Глава 1126. Дивизион Вознесения.

Опция "Закладки" ()

– Мальчик, если у тебя на самом деле есть такая возможность, я, естественно, хотел бы, чтобы ты женился на ней. В конце концов, такая выдающаяся девушка, как Бай Жочэнь – большая редкость; она также довольно хорошо подходит тебе.

Когда Сыкун Чжайсин сказал эти слова, ожидание промелькнуло в его глазах, поскольку он невольно вспомнил шутку, которую сказала мать Бай Жочэнь в тот день. Если возможно, он действительно хотел бы, чтобы слова, сказанные матерью Бай Жочэнь не были лишь шуткой, но вместо этого стали реальностью.

– Бай Жочэнь в самом деле хорошая девушка. Хотя её личность немного холодная, я полагаю, что у неё хорошая натура; она холодная внешне и тёплая внутри.

– Однако, любовь это не то, что может быть навязано кем-то. Я могу сказать, что она не имеет никакого намерения относительно меня. Что касается меня самого, сейчас я думаю о ней только как о младшей сестре. Если мы говорим о нынешних отношениях, тогда это в лучшем случае будет дружба.

– Поддержание гармоничных отношений с ней, определённо не проблема. Однако, если ты хочешь, чтобы я женился на ней, я могу сказать лишь то, что все зависит от того, как сложиться судьба, – Чу Фэн покачал головой. Когда он сказал эти слова, он подумал не о том, какой выдающейся была Бай Жочэнь, а о том, что три его девушки ожидали его в Регионе Восточного Моря.

Цзы Лин, Су Роу и Су Мэй; эти три девушки были людьми, которые тронули сердце Чу Фэна; людьми, в которых он был по-настоящему влюблён.

Такого рода чувства, такого рода беспокойство друг за друга, связь души и мысли друг о друге, всё это было что-то, чего Чу Фэн за всю свою жизнь не чувствовал ни к кому другому, кроме них троих.

Однако, Чу Фэн обладал свободным и беспечным характером. Он не был тем, кто сознательно скрывал свои эмоции. Если кто-то на самом деле был способен поколебать его сердце, он определённо не сидел бы сложа руки. Если бы он на самом деле полюбил кого-то, он бы душу отдал ради этого человека. Если же у него не было никаких чувств, тогда он не мог форсировать их.

Что касалось Бай Жочэнь, она действительно никогда не вызывала у Чу Фэна никаких романтических чувств. Несмотря на то, что красота Бай Жочэнь была как цветок лотоса в поле льда, феей на земле, это, всё же, не было в состоянии соблазнить Чу Фэна.

В конце концов, с точки зрения красоты, никто из трёх девушек из региона Восточного Моря не был хуже Бай Жочэнь. Особенно Цзы Лин, её красота была даже более несравненной; она была на самом деле убийственно красивой. До этого дня Чу Фэн еще никогда не встречал того, чья красота могла сравниться с Цзы Лин.

Конечно, королева внутри Чу Фэна была единственным исключением. С точки зрения красоты Яичко была просто вершиной красоты. Однако, чтобы быть точным, Яичко не была человеком, поэтому она не могла сравниться с Цзы Лин.

Однако, если бы их нужно было сравнить, тогда даже Цзы Лин была бы хуже её величества королевы. Цзы Лин могла считаться чистой и очаровательной феей. Однако, её величество королева была нежной, мягкой, очаровательной, а также сексуальной; она действительно была богиней.

– Флаг Командира был получен. Человек, который получил его, это Юань Цин! Юань Цин получил Флаг Командира!!!

Именно в этот момент несколько людей внезапно вылетели из леса камней. Когда эти люди вылетели, они громко прокричали эти фразы.

– Это действительно Юань Цин?

После того, как все услышали эти слова, толпа снова взорвалась шумом. Сложные выражения появились на лицах всех присутствующих.

Люди из Монастыря Ориона не могли сдержать своего счастья. Люди из Трёх Лесов Бирюзового Дерева показали на лицах разочарование. Что касалось некоторых других, они были просто потрясены новостями.

– Это на самом деле Юань Цин из Монастыря Ориона? – по сравнению с другими, после того, как услышал эти новости, Сыкун Чжайсин выразил разочарование и подозрение.

Хотя он чувствовал, что это было нереально, он всё же надеялся, что Чу Фэн получит Флаг Командира. И всё же, сейчас Флаг Командира был получен Юань Цином. Это, естественно, стало причиной того, что Сыкун Чжайсин был разочарован.

– Старший Сыкун, посмотри сюда, – видя изменение в эмоциях Сыкун Чжайсина, Чу Фэн поместил руку Сыкун Чжайсина в Пространственный Мешок, и намеренно снял печать на своем Пространственном Мешке, так, чтобы Сыкун Чжайсин мог ощутить, что было в его Пространственном Мешке.

– Это?

– Небеса, это… Это…

 

Изначально Сыкун Чжайсин был сконфужен действиями Чу Фэна. Однако, когда он ощутил знамя в Пространственном Мешке Чу Фэна, он стал не в состоянии сдержать своё состояние разума.

– Это великолепно, на самом деле великолепно. Хаха, это правда великолепно. Хахаха…

В этот момент этот старик, который жил несколько сотен лет, танцевал и жестикулировал от радости; он полностью потерял манеру поведения эксперта. Если бы толпа не была привлечена возвращением Бай Жочэнь и новостями, что Юань Цин получил Флаг Командира, они, наиболее определённо, подумали бы, что Сыкун Чжайсин сошёл с ума.

– Чу Фэн, может ли быть, что ты вновь так поступил ? – Сыкун Чжайсин был, в конце концов, директором школы. Мало того, что у него было много опыта, его мышление было также очень быстрым.

Когда он вспомнил о том, что Юань Цин, якобы активировавший Бессмертную Иглу Древней Эпохи, временно забрал славу Чу Фэна, а затем подумав о том, что произошло сегодня, он почувствовал, что Юань Цин, должно быть, вновь попал в ловушку Чу Фэна.

– Старший Сыкун, вскоре я сделаю так, чтобы Юань Цин потерял всё, что у него есть. В этот раз Монастырь Ориона понесет огромным потери. Южный Регион Горы Бирюзового Дерева, рано или поздно, будет под контролем Южного Леса Бирюзового Дерева, – Чу Фэн сказал эти слова с большой уверенностью.

Услышав эти слова, даже кто-то, вроде Сыкун Чжайсина, был ошеломлён. Это было потому, что в момент, когда Чу Фэн сказал эти слова, Сыкун Чжайсин ощутил от Чу Фэна черту, которой он сам не обладал – отношение правителя.

Несмотря на то, что он знал, что Южный Лес Бирюзового Дерева, побеждающий Монастырь Ориона был крайне немыслимой вещью, по какой-то причине, когда Чу Фэн сказал эти слова, Сыкун Чжайсин ощутил, что это, рано или поздно, станет правдой.

– Старший Сыкун.

– Чу Фэн, – внезапно прозвучал приятный голос. Обернувшись к источнику голоса, оказалось, что Бай Жочэнь шла к ним. Идущими рядом с Бай Жочэнь были мастер Секты Вознесения, старейшины и ученики.

– Этот Юань Цин Монастыря Ориона на самом деле примечательный. Казалось бы, что Монастырь Ориона воспользуется этой возможностью, чтоб покрасоваться и вновь начнет действовать, наплевав на все, – в то время, как они приближались, старейшины Секты Вознесения обсуждали новости об Юань Цине, получившим Флаг Командира.

В конце концов, они враждовали с Монастырём Ориона, и не желали, чтобы Монастырь Ориона стал слишком сильным. Для них, Юань Цин, получивший Флаг Командира, был плохой новостью.

– С тем, как ведет себя Монастырь Ориона, они, определённо, потеряют себя от радости. Однако, чем больше они так себя ведут, тем ближе они будут к своему концу, – сказал Сыкун Чжайсин с улыбкой.

– Э… – после того, как Сыкун Чжайсин сказал те слова, все из Секты Вознесения были поражены; они не понимали, что Сыкун Чжайсин хотел сказать этими словами. Только Бай Жочэнь, которая знала правду, кивнула, услышав эти слова.

– Чу Фэн, после того, как ты присоединишься к Горе Бирюзового Дерева, вступай в Дивизион Вознесения вместе со мной, – сказала Бай Жочэнь, подойдя к Чу Фэну.

–Дивизион Вознесения? Что это? – услышав это, спросил Чу Фэн.

– Чу Фэн, основным ученикам позволено создавать свои собственные силовые организации. Однако, не важно, какого рода организацию они создадут, они всё же будут частью Горы Бирюзового Дерева, как ответвление. Что касается Дивизиона Вознесения, это силовая организация Секты Вознесения в основном регионе Горы Бирюзового Дерева, – объяснил Сыкун Чжайсин.

– Дивизион Вознесения, это имя действительно вызывает у меня ностальгию. Когда я тренировался на Горе Бирюзового Дерева, я также был членом Дивизиона Вознесения.

– Это правда. Однако, я слышал, что сейчас многое изменилось. Под предводительством того мальчика, Лун Чэньи, Дивизион Вознесения стал одной из десяти высших сил в основном региона Горы Бирюзового Дерева.

Когда Дивизион Вознесения был упомянут, старейшины Секты Вознесения начали с придыханием отдаваться воспоминаниям. Все они были основными учениками Горы Бирюзового Дерева. В те времена, когда они тренировались на Горе Бирюзового Дерева, они все были членами Дивизиона Вознесения. Хотя сейчас они уже больше ста лет были старейшинами, упоминание Дивизиона Вознесения стало причиной того, что они вспомнили свои юношеские годы.

Когда они задыхались от воспоминаний, они все показали гордость на лицах. Можно было увидеть, что хотя Дивизион Вознесения был местом под контролем учеников Секты Вознесения, все эти старейшины ощущали гордость за Дивизион Вознесения.

Оставить комментарий