Глава 1099. У меня есть дело, о котором я хотел бы попросить.

Тишина. В этот момент тишина наполнила этот регион. Глаза всех были сфокусированы на небе сверху.

Шок. Было невозможно им не быть в шоке. Когда Бай Жочэнь, козырная карта их Секты Вознесения, была разбита Южным Лесом Бирюзового Дерева, на который они смотрели свысока, эмоции, которые наполняли их сердца, были не просто потрясением и удивлением.

*хлоп хлоп хлоп*

Однако, именно в этот момент раздались громкие и ясные аплодисменты.

Передвинув свои взгляды в сторону звука, толпа увидела беловолосого старика, стоящего неподалеку и хлопающего руками.

Это старик действительно выглядел престарелым. Казалось, что он жил как минимум двести лет. Однако, у него был добродушный внешний вид; особенно эта улыбка на его лице, она казалась чрезвычайно любезной.

– Мы выражаем наше уважение Владыке Мастеру Секты, – увидев этого человека, члены Секты Вознесения, за исключением Мадам Главы Секты и Бай Жочэнь, все поспешили учтиво приветствовать его.

Даже Сыкун Чжайсин не смел быть неуважительным; он почтительно обхватил свой кулак, чтобы приветствовать этого старика.

– Директор Южного Леса Бирюзового Дерева также выражает почтение Мастеру Секты Вознесения.

– Хо, Директор Сыкун, мы из одного поколения. Не нужно тебе так почтительно ко мне относиться. Ты можешь звать меня просто по имени, – в то время, как Мастер Секты Вознесения сказал эти слова, он уже предстал перед Сыкун Чжайсином и поддержал его.

– Поскольку Мастер Секты Чжоу так сказал, тогда Сыкун Чжайсин также будет относиться к тебе как к близкому другу, – видя это, Сыкун Чжайсин также перестал пытаться быть формальным.

– Это другое дело, – Мастер Секты Вознесения кивнул. Затем он посмотрел на Чу Фэна и спросил: – Маленький друг, могу ли я узнать твоё славное имя.

– Младшего зовут Чу Фэн. Я выражаю почтение старшему мастеру секты, – уважительно ответил Чу Фэн.

– Маленький друг, ты на самом деле талантлив. Ты на самом деле смог с такой лёгкостью использовать Боевой Навык Земного Табу; для моей дочери быть побеждённой тобой, это тоже обосновано.

Мастер Секты Вознесения кивнул. Затем он обернулся к Сыкун Чжайсину и сказал:

– Директор Сыкун, ты действительно получил великого ученика. Поздравляю, поздравляю.

Слова, сказанные Главой Секты Вознесения, заставили Сыкун Чжайсина довольно улыбнуться, когда он слегка кивнул, чтобы показать, что он принимает похвалу.

– Старший мастер секты, раньше Мисс Бай сказала, что как только я смогу выгнать её из внутреннего круга, эта Пагода Южного Леса Бирюзового Дерева останется владением нашего Южного Леса Бирюзового Дерева, и что твоя Секта Вознесения не будет её больше использовать. Могу я узнать, в силе ли ещё эти слова? – внезапно спросил Чу Фэн.

– Конечно. Поскольку я уже согласилась с этими условиями, мы определённо будем держать слово, – именно в этот момент Мадам Мастер Секты внезапно заговорила. Пока она говорила, она подлетела к Мастеру Секты Вознесения. Затем, с очаровательной улыбкой, она спросила: – Не так ли, Чжисянь?

– Хех, поскольку ты уже согласилась на это, те слова, естественно, в силе. Кроме того, эта Пагода Южного Леса Бирюзового Дерева изначально была создана Южным Лесом Бирюзового Дерева, – Мастер Секты Вознесения улыбнулся, кивнув. Можно было увидеть, что их отношения были очень хорошими.

Однако, с точки зрения Чу Фэна, он считал, что мать Бай Жочэнь была максимум сорокалетней, а её красота еще не увяла. Что касалось Мастера Секты Вознесения, он жил как минимум две сотни лет, и был по-настоящему трухлявым стариком.

Что казалось их силы, они оба были непостижимо сильными. Чу Фэн не мог определить, кто был сильнее, а кто слабее. Судя по всему, даже если Мастер Секты Вознесения был сильнее, он был бы, вероятно, не намного сильнее, чем Мадам Мастер Секты.

Для сравнения, Мастер Секты Вознесения на самом деле казался немного не способным сравниться с его красивой Мадам Мастером Секты. В конце концов, Мадам Мастер Секты обладала таким развитием в таком возрасте. Когда она достигнет возраста Мастера Секты Вознесения, её развитие определённо превзойдет Мастера Секты Вознесения.

Таким образом, Чу Фэн был сконфужен. С тем, насколько выдающейся была эта Мадам Мастер Секты, и учитывая, что она обладала такой гениальной дочерью, как Бай Жочэнь, это означало, что её талант и боевая сила, должны быть чрезвычайно высокими. В таком случае, почему она вышла замуж за Мастера Секты Вознесения?

Возможно, она была не так проста? Однако, Чу Фэн даже подумать не мог, чем могла обладать Секта Вознесения, чтобы она захотела этого.

Поскольку он не мог этого определить, Чу Фэн решил не заморачиваться с этим. В конце концов, это дело его не касалось. Более того, ни Мастер Секты Вознесения, ни мать Бай Жочэнь не казались запутавшимися людьми. Поскольку он хотел её в жёны, тогда никто не имел права вмешиваться.

Таким образом, Чу Фэн привлёк взгляды всей толпы. Он указал на формацию, которую девяносто девять учеников Секты Вознесения использовали, чтобы тренироваться, и сказал:

– Поскольку соглашение в силе, когда вы все удалите эту формацию?

 

– Маленький друг, для начала, отправляйся в Пагоду Южного Леса бирюзового Дерева. Когда ты вернёшься, я уберу эту формацию, – сказал Мастер Секты Вознесения.

– Это было бы отлично, – видя это, Чу Фэн также не потрудился тратить лишних слов. Он прямо пошел к широко открытому входу Пагоды Южного Леса Бирюзового Дерева.

– Маленький друг Чу Фэн, пожалуйста, погоди минуту, – однако, прямо в тот момент, Мастер Секты Вознесения заговорил и остановил Чу Фэна.

– Старший Глава Секты, есть что-то, что тебе нужно? – спросил Чу Фэн.

– У этого старика действительно есть дело, о котором я хотел бы попросить тебя, – сказал Мастер Секты Вознесения.

– Старший, пожалуйста, говорите, – сказал Чу Фэн.

Мастер Секты Вознесения не сразу ответил Чу Фэну. Вместо этого он смотрел на двух старейшин и девяносто девять учеников, и сказал:

– Старейшины, время позднее. Вы можете забрать этих учеников и вернуться.

– Да, – видя это, старейшины и девяносто девять учеников поспешно ушли. Они не смели больше здесь оставаться.

В этот момент Чу Фэн понял, что если Мастер Секты Вознесения на самом деле хотел что-то у него спросить, тогда это дело определённо было бы конфиденциальным делом. По крайней мере, это было что-то, о чём эти старейшины и ученики не знали.

Как и ожидалось, после того, как эти старейшины и ученики ушли, Мастер Секты Вознесения заговорил. Сначала он посмотрел на Сыкун Чжайсина и сказал:

– Я считаю, что Директор Сыкун знал моего мастера, нашего предыдущего мастера Секты Вознесения, отошедшего пять лет назад.

– Я слышал, что Старший Лю отошёл, – Сыкун Чжайсин кивнул.

– В таком случае, Директор Сыкун знает, как мой мастер умер? – спросил Мастер Секты Вознесения.

– Старший Лю обладал непостижимым развитием. Однако, он был очень стар. Я считаю, что он должен был умереть от старости? – сказал Сыкун Чжайсин.

– Ты наполовину прав. Мой мастер в самом деле достиг лимита своей жизни. Однако, он не умер от старости. Вместо этого он умер в этой Пагоде Южного Леса Бирюзового Дерева, – сказал Мастер Секты Вознесения.

– В Пагоде Южного Леса Бирюзового Дерева? – услышав эти слова, Сыкун Чжайсин не мог сдержать своего потрясения.

– По правде говоря, не только ваш Южный Лес Бирюзового Дерева провалился в достижении пика этой Пагоды Южного Леса Бирюзового Дерева. Никому не удалось сделать это. Даже все наши последующие поколения старших Секты Вознесения провалились в достижении пика.

– Мой мастер, в своей юности уже был высококлассным гением в нашей Секте Вознесения. Даже после того, как он присоединился к Горе Бирюзового Дерева, он стал знаменитым основным учеником в этом месте. Если бы он не настаивал на возвращении в Секту Вознесения, тогда он определённо обладал бы очень высоким статусом на Горе Бирюзового дерева.

– Можно сказать, что он оставил много легенд за свою жизнь практика. Однако, он также был одним из многих людей, которые провалились в испытание Пагоды Южного Леса Бирюзового Дерева.

– Это было делом, которое грызло сердце моего мастера всю его жизнь. Таким образом, он хотел перед своей смертью от старости попытаться бросить вызов Пагоде Южного Леса Бирюзового Дерева ещё раз.

– Однако, кто бы мог подумать, что после того, как он войдет в Южный Лес Бирюзового Дерева, он никогда уже не вернется.

– Спустя год после того, как мой мастер не вернулся, я понял, что мой мастер мог столкнуться с бедой внутри Пагоды Южного Леса Бирюзового Дерева. Таким образом, я объявил внешнему миру, что мой мастер умер, – сказал Мастер Секты Вознесения.

– Старший мастер секты, разве вы не пытались узнать, жив ли этот старший или нет, просто пойдя туда и проверив? – спросил Чу Фэн.

– Я пытался туда войти. Однако, давление в Пагоде Южного Леса Бирюзового Дерева было на самом деле слишком огромным. Когда я достиг седьмого этажа, я не мог сделать даже шага.

–Что касалось моего мастера, было сказано, что он мог достичь восьмого этажа. Таким образом, я не смог увидеть своего мастера, – Мастер Секты Вознесения покачал головой.

Оставить комментарий