Глава 1088. Соглашение предков.

– Старший Сыкун, что происходит? – с любопытством спросил Чу Фэн.

– Чу Фэн, ты должен знать, кто такой Байли Сюанькун, верно? – Сыкун Чжайсин ответил вопросом.

– Конечно, Байли Сюанькун это первый директор нашего Южного Леса Бирюзового Дерева, основатель нашего Южного Леса Бирюзового Дерева.

– Тогда он был экспертом с именем, известным во всем Владении Бирюзового Дерева. Он также старший боевой брат директора Горы Бирюзового Дерева. На Горе Бирюзового Дерева он обладал исключительно высоким статусом. Именно по просьбе директора Горы Бирюзового Дерева он создал Южный Лес Бирюзового Дерева.

В последние пару дней, Чу Фэн узнал много нового о Южном Лесу Бирюзового Дерева. Первый директор школы Южного Леса Бирюзового Дерева, Байли Сюанькун, был наиболее определенно самым героическим и легендарным директором Южного Леса Бирюзового Дерева. Можно даже сказать, что он был единственным человеком, которым сильно гордились ученики Южного Леса Бирюзового Дерева. Это было потому, что его приемники на посту директора были намного хуже него.

Во времена Байли Сюанькуна Южный Лес Бирюзового Дерева был самым сильным среди четырех Лесов Бирюзового Дерева. Это было настолько сильно, что другие три Леса Бирюзового Дерева просто не могли упоминаться наравне с Южным Лесом Бирюзового Дерева из-за огромного разрыва в силе.

Тем не менее, после его смерти, Южный Лес Бирюзового Дерева пострадал от внезапного, внушительного падения. Без защиты этого исключительного эксперта, последующие поколения Южного Леса Бирюзового Дерева стали хуже предыдущего. Сегодня Южный Лес Бирюзового Дерева стал ужасно слабым и был посмешищем.

– Чу Фэн, ты очень умный и развитый ребенок. Ты когда-нибудь думал о себе, что с силой, которой Директор Байли и с силой, которой наш Южный Лес Бирюзового Дерева обладали тогда, почему мы скатились до такого состояния после его смерти? Должна быть причина для этого, не так ли? – спросил Сыкун Чжайсин.

– Честно говоря, младший действительно уже думал об этом вопросе. Как говорится, верблюд, который умер от голода, все равно будет больше, чем лошадь. С тем, как силён был Директор Байли, после его смерти, Южный Лес Бирюзового Дерева, который он оставил, не должен был скатиться до нынешнего состояния, – Чу Фэн честно озвучил свои мысли.

– Это верно. Если Директор Байли действительно хотел должным образом управлять Южным Лесом Бирюзового Дерева, тогда, несмотря на то, что место, где Южный Лес Бирюзового Дерева был построен, чрезвычайно слабое, мы все равно не должны были скатиться до своего нынешнего состояния.

– Что касается причины разрушительного упадка Южного Леса Бирюзового Дерева, все потому, что, хотя директор Байли был силен, он не оставил никакого наследства Южному Лесу Бирюзового Дерева, и не развивал выдающихся потомков. Это дошло до такого, что когда он выбирал следующего директора, чтобы передать ему свой пост, он назначил на эту должность чуть ли не первого попавшегося на глаза.

– Я даже слышал, что перед своей смертью, он даже дал своим друзьям особое наставление о том, что независимо от того, в каком состоянии будет Южный Лес Бирюзового Дерева, они не станут протягивать ему руку помощи. Однако, он также попросил своих друзей не позволить Южному Лесу Бирюзового Дерева погибнуть. Он даже особо подчеркнул перед директором Горы Бирюзового Дерева о том, что независимо от того, что случиться с Южным Лесом Бирюзового Дерева, позволить ему существовать.

– Именно по этой причине, после его смерти, Южный Лес Бирюзового Дерева получил внезапный и сокрушительный спад. Кроме того, многие из экспертов, которые пришли, чтобы присоединиться к Южному Лесу Бирюзового Дерева из-за славы Директора Байли, также покинули Южный Лес Бирюзового Дерева после его смерти. Вдобавок к просьбам, которые он выказал перед его смертью, это стало причиной того, почему Южный Лес Бирюзового Дерева опустился до своего нынешнего уровня.

– Несмотря на то, что Южный Лес Бирюзового Дерева по-прежнему существует, когда сравниваешь его со славными деньками былых лет, Южный Лес Бирюзового Дерева стал просто жалко слабым, – сказал Сыкун Чжайсин.

– Подобное действительно произошло? Почему Директор Байли сделал это? – смятение было написано на лице Чу Фэна.

– Хотя Директор Байли, казалось, не оставил чего-то для Южного Леса Бирюзового Дерева, он все же оставил после себя определенное наследие, – сказал Сыкун Чжайсин.

– Какое наследие? – спросил Чу Фэн.

– Ты должен знать о Секте Вознесения, не так ли? – спросил Сыкун Чжайсин.

– Этот младший знает. Секта Вознесения такая же, как и Монастырь Ориона. Они являются одной из первоклассных вспомогательных сил Горы Бирюзового Дерева. Более того, говорят, что сила Секты Вознесения немного выше, чем у Монастыря Ориона, и сравнима с Северным, Западным и Восточным Лесами Бирюзового Дерева, – ответил Чу Фэн.

– Наш Директор Байли был лучшим другом мастера-основателя Секты Вознесения. Тогда, перед своей смертью, Директор Байли создал пагоду в Секте Вознесения. Пагода названа Пагодой Южного Леса Бирюзового Дерева.

– Он оставил после себя наследие, скрытое на вершине Пагоды Южного Леса Бирюзового Дерева, а затем взял обещание с мастера Секты Вознесения, сказав, что если кто-то из Южного Леса Бирюзового Дерева в будущем сможет получить это наследие, Секта Вознесения станет союзником Южного Леса Бирюзового Дерева. Более того, они поклялись пройти испытания и невзгоды, жить и умереть с Южным Лесом Бирюзового Дерева.

 

– В то же время, он также заявил, что, если никто из Южного Леса Бирюзового Дерева не сможет получить наследие, тогда Секта Вознесения никогда не протянет Южному Лесу Бирюзового Дерева руку помощи, – сказал Сыкун Чжайсин.

– Таким образом, Директор Байли уже догадался, что Южный Лес Бирюзового Дерева падет так низко? – казалось, Чу Фэн понял что-то.

– Верно. Вот почему мы говорим, что Директор Байли был истинным мудрецом. Когда он создал Южный Лес Бирюзового Дерева, он сделал это все с целью ожидания одного исключительного гения, человека, который был бы в состоянии повлиять на всю Святую Землю Воинственности. Можно сказать, что Южный Лес Бирюзового Дерева был основан ради этого человека.

– В то время как он был готов помочь этому человеку, он не желал ни помогать, ни развивать Южный Лес Бирюзового Дерева. Вот почему он не оставил позади ни одного из своих навыков и способностей для последующих поколений Южного Леса Бирюзового Дерева. Это также стало причиной того, почему он не позволил своим друзьям оказывать помощь Южному Лесу Бирюзового Дерева. И всё же, он по-прежнему требовал дальнейшего существования Южного Леса Бирюзового Дерева и взял подобное обещание со своего лучшего друга.

– Его намерения были крайне ясны. Хотя это правда, что он ничего не оставил для Южного Леса Бирюзового Дерева, он оставил после себя определенную помощь человеку, который, как он верил, выйдет из Южного Леса Бирюзового Дерева.

– Многие люди не понимают, почему Директор Байли сделал такую вещь. Ранее я был одним из тех людей. Я был полностью слеп к его намерениям и даже чувствовал, что он сделал лишнее. Тем не менее, сейчас я понимаю его, потому что я, в конце концов, начал верить в слова, которые он оставил.

– Он сказал, что Южный Лес Бирюзового Дерева будет ждать человека, который сможет повлиять на всю Святую Землю Воинственности, только тогда цель существования Южного Леса Бирюзового Дерева будет показана. Точно так же, это также станет временем для Южного Леса Бирюзового Дерева, когда он вновь возвысится.

– И теперь этот человек появился. Этот человек – ты, – Сыкун Чжайсин посмотрел на Чу Фэна. Сложные эмоции наполнили его глаза. Это было своего рода доверие, вверение всех своих надежд Чу Фэну.

– Старший Сыкун, ты ведёшь меня к Секте Вознесения, чтобы получить наследие в Пагоде Южного Леса Бирюзового Дерева, чтобы Секта Вознесения стала нашим союзником и помогла нам? – Чу Фэн понял намерения Сыкун Чжайсина.

– Мм, сила, которой обладает Монастырь Ориона на Горе Бирюзового Дерева, просто огромная. Даже с правилами Горы Бирюзового Дерева, ты всё же можешь пострадать, если Юань Цин захочет тебе что-нибудь сделать.

– Тем не менее, если Секта Вознесения прикроет тебя, ситуация станет совершенно иной. Это потому, что сила Секты Вознесения ничуть не уступает Монастырю Ориона. Можно даже сказать, что они немного сильнее, чем Монастырь Ориона, – сказал Сыкун Чжайсин.

– Однако, Старший Сыкун, после всех тех лет, ты уверен, что Секта Вознесения будет верна обещанию, которое дал их мастер-основатель нашему директору?

Чу Фэн был немного обеспокоен. В конце концов, разрыв между нынешним Южным Лесом Бирюзового Дерева и Сектой Вознесения был просто огромен. Нельзя было быть уверенным, что Секта Вознесения будет следовать обещанию своего предка и станет союзником с Южным Лесом Бирюзового Дерева. Это было особенно верно, учитывая, что Чу Фэн обидел Монастырь Ориона.

– На самом деле, даже я не могу быть уверен, выполнят ли они обещание. В конце концов, так много времени прошло.

– Тем не менее, Секта Вознесения отличается от нашего Южного Леса Бирюзового Дерева. Даже со времен их мастера, основавшего секту, их метод отбора последующих мастеров секты был особенным. Человек, которого они выбрали бы, не обязательно был с самым сильным развитием. Вместо этого, он определенно был бы с наилучшими моральными качествами.

– Таким образом, все последующие мастера Секты Вознесения были людьми с моральными качествами, которые вызывали одобрение у всех. Таким образом, даже при том, что Секта Вознесения со времен смерти Директора Байли никак не была связана с нашим Южным Лесом Бирюзового Дерева, я знаю, что их нынешней глава секты всё ещё помнит обещание, которое их предок дал Директору Байли, – сказал Сыкун Чжайсин.

– В таком случае, давай в этот раз доверимся Директору Байли, – Чу Фэн облегчённо улыбнулся. Он больше не стал слишком много об этом думать.

Смысл его слов был предельно ясен. Сложные отношения, которые Южный Лес Бирюзового Дерева имел с Сектой Вознесения, были созданы Директором Байли. Если Чу Фэн сможет получить наследие, но Секта Вознесения откажется следовать этому обещанию, это означало бы только то, что Директор Байли просчитался. По крайней мере, он выбрал не ту цель, когда брал обещание.

Однако, Чу Фэн на самом деле доверял Директору Байли. Он полагал, что этот Директор Байли был необычайным человеком. Что касалось такого рода необычайного человека, они обычно были людьми с великими способностями.

Оставить комментарий