Глава 1679. Подозрительная личность

Эта Ядовитая Субстанция прорвалась через духовную формацию. Однако Чу Фэн мог сказать, что она не покинула Долину Ядовитого Демона.

Причина была в том, что Чу Фэн смог обнаружить смутную подсказку. Это был путь, которым Ядовитая Субстанция покинула это место.

Именно этот маршрут заставил Чу Фэна ощущать большое беспокойство. Этот путь не вёл к Клану Ду. Вместо этого он вёл к деревне.

К тому же, когда этот путь достиг области рядом с деревней, он внезапно исчез. Не важно как старался искать Чу Фэн, он больше не смог найти никаких следов.

– Ядовитая Субстанция не ушла. Напротив, она достигла окрестностей деревни? Она спряталась снаружи деревни? – в этот момент Чу Фэн сильно нахмурился. Его взгляд мерцал большим количеством беспокойства.

Это была чрезвычайно плохая ситуация. Учитывая то, насколько опасна была эта Ядовитая Субстанция, если бы она скрылась в окрестностях деревни, жители встретили бы большую беду.

Поэтому Чу Фэн вошёл глубоко в землю под деревней и начал искать местонахождение, где могла себя скрыть Ядовитая Субстанция. Однако после целого дня поисков, Чу Фэн не смог найти её.

Это заставило Чу Фэна чувствовать себя ещё более неспокойно. Если эта Ядовитая Субстанция не скрыла себя под деревней, тогда было только две возможности.

Первой была возможность, что Ядовитая Субстанция была серьёзно ранена во время прорыва духовной формации и уже умерла, прежде чем смогла достичь деревни. Если всё обстояло так, это бы объяснило, почему путь так внезапно заканчивался при достижении окрестностей деревни.

Если так и было, всё было бы хорошо, и для Долины Ядовитого Демона не было никакой опасности.

Однако была и вторая возможность. Ядовитая Субстанция была в деревне. Причина была в том, что Чу Фэн не знал, как выглядела эта Ядовитая Субстанция. Однако он был уверен в одной вещи – если эта Ядовитая Субстанция была жива, она определённо была чрезвычайно сильной сущностью.

Была вероятность, что она могла замаскировать себя под что-то или кого-то. Таким образом, она могла скрыться в деревне.

В таком случае не только жители деревни оказались бы в опасности, Клан Ду также был в опасности; вся Долина Ядовитого Демона была в опасности.

Для начала, причина была в том, что Духовная Техника Огненного Бессмертно упоминала Чу Фэну, что Ядовитая Субстанция обладала жаждой убийства. Будучи так долго запечатанной Ядовитым Демоном и из-за поглощения её силы его потомками, её жажда убийства, наиболее вероятно, усилилась. Вероятно, она обладала переполняющей ненавистью.

Если бы она сбежала из духовной формации, она определённо принесла бы с собой резню. А сейчас она сбежала. Однако всё ещё никого не убила. Это означало две возможности.

Первая – она умерла. Вторая – она не умерла, но её сила сильно уменьшилась и не могла сравниться с Кланом Ду. Поэтому она скрыла себя, что тренироваться и восстановить силу.

Чу Фэн встал снаружи деревни и начал использовать свои Глаза Небес, чтобы изучить каждый дом и каждого жителя. Однако он не обнаружил ничего странного. Из-за этого Чу Фэн чувствовал себя чрезвычайно беспомощным.

Если эта Ядовитая Субстанция действительно скрыла себя в деревне, тогда она скрылась просто великолепно, так, что Чу Фэн вовсе не смог обнаружить её.

– Может ли быть?

Чу Фэн начал снова анализировать ситуацию. Однако проанализировав её, его выражение внезапно изменилось.

Он пришёл к выводу, что Ядовитая Субстанция должна была прорваться сквозь духовную формацию, грубо говоря, десять лет назад. Другими словами, вне зависимости от того, приняла ли Ядовитая Субстанция форму человека или объекта, чтобы войти в деревню, она, должно быть, сделала это десять лет назад.

Однако помимо этого Чу Фэн подумал о другой возможности. Могло ли быть так, что Ядовитая Субстанция не замаскировала себя под кого-то из деревни, но вместо этого замаскировала себя как определённый ребёнок, что только что родился в деревне?

Всё же, если бы она маскировала себя под кого-то из деревни, она не знала о прошлом этой личности. Поэтому она не смогла бы смешаться с деревней.

Однако если она замаскировала себя как новорожденный, она смогла бы начать с нуля. Таким образом, никто ничего не заподозрил бы.

Если дело обстояло так, тогда Чу Фэн уже подумал о возможной подозрительной личности – Гоудань’эр.

Гоудань’эру, так случилось, было десять лет. К тому же, он был крайне страшным. Он был настолько страшным, что не мог считаться нормальным.

Однако в основном внешность человека наследовалась от родителей. Хотя отец Гоудань’эра не мог считаться очень красивым мужчиной, он, всё же, мог считаться нормально выглядевшим. По крайней мере, он не был бесконтрольно страшным, как Гоудань’эр.

А что до матери Гоудань’эр, она была уже мертва. Поэтому Чу Фэн не видел её внешности. Однако Чу Фэн полагал, что мать Гоудань’эра не должна была быть ужасно уродливой личностью. Иначе как бы отец Гоудань’эра женился на ней?

 

Была ещё одна вещь, и она касалась самого Гоудань’эра. Он жаждал уйти в Святую Землю Воинственности. За этот короткий промежуток времени он много раз узнавал у Чу Фэна, способен ли он забрать его в Святую Землю Воинственности.

Подобного рода желание попасть в Святую Землю Воинственности часто встречалось среди жителей деревни. Однако оно редко встречалось среди детей возраста Гоудань’эра.

Судя по этому, Гоудань’эр отличался.

Чем больше он думал об этом, тем больше Гоудань’эр казался Чу Фэну подозрительным. Однако Чу Фэн действительно надеялся, что его подозрения не оправдаются.

Хотя он знал Гоудань’эра не так долго, впечатление Чу Фэна о Гоудань’эре было довольно хорошим. Он не думал, что Гоудань’эр плохой человек.

Чу Фэн действительно надеялся, что Гоудань’эр не имел отношения к этой Ядовитой Субстанции. Всё же, эта Ядовитая Субстанция была чрезвычайно опасна.

Поэтому Чу Фэн пошёл к отцу Гоудань’эра. Он хотел спросить о Гоудань’эре у его отца.

Так случилось, что отец Гоудань’эра не был в деревне и был вне деревни, в месте, где они растили ядовитые растения. В данный момент он собирал ядовитые растения.

– Бог, ты действительно Будда во плоти. Ты спас всех нас!

– Я действительно не знаю, как отплатить тебе. Как насчет того, чтобы я посвятил свою жизнь тебе?

Когда отец Гоудань’эра увидел Чу Фэна, спускающегося с небес, он быстро подбежал. Было похоже, что его текущее настроение было чрезвычайно хорошим, и он начал подшучивать над Чу Фэном. (Прим.: Когда он сказал посвятить свою жизнь, имелось в виду жениться на Чу Фэне).

Однако когда Чу Фэн увидел, что отец Гоудань’эра ведёт себя подобным образом, он был очень счастлив. До самого последнего момента, поведение Гоудань’эра очень сильно напоминало его отца. Хотя Гоудань’эр мог не унаследовать его внешность, он смог унаследовать его характер. Это уменьшало возможность того, что Гоудани был Ядовитой Субстанцией.

– Отец Гоудань’эра, разве Клан Ду не вернул всем вам свободу? Зачем ты до сих пор утруждаешься сбором этих ядовитых растений? – спросил Чу Фэн.

– Эх, вне зависимости от всего этого, мы уже вырастили эти ядовитые растения. Поэтому мы не можем бросить их гнить здесь, нет? Я думаю, что будет лучше собрать созревшие ядовитые растения и предоставить их Клану Ду в последний раз, – с улыбкой сказал отец Гоудань’эра.

– Никогда бы я не подумал, что ты будешь столь рассудительным человеком, – с улыбкой сказал Чу Фэн.

– Хоть я могу казаться крайне беззаботным, на самом деле я очень заботливый человек. Если бы я не был таким, как бы иначе мать Гоудань’эра влюбилась в меня.

– Я вовсе не хвалюсь. В то время мать Гоудань’эра была самой прекрасной женщиной в нашей деревне. Было бесчисленное количество мужчин, что желали её, бесчисленное количество мужчин, что соперничали со мной за неё. К несчастью для них, они все были побеждены мною. В итоге, я был единственным, кто сумел заполучить мать Гоудань’эра. Хехе… – сказал отец Гоудань’эра в очень хвастливой манере.

– Основываясь на том, что ты сказал, мать Гоудань’эра был очень красивой женщиной? – спросил Чу Фэн.

– Этого стоило ожидать. Хоть можно было сказать, что её красота не была сравнима с небесными феями, она, всё же, была убийственно красивой, способной вызвать крушение города, – сказал отец Гоудани.

– В таком случае, как Гоудань’эр, этот ребёнок, вырос с такой внешностью? – вздохнул Чу Фэн.

Отец Гоудань’эра вздохнул:

– Воистину. Внешность Гоудань’эра действительно не напоминает меня и ещё меньше его мать. Когда он был рождён, все жители деревни сказали, что Гоудань’эра не мой ребёнок.

– Однако, если Гоудань’эр не мой ребёнок, тогда чьим он может быть ребёнком? В деревне много людей. Однако нет ни одного, чья внешность бы напоминала Гоудань’эра. Поэтому он, всё же, мой сын. Он, всё же, моё дитя, – упоминая об этом, у отца Гоудань’эра было беспомощное выражение.

– У меня есть вопрос, который я не знаю, будет ли уместно задавать, – сказал Чу Фэн.

– Бог, ты наш благодетель. Пожалуйста, не говори так. Если есть что-то, что ты хочешь спросить, пожалуйста, спрашивай. Для меня честь разговаривать с тобой, – сказал отец Гоудань’эра в очень искренней манере.

Оставить комментарий