что случилось. Однако, когда я думаю об этом с другой стороны, это также может считаться хорошей для меня возможностью использовать Юань Цина, чтобы посмотреть, как именно Эльфы Древней Эпохи отреагируют на того, кто активировал Бессмертную Иглу Древней Эпохи.

– Одно дело, если они убьют Юань Цина. Однако, если они позволят ему жить и проигнорируют это дело, я не позволю Юань Циню так просто получить все выгоды. Однажды, я абсолютно точно заставлю его вернуть все те преимущества, которые он получит с моей помощью, – сказал Чу Фэн.

– Чу Фэн, ты имеешь ввиду? – Сыкун Чжайсин, казалось, думал о чём-то.

– Если Эльфы Древней Эпохи ничего не сделают Юань Цину, я лично позабочусь о нём.

– Я тот, кто запустил Бессмертную Иглу Древней Эпохи. У меня есть способность активировать её, и эта способность не то, что Юань Цин может присвоить.

– Более того, нет ли такой же Бессмертной Иглы Древней Эпохи у Горы Бирюзового Дерева? Когда я активирую эту Бессмертную Иглу Древней Эпохи, в то время, как Юань Цин нет, правда будет раскрыта всем.

– Я считаю, что тогда не только Юань Цин попадет в опалу, даже Монастырь Ориона пострадает вместе с ним. Я боюсь, что даже если я не стану ничего ему делать, Юань Цинну будет крайне сложно выжить на Горе Бирюзового Дерева. Если он умрет после этого, я уверен, что никому не будет до этого дела, — сказал Чу Фэн.

– Удивительно, на самом деле удивительно. Юань Цин думал, что он получил гигантское преимущество, но он никогда бы не подумал, что он стал твоим щитом. Таким образом, всё в пределах досягаемости твоей руки. Казалось бы, что я действительно недооценил тебя, мальчик.

Услышав, что сказал Чу Фэн, Сыкун Чжайсин ухмылялся от уха до уха. Как директор Южного Леса Бирюзового Дерева, он был очень проницательным и осмотрительным человеком. Тем не менее, он никак не ожидал, что Чу Фэн, в своем юном возрасте, был человеком, который думал так далеко наперёд, чтобы воспользоваться человеком, который хотел воспользоваться им.

Сыкун Чжайсин все больше благодарил судьбу за то, как ему повезло, как удачлив был Южный Лес Бирюзового Дерева, что ему на самом деле удалось получить такого ученика, как Чу Фэн. Это определённо было благодатью, данной Южному Лесу Бирюзового Дерева небесами.

– Тем не менее, нам определенно нужно время для наблюдения. По крайней мере, я должен немного понаблюдать за этим делом на Горе Бирюзового Дерева.

– Я знаю, что я, вероятно, буду не в состоянии избежать унижения Юань Цина в этот период времени. Однако, все хорошо. Я уже приготовился. Если он будет задирать меня в ситуации, где я не смогу дать ему сдачу, я просто стерплю. Однако, однажды, он вернет мне все то, что задолжал, десятикратно или даже стократно, – когда он договорил до этого момента, холодная ярость промелькнула в глазах Чу Фэна.

– Нет. Даже в то время, пока ты наблюдаешь за реакцией Эльфов Древней Эпохи, не будет никого, кто будет запугивать тебя, если ты сможешь сделать кое-что, – сказал Сыкун Чжайсин.

– Старший Чжайсин, о чем ты? – спросил Чу Фэн озадачено.

– Подожди меня здесь, – Сыкун Чжайсин не ответил Чу Фэну. Вместо этого он загадочно улыбнулся, повернулся и сказал что-то к Старейшине Гуньсуню.

Услышав, что сказал Сыкун Чжайсин, Старейшина Гуньсунь, Ван Вэй и остальные попрощались с Сыкун Чжайисном, перед тем, как покинуть корабль, чтобы отправиться на другом военном корабле в Южный Лес Бирюзового Дерева под предводительством Старейшины Гуньсуня.

В этот момент только Чу Фэн и Сыкун Чжайсин остались на военном корабле, ведомым Сыкун Чжайсином. Более того, Сыкун Чжайсин изменил направление корабля. Он начал быстро лететь к северу, в направлении, противоположном Южному Лесу Бирюзового Дерева.

– Старший Сыкун, куда мы направляемся? – Чу Фэн был крайне озадачен действиями Сыкун Чжайсина. Не в силах сдержаться, он спросил.

– Куда мы едем, не имеет значения. Самое важное, что я хочу, чтобы ты пошёл и сделал кое-что, – сказал Сыкун Чжайсин.

– Что именно? – спросил Чу Фэн.

– Что-то, чего другие не смогли сделать, но тебе возможно и удастся, – ответил Сыкун Чжайсин.

Оставить комментарий