Глава 479. Догадки предка Династии Цзян.

Опция "Закладки" ()

В тот момент Чу Фэн и правда хотел уничтожить тот яд от отравленной пилюли из тела Чудовищного Обезьяньего Короля. Однако, он ничего не мог сделать, поскольку отравленная пилюля была одной из тех вещей, которые Яичко принесла из Царства Духов Асуры.

Только там можно было найти противоядие, но Яичко, ограниченная особой печатью, не могла туда вернуться, и поэтому достать его было просто невозможно.

Поэтому, сравнивая с тем, как хорошо сейчас относился к нему Чудовищный Обезьяний Король и то, как он отравил его в прошлом… Чувство стыда Чу Фэна невероятно усилилось.

– Ну ты даёшь, чего нюни-то распустил? Думаешь, просто так братцем кличу? Ты ведь мне и впрямь понравился, вот и принимаю тебя за настоящего брата.

– С твоей стороны, было вполне нормальным сперва не доверять мне и даже дать отравленную пилюлю. В конце концов, это ведь я подверг тебя опасности, и пусть я лишь испытывал тебя таким образом, но факт остаётся фактом. Ты не только подвергся огромному риску, но и едва не погиб.

– Короче говоря, ты меня чуть не угробил – я тебя чуть не угробил. Мы квиты, а значит, можем считаться братьями. А что было – то прошло, выбрось из головы.

– А теперь пошли. Вскрытие Императорской Гробницы дело немаленькое – у Династии Цзян ещё дел по горло, так что у них на это много времени уйдёт.

– А мы пока можем посетить твою Школу Лазурного Дракона. Сначала спасём двух твоих жён, а после поговорим и об остальном, – Чудовищный Обезьяний Король, видя горящее от стыда лицо Чу Фэна, в утешение, легко и беззлобно улыбнулся ему.

Сказав всё это, он открыл двери и вышел из комнаты, чтобы позвать Цзы Лин и Чжан Тяньи и начать готовиться к отбытию в Лазурную Провинцию.

Поведение Чудовищного Обезьяньего Короля вызвало волну тёплых чувств в сердце Чу Фэна. Ему бы и в голову никогда не пришло, что по счастью или случайности он обзаведётся таким прекрасным старшим братом. И хотя последний не был человеком, Чу Фэн всё равно любил его всей душой.

Узнав, что Чу Фэн и остальные решили покинуть их, император Династии Цзян немедленно устроил для них званый обед на священнейшем месте в клане – Смотровой Башне Луны.

Во время пира, они были невероятно счастливы. Однако, ни Чу Фэн, ни Чудовищный Обезьяний Король не заметили, что за окнами Смотровой Башни Луны в океане облаков затерялась другая, невидимая и высокая башня. И в ней стоял седовласый старик в золотых одеждах.

Старик тот был очень могущественен – его аура была не только плотна, но даже казалась сильнее ауры Чудовищного Обезьяньего Короля. А причиной, по которой никто так и не увидел высокую башню в облаках, была пурпурная Духовная Формация, скрывающая её и исходящая из рук этого самого старца.

Его глаза, несущие печать немалого возраста, были ещё полны жизни, и в тот момент они тщательно следили за молодым человеком в Смотровой Башни Луны, болтающим и смеющимся вместе с Цзян Ушаном – за Чу Фэном.

– Цзян Хэнюань свидетельствует своё почтение, – внезапно Почтовая Формация слегка взволновалась в высокой башне, и на её вершине возник силуэт. Этим человеком был никто иной, как величайший мастер Династии Цзян, следящий за Лазурной Провинцией уже много лет, – Цзян Хэнюань.

– О, Хэнюань, не успел моргнуть, а уже семь лет прошло. Ты наконец-то решил вернуться и повидать немощного старика, – старый предок Династии Цзян улыбчиво поглядел на Цзян Хэнюаня, но в его глазах была боль.

– О предок, как и было приказано вами, я отправился в Лазурную Провинцию в поисках Божественного Тела. Но всё было напрасно, поскольку среди бессчетного количества детей не нашлось ни одного с Божественным Телом. Это было ужаснейшим позором для меня, и потому, естественно, я не смел возвращаться с пустыми руками в имперский город, – ответил Цзян Хэнюань, горя от стыда.

– Тогда почему же ты вернулся сейчас? – спросил старый предок Династии Цзян.

– Я услышал, что вы собираетесь вскрывать Императорскую Гробницу – а я отлично знаю, что её нельзя недооценивать. Как часть династии, в такое время я конечно же обязан вернуться и присоединиться к общим усилиям, – ответил Цзян Хэнюань.

– Ха-ха, о Хэнюань, я и в самом деле не ошибся. Поднимись, – засмеялся старый предок, и самолично подойдя, поднял приготовившегося встать на колени Цзян Хэнюаня, – Ты пробыл в Лазурной Провинции целых семь лет. Нашел хоть что-нибудь?

– Ничего. Целых семь лет наблюдал за провинцией, и вот – мне нечего сказать. Предок, прошу, снизойдите до наказания, – чувство стыда Цзян Хэнюаня всё возрастало, и после своей речи он вновь собрался преклониться.

Но он вновь был остановлен предком клана Цзян, и тот сказал:

 

– Эй, Хэнюань, не вини себя. Ведь каяться тут должен не ты, а я!

– Но почему, предок? – услышав слова старика, Цзян Хэнюаня немало удивился.

– Хэнюань, в тот день Девятицветная Божественная Молния появилась над Звёздной Рекой Девяти Небес. Исходя из моих наблюдений, всё точь-в-точь совпадало с древними записями. Такая аномалия (а это совершенно точно была она) происходит лишь когда в мир приходит чрезвычайно одаренный мастер.

– Однако, спустя столько лет, Божественное Тело всё ещё не найдено, и потому я не мог не почувствовать, что что-то пошло не так. Тогда я просмотрел древние книги династии и наконец-то обнаружил одну возможность, – проговорил старый предок клана Цзян.

– Какую? – внимательно слушая, спросил Цзян Хэнюань.

– Аномалия действительно означала приход одаренного мастера, но это не было Божественным Телом. Это была сила даже мощнее, – ответил старик.

– Что? Сила мощнее Божественного Тела? – услышав такое, Цзян Хэнюань тут же впал в крайнее изумление.

– В древних книгах не упоминаются подробности, но, как мне кажется, запустивший её человек как раз сейчас гостит у моей Династии Цзян, – сказав это, старый предок вдруг повернулся, подошел к краю высокой башни и задумчиво посмотрел вниз, на жующего что-то Чу Фэна.

– Это… Чу Фэн?! – проследив за его взглядом, удивление на лице Цзян Хэнюаня мгновенно сменилось на ещё большее, будто он и вовсе не мог поверить своим глазам. Но он тут же оправился и спросил: – Я знаю этого Чу Фэна и готов признать, что его умения и вправду необычны. Однако, ему едва исполнилось семнадцать – это не подходит под описание возраста того самого одаренного мастера.

– Ох, Хэнюань, вот из-за таких дум ты и провёл в Лазурной Провинции все семь лет, да ещё по их истечении не принёс никаких сведений.

– Да, аномалия означает приход чрезвычайно сильного человека. Но это не значит, что такой человек должен был родиться.

– Древние записи гласят, что чем мощнее сила, тем необычнее она должна проявляться. Очень великий и могущественный человек в юности может быть и самым обыкновенным. Однако, когда пробуждается его сила – это вызовет появление аномалии, и именно тогда может проявиться сила, способная уничтожить небо и землю.

– Хотя Чу Фэн, Цзы Лин и Чжан Тяньи отрицают, что были в Долине Бога Меча… Насколько я знаю, на самом деле перед самым стихийным бедствием, случившегося там, все трое направлялись на своей колеснице именно туда.

– Есть только одна причина, по которой они отрицают своё присутствие там – на самом деле, это бедствие связано с ними. То есть, если быть точнее, непосредственно с Чу Фэном, – сказал предок клана Цзян.

– Предок, правда ли это? Чу Фэн стал причиной стихийного бедствия в Долине Бога Меча? Смертный действительно может обладать такой ужасающей силой?!

Эти слова ошеломили Цзян Хэнюаня. Перед его глазами пронеслись сотни воспоминаний. Ведь, узнав о случившемся в долине, он немедленно направился туда на разведку. А увидев разрушенную землю, он твёрдо решил, что это было природное явление, ибо это было не под силу человеку.

– Ох, мир велик, и в нём случаются самые разные странные вещи. Сейчас мы лишь глядим на небо из глубины колодца. Многие вещи, которые мы считаем невозможными, случаются на самом деле – а, быть может, и даже сейчас, где-нибудь на другом конце мира, что-то происходит.

– Исходя из древних записей, на священной земле самое мелкое озеро будет занимать место, которое больше всего нашего континента Девяти Провинций, а один единственный широкий лес простирался бы дальше, чем бессчетное количество континентов Девяти Провинций.

– Единственные выжившие там – огромные страшные звери ростом выше гор и птицы с телом на несколько километров в окружности. Даже простая букашка была бы размером с бочку с водой и длиной десять метров.

– И у кого же, из тех, кто там живёт, нет сил, превосходящих сами небеса? А иначе как бы они выживали в таком месте? –предок Династии Цзян слегка улыбнулся, и взгляд его, направленный на Чу Фэна, становился всё ярче.

Всё потому, что он чувствовал – сила Чу Фэна наверняка принадлежала обитателям той земли, поскольку только они могли обладать ею.

Оставить комментарий