Глава 1105. Она что-то замышляет.

Опция "Закладки" ()

– Мастер Секты Чжоу, что ты имеешь ввиду под этими словами? – Сыкун Чжайсин слегка нахмурился. Он чувствовал, что есть скрытый смысл за словами, сказанными мастером Секты Вознесения.

– Мало того, что маленький друг Чу Фэн обладает выдающимся талантом, он также крайне сообразительный и мужественный. Более того, с его юным возрастом он уже получил Боевой Навык Земного Табу. Это означает, что его семейное происхождение должно быть также необыкновенным.

– Директор Сыкун, могу я узнать, откуда именно маленький друг Чу Фэн пришёл, что он такой необыкновенный? – спросил мастер Секты Вознесения.

– Это… – Сыкун Чжайсин немного колебался, чтобы ответить на вопрос мастера Секты Вознесения. Однако, в конце концов, он решил ответить честно. – Чу Фэн не человек со Святой Земли Воинственности. Он из Региона Южного Моря.

– Что? Он на самом деле из Региона Южного Моря? – услышав эти слова, мать Бай Жочэнь воскликнула в шоке. Удивление в её очаровательных глазах было просто неописуемым.

На самом деле даже мастер Секты Вознесения был крайне сильно удивлен. Просто в этот момент кроме потрясения был также след зависти и восхищения на его лице.

Он сказал:

– Южный Лес Бирюзового Дерева охраняет выход с Небесного Пути Региона Южного Моря и сталкивался с насмешкой со стороны окружающих все эти годы. Наконец, горькие времена для твоего Южного Леса Бирюзового Леса прошли и началось сладкое время. Старший Байли на самом деле обладал огромным предвидением.

– Однако, хотя талант этого ребёнка, Чу Фэна, необыкновенный, он кажется немного хвастуном. Вдобавок к техникам и навыкам, которыми он обладает, после того, как он войдёт в Гору Южного Дерева, даже если он не возьмёт на себя инициативу провоцировать других, у него все равно появиться много врагов.

– Эх, – когда упомянули это дело, Сыкун Чжайсин выпустил долгий выдох. Он также чрезвычайно беспокоился о Чу Фэне. Как говорится, «намерений других следует опасаться». На Горе Бирюзового Дерева это было даже более правдиво.

Хотя ученики Горы Бирюзового Дерева обозначались как соученики, они все хранили свои собственные корыстные мотивы. В юности Сыкун Чжайсина он также тренировался на Горе Бирюзового Дерева, и был одним из самых превосходных основных учеников. Таким образом, он прекрасно знал, как интенсивны были открытые бои и сражения на Горе Бирюзового Дерева. Самое важное, Гора Бирюзового Дерева на поверхности будет запрещать бои между учениками, но в действительности не будет ничего с этим делать.

Не было ничего, что они могли сделать. Ученики Горы Бирюзового Дерева, особенно основные ученики, поголовно были важными кандидатами для достижения успеха в великом деле Горы Бирюзового Дерева. Даже Директор и старейшины управления, которые обладали великими силами, должны быть отобраны из числа основных учеников.

Тем не менее, это послужило причиной того, что ученики, особенно сильные ученики, они редко сопереживали другим ученикам. На поверхности они казались дружелюбными друг с другом. Однако, на самом деле, они относились друг к другу как к врагам.

Это было настолько сильно, что если появлялся кто-нибудь, кто обладал определёнными сокровищами, они привлекли бы внимание других учеников, которые запросто пошли бы на убийство, когда их цель покидала Гору Бирюзового Дерева ради миссии. Воровство чужого имущества было чем-то, что случалось каждый год.

Даже те, кто были пойманы и понесли серьезное наказание, исчислялись несколькими сотнями ежегодно. А что на счёт тех, кто не был пойман? Они были просто неисчислимы, и их было невообразимо много.

Что касалось этого, это было именно то, о чём беспокоился Сыкун Чжайсин. Талант Чу Фэн был выдающимся; он не только обладал необыкновенными техниками и навыками, он также обладал Королевским Оружие высшего качества. И всё же, он не имел сильной поддержки и вместо этого был кем-то из Региона Южного Моря. Кроме того, он обладал темпераментом человека, который отказывается терпеть убытки.

Таким образом, после того, как он присоединиться к Горе Бирюзового Дерева, враги Чу Фэна, вероятно, не будут ограничены одним лишь Монастырём Ориона. Не упоминая учеников, было возможно, что даже старейшины сосредоточат свой взгляд на имуществе Чу Фэна.

Это, естественно, стало причинной того, что Сыкун Чжайсин беспокоился. Прежде он знал лишь то, что Чу Фэн обладает необычным талантом, и он не знал, что Чу Фэн владел столь многими техниками, неоценимым королём Королевского Оружия и даже Боевым Навыком Земного Табу, которым обычные силы не обладали. Если это станет известно после того, как он присоединиться к Горе Бирюзового Дерева, это, вероятно, привлечет внимание многих сил.

Как будто он видел насквозь опасения, которые затуманили Сыкун Чжайсина, мастер Секты Вознесения сказал:

– Брат Сыкун, ты не должен слишком сильно об этом переживать. Наши силы уже вошли в союз. Мало того, что Чу Фэн ученик твоего Южного Леса Бирюзового Дерева, он также эквивалентен тому, чтобы быть учеником нашей Секты Вознесения. Наша Секта Вознесения не пожалеет сил, чтобы защитить его.

– Верно, конечно… – услышав эти слова, Сыкун Чжайсин кивнул. Беспокойство в его сердце сильно уменьшилось. Он был опытным человеком и знал, что мастер Секты Вознесения показывал свою искренность, искренность в становлении союзником с его Южным Лесом Бирюзового Дерева.

– Эх, по моему мнению, эти два ребёнка очень хорошо подходят друг другу. Не думаешь, Директор Сыкун? – внезапно, с улыбкой сказала мать Бай Жочэнь.

– Э, это… – в этот момент выражение Сыкун Чжайсина напряглось. Он был пойман врасплох словами, которые внезапно произнесла мать Бай Жочэнь, и не знал, как ответить.

 

На самом деле, это не ограничивалось Сыкун Чжайсином, когда даже мастер Секты Вознесения в шоке широко открыл свой рот.

– Хе-хе, я просто шучу. Вы только посмотрите, как вы оба были потрясены.

– Я выступаю за свободную любовь молодых людей, и определённо устроила бы свадьбу для них, – видя их реакцию, мать Бай Жочэнь прикрыла рот и засмеялась. Только тогда Сыкун Чжайсин и мастер Секты Вознесения вздохнули с облегчением.

Честно говоря, Сыкун Чжайсин тоже чувствовал, что они идеально подходят друг другу. Развитие Чу Фэна и Бай Жочэнь были на самом деле хорошо подобраны. Однако, если два человека должны стать парой, они должны находиться в гармонии. Что касалось Чу Фэна и Бай Жочэнь, они, казалось, были совершенно не заинтересованы друг в друге. Если они вдвоем должны будут образовать пару, это не обязательно прошло бы гладко.

Однако, после того, как мать Бай Жочэнь сказала эти слова, Сыкун Чжайсин зажегся идеей тайно сыграть сваху и свести их. В конце концов, Секта Вознесения и Южный Лес Бирюзового Дерева сейчас стали альянсом. Если они вдвоем смогут объединиться с помощью брака, так будет даже лучше.

Однако, когда он посмотрел на мать Бай Жочэнь, он почувствовал немного волнения. Он не смел делать поспешных выводов, шутила ли эта женщина, когда сказала эти слова, или она правда имела намерение, потому что было слишком трудно увидеть ее насквозь.

Несмотря на то, что возраст матери Бай Жочэнь был моложе, чем у мастера Секты Вознесения, и она на самом деле была представителем молодого поколения, по сравнению с ним, она вызывала у Сыкун Чжайсина крайне неопределенные ощущения. Это было так сильно, что он чувствовал тень опасности от неё, заставляющий его бояться её от всей души.

Что касалось Чу Фэна и Бай Жочэнь, ни один из них не знал о планах, которые были у Сыкун Чжайсина. В этот момент они вдвоем достигли самой глубокой части тоннеля.

Тоннель больше не шёл прямо вниз. Вместо этого он полностью сменил направление. Кроме того, квадратной формы туннель был очень просторным и тщательно оформлен. Даже освещающие камни на обеих стенах были особенно яркого и белого цвета, в отличие от обычного зеленого цвета, и освещали тоннель, как будто при солнечным светом.

Чу Фэн и Бай Жочэнь шли в ярко освещенном тоннеле. Они не пытались бежать до конца, потому что там были картины, вырезанные по бокам туннеля. Они были изображениями людей, зверей и битв. Казалось, как будто они были здесь, чтобы рассказать историю человека, и жизнь этого человека.

Чу Фэн и Бай Жочэнь были невольно привлечены теми картинами. Это было редким моментом спокойствия для них. Это было потому, что оба они знали, что если они продолжили бы, вероятно, они не встретили бы такого спокойного места, и опасности и трудности определённо ждали их впереди.

Внезапно Чу Фэн спросил:

– Мисс Бай, почему ты солгала?

– О чём ты говоришь? – Бай Жочэнь бросила взгляд на Чу Фэна. Она выразила недоумение.

– Ты явно достигла девятого этажа Пагоды Южного Леса бирюзового Дерева. Почему ты сказала, что ты достигла лишь шестого этажа? – спросил Чу Фэн с улыбкой.

– Какое тебе до этого дело? – Бай Жочэнь ещё раз бросила на Чу Фэна косой взгляд. После этого она прибавила скорость.

Чу Фэн оставался спокойным после двух косых взглядов Бай Жочэнь. Он уже привык к этому. Хотя возраст этой девушки был моложе, чем его собственный, она была абсолютно ледяной красоткой. Среди женщин, знакомых Чу Фэну, вероятно, только Таньтай Сюэ была столь же холодной, как Бай Жочэнь.

Однако, в этот момент Чу Фэн смеялся в душе. Хотя Бай Жочэнь не сказала ему причины, она косвенно признала, что она достигла девятого этажа Пагоды Южного Леса Бирюзового Дерева.

Внезапно Бай Жочэнь обернулась и сказала:

– Как насчёт такого, ты пообещаешь мне одну вещь, а я расскажу тебе причину, – более того, редкая лучезарная улыбка появилась на её ледяном лице.

Когда эта девчонка улыбалась подобным образом, она была по-настоящему красива. Это было похоже на цветущий цветок лотоса в заледеневшем поле. Это было завораживающе красиво.

Однако, в этот момент Чу Фэн выругался в своем сердце. Это было потому, что три слова были четко написаны на ее лице – она что-то замышляла.

Оставить комментарий