Глава 1191. Запуск Бессмертной Иглы Древней Эпохи.

Опция "Закладки" ()

После того, как старейшины Отдела Наказаний получили приказ от Старейшины Ина, они обнажили Клинки Наказания, как будто боялись, что Хуань Хай будет сопротивляться. Только после этого они полетели к Хуань Хаю и окружили его.

В этот момент старейшины Монастыря Ориона, которые стояли рядом с Хуань Хаем, поспешно отодвинулись. Можно было видеть, что перед неизбежной катастрофой они боялись, что будут названы сообщниками Хуань Хая. Таким образом, они отошли в сторону, чтобы избежать подозрений.

Что касалось Хуань Хая, на самом деле он не боялся этих старейшин Отдела Наказаний. Как бы там ни было, он был, в конце концов, Наполовину Боевым Императором. Даже если эти старейшины Отдела Наказания размахивали своими Клинками Наказания, они всё же не были ему ровней.

Но даже так, в этот момент Хуань Хай даже не пытался спорить. Он пытался сжульничать и тайно атаковал Чу Фэна, и был пойман с поличным старейшиной управления. Таким образом, как мог он осмелиться вступать в спор? Всё, что он мог сделать – стоять на месте и беспомощно ожидать ареста старейшинами Отдела Наказания.

– Бесстыдные, старейшины Монастыря Ориона на самом деле бесстыдные.

– Чтобы попытаться что-нибудь втихую провернуть, так ведут себя лишь больные неудачники. Из того, как я вижу это, Чу Фэн не должен погружаться глубже. Правда уже ясна, старейшины Монастыря Ориона такие же, как Юань Цин, совершенно бессовестные особы.

– Верно, как могут эти старейшины Монастыря Ориона обладать смелостью оставаться на нашей Горе Бирюзового Дерева? Лучше бы им просто покончить с жизнью, поскольку они недостойны быть нашими старейшинами.

Хуань Хай не сопротивлялся своему аресту, будто он признал свою вину. Используя эту возможность, Бай Жочэнь и остальные ученики начали громко поливать грязью Хуань Хая и остальных старейшин Монастыря Ориона, чтобы атаковать их.

Это было не только потому, что Старейшина Вэй стоял на стороне Чу Фэна: это было в основном потому, что толпа больше не могла молча смотреть на бесстыдные методы Монастыря Ориона. Таким образом, все больше и больше людей присоединялись к Бай Жочэнь, начав подавлять Монастырь Ориона.

В этот момент в этом регионе ругань на Монастырь Ориона лилась без остановки. Их голоса превосходили звук грома: это было по-настоящему пугающим ощущением.

Люди из Монастыря Ориона, независимо от того, были они старейшинами или же учениками, все опустили свои головы, не смея произнести ни слова. Если бы они могли, они действительно хотели найти дыру и спрятаться в ней, потому что они на самом деле чувствовали себя сильно пристыжёнными перед толпой.

– Хуань Хай, как старейшина Горы Бирюзового Дерева, ты должен взять на себя защиту учеников. И всё же, ради своего собственного эгоистичного желания, ты на самом деле тайно планировал навредить ученику. Это огромное преступление, за которое ты должен быть серьёзно наказан. Есть что-нибудь, что ты хочешь сказать? – спросил Старейшина Ин из Отдела Наказания в строгой и беспристрастной манере.

Он изначально был тем, кого Хуань Хай попросил оказать ему помощь. Однако, перед лицом огромной силы Старейшины Вэя, он был беспомощен сделать хоть что-то, и мог лишь публично наказать Хуань Хая.

Услышав вопрос Старейшины Ина, у Хуань Хая не нашлось, что сказать. Таким образом, он не ответил, и вместо этого сделал вид, признавшего вину.

– Наказание за твои преступления будет решено позже, – когда он посмотрел на Хуань Хая, у которого было пепельное лицо, Старейшина Вэй холодно фыркнул.

Затем, он обернулся к Бессмертному Пруду Древней Эпохи и сказал Чу Фэну:

– Чу Фэн, ты можешь продолжить. Иди и докажи всем, заставь всех тех, кто сомневался в тебе, потерять дар речи.

– В это время этот старик позаботится о том, чтобы ничто не могло помешать тебе. Если кто-нибудь вновь посмеет атаковать тебя из тени, этот старик немедленно убьёт этого человека.

Шшшшш…

После того, как слова Старейшины Вэя были сказаны, из толпы раздался крайне громкий звук. Со всех направлений были слышны звуки вдоха полных ртов холодного воздуха.

Это было потому, что слова Старейшины Вэя были наполнены огромной силой. Великий старейшина управления, один и столпов Горы Бирюзового Дерева, сказал подобные слова, чтобы защитить ученика. Как можно было не поразиться этому?

Сейчас все вокруг знали, что Чу Фэн был вовсе не тем, кого можно было тронуть.

– Спасибо, Старейшина.

В этот момент Чу Фэн был в Бессмертном Пруду Древней Эпохи. Однако он мог слышать слова, сказанные Старейшиной Вэем, и также видеть всё, что произошло.

 

Он не ожидал, что Старейшина Вэй станет помогать ему. В этот момент он был чрезвычайно благодарен Старейшине Вэю. В тоже время, он был чрезвычайно уверен. После того, как поблагодарил Старейшину Вэя, Чу Фэн развернулся и отправился прямиком в глубочайший регион Бессмертного Пруда Древней Эпохи.

Бессмертный Пруд Древней Эпохи был чрезвычайно глубок. Даже эксперт вроде Старейшины Вэя не мог так далеко отправить свою силу духа, чтобы постоянно приглядывать за Чу Фэном. Когда Чу Фэн вошёл в глубочайший регион, ничья сила духа не могла пробиться на такую глубину. Таким образом, они потеряли всякую связь с Чу Фэном.

В момент небо над Бессмертным Прудом Древней Эпохи стало необычайно тихим. Это было, будто биение сердец каждого начало ускоряться. И всё же, ни один человек не сказал ни слова.

Они не знали, смог ли Чу Фэн преуспеть. Однако, с тем, как обстояли дела, за исключением людей из Монастыря Ориона, большая часть толпы желала, чтобы Чу Фэн преуспел.

Это было потому, что это было бы честью, тем, что принадлежало бы не только Чу Фэну, а принадлежало всей Горе Бирюзового Дерева. До тех пор, пока они любили Гору Бирюзового Дерева, они, естественно, желали этой чести.

Время медленно шло. Небо обернулось из белого в цвета заката, затем стало чёрным. И всё же, ни единого следа деятельности Чу Фэна не могло быть видно из Бессмертного Пруда Древней Эпохи. Это стало причиной того, что толпа начала тревожиться.

Спустя такое долгое время, толпа не знала, мог ли приключиться несчастный случай с Чу Фэном. В конце концов, Чу Фэн вошёл в регион, в который никто больше не был способен войти. Насколько пугающей могла быть энергия в этом регионе, и какого рода опасности могли таиться там: всё это было тем, о чём никто из них не знал.

Наконец, небо стало полностью тёмным. Была уже поздняя ночь. Кроме того, из-за того, что чёрные облака покрыли небо сегодня вечером, отчего ни одной звезды не было видно, этот регион был пугающе тёмным.

Хотя сейчас была уже поздняя ночь, ни один человек не ушёл. Они все хотели своими собственными глазами увидеть зрелище активации Бессмертной Иглы Древней Эпохи.

– Почему он ещё не вышел? Он там уже так долго, не могло же с Чу Фэном что-нибудь приключиться, верно?

– Я надеюсь, что это не так. Хотя наша Гора Бирюзового Дерева обладает многочисленными гениями, Чу Фэн тот, кем я сильно восхищаюсь. Со временем, Чу Фэн наверняка войдет в Список Наследования Бирюзового Дерева, и даже возможно, что он будет в первой тройке. Я не хочу, чтобы такой смелый и мужественный гений, как он, упал с небес таким образом.

– Верно. Кроме людей из Монастыря Ориона, кто еще пожелал бы, чтобы гений вроде него, пал? Если Чу Фэн на самом деле умрёт из-за этого, это будет величайшей потерей для Горы Бирюзового Дерева.

В то время, когда толпа не желала уходить, она начала беспокоиться о жизни Чу Фэна: преуспел ли он, или провалился. За короткое время звуки обсуждения заполнили небо. Большинство дискуссий было об их беспокойстве о Чу Фэне.

Конечно, люди из Монастыря Ориона были исключением.

В этот момент их сердца разрывались от радости. Несмотря на то, что репутация Монастыря Ориона была разрушена, они, естественно, были бы чрезвычайно счастливы, если бы главный виновник этого, Чу Фэн, умер. По крайней мере, это означало бы, что эта война будет выиграна Монастырём Ориона.

Грохот, грохот…

В тот момент, когда большинство людей уже начали ощущать, что Чу Фэн мог провалиться и умереть в Бессмертном Пруду Древней Эпохи, грохочущие звуки раздались из глубин Бессмертного Пруда Древней Эпохи. В тоже время появился небольшой проблеск сияния из тёмной воды пруда.

– Небеса, это?

Проблеск становился все ярче и ярче, все чётче и чётче. В этот момент толпа, наконец, смогла увидеть, откуда именно этот свет исходил. Оказалось, что это светилась не вода. Это была Бессмертная Игла Древней Эпохи.

В этот момент Бессмертная Игла Древней Эпохи больше не была мирной: она источала ослепительный свет. В тоже время многочисленные змеи-молнии взмывали по Бессмертной Игле Древней Эпохи. В этот момент эти змеи молний уже вырвались на поверхность воды, пребывая над её гладью.

За мгновение угольно-чёрный регион стал светлым, словно был день. Всё это было из-за Бессмертной Иглы Древней Эпохи.

В этот момент лица всех присутствующих были наполнены потрясением, и они стояли неподвижно, будто окаменели. Если бы кто-нибудь должен был сказать, что они были оглушены потрясением, тогда было бы лучше сказать, что они потеряли дар речи, что они не смели поверить, что всё это происходило в действительности.

Бессмертная Игла Древней Эпохи была активирована!!!

Оставить комментарий