Глава 497. Я вернусь с вами.

Опция "Закладки" ()

– Юй-эр, что ты сказала?

– Архипелаг Кары Бессмертных так сильно заботился о нашей семье Цзы. Если ты не вернёшься с нами, как мы сможем смотреть в глаза нашей семье?

Когда отец Цзы Лин услышал её слова, он сильно изменился в лице. Он резко встал и практически ткнул пальцем в Цзы Лин, яростно отчитывая её.

– Кто такая Юй-эр? Меня зовут не Цзы Юй-эр. Меня зовут Цзы Лин.

– Кроме того, я даже не знаю, что это за Архипелаг Кары Бессмертных. Это вы договаривались с ними о браке, а не я. Так что ко мне это не имеет никакого отношения, – Цзы Лин тоже встала. Она словестно схлестнулась с собственным отцом, яростно отразив его нападки.

– Ты! – когда отец увидел, что Цзы Лин разговаривает с ним подобным образом, его лицо позеленело от гнева, но в конце концов, выражение его лица изменилось, его взгляд переместился, и он решил направить «Остриё своего копья» на Чу Фэна, а не на неё.

Потому что он знал, что человеком, которого Цзы Лин сильнее всего не хотела выбросить из головы, был Чу Фэн. Человеком, удерживавшим Цзы Лин, был Чу Фэн. Это всё было из-за Чу Фэна.

– Цзы Цян, что ты делаешь? Не пугай Юй-эр, – увидев всё это, мать Цзы Лин поспешно потянула за край одежды отца Цзы Лин и силком усадила его обратно на стул.

Но отец Цзы Лин по-прежнему указывал пальцем в сторону Чу Фэна и сказал:

– Без разницы где, но неужели такое отродье, как он, стоит твоих стараний? Случайный выдох юного господина архипелага может убить его своим дуновением.

– Заткнись! Я не нуждаюсь в том, чтобы кто-то говорил мне, хорош он или нет. В моих глазах, глазах Цзы Лин, он – самый лучший и самый совершенный человек. Я не выйду замуж ни за кого, кроме него! – Цзы Лин тоже был разгневана и яростно кричала на собственного отца.

– Цзы Юаньшань, посмотри, что ты наделал! Юй-эр стала такой из-за тебя! – но как раз в этот момент, лицо главы семьи Цзы тоже стало холодным. Он указал пальцем на Цзы Сюаньюаня и отчитал его.

Столкнувшись с выговором мастера семьи Цзы, Цзы Сюаньюань опустил голову и ничего не сказал. Если бы это было раньше, возможно, он смог бы выступить против мастера семьи, но за эти годы, при поддержке Архипелага Кары Бессмертных, семья Цзы сильно продвинулась в своём развитии. В настоящее время, даже родители Цзы Лин вступили в сферу Боевых Владык, что уж говорить о главе семьи.

– Заткнись! Ты кто вообще такой? Думаешь, ты достоин делать выговор моему дедушке? – тем не менее, Цзы Лин не смогла вынести, что её собственного деда так отчитывают, так что она указала пальцем на мастера семьи Цзы и громко закричала.

В этот момент, лицо главы семьи Цзы явно стало неприглядным, но он не показал свой гнев. Он силой сдержал свою ярость, и в конце концов, подобно чуду, на его немолодом лице расцвела добрая улыбка, и он сказал Цзы Лин:

– Юй-эр, в один прекрасный день ты поймёшь, что мы – те, кто больше всего заботится о тебе, больше всего думает о тебе и больше всего надеется, что у тебя всё будет хорошо.

После этого, он бросил взгляд в сторону родителей Цзы Лин и сказал:

– Цзы Цян, Синьюэ, это проблема вашей семьи, так что решайте её по своему усмотрению. Тем не менее, сегодня Цзы Лин должна уйти с нами, – сказав это, он вспыхнул и исчез, словно призрак.

После того, как мастер семьи Цзы исчез, Цзы Лин, как и её родители, погрузилась в молчание. С другой стороны, Цзы Сюаньюаню стало непросто, потому что он знал методы главы семьи. Если Цзы Лин не захочет уходить несмотря ни на что, будут затронуты не только Чу Фэн и он. Это затронет всех, кто имеет хоть какое-либо отношение к Цзы Лин.

К тому же, в конечном счёте, для Цзы Лин было очень сложно избежать своей судьбы идти с ними, потому что, если у них не останется иного выбора, даже если им придётся применить силу, они определённо вернут Цзы Лин на родину.

Поэтому, взгляд старика переместился, тайно отправив мысленное сообщение Цзы Лин.

После слов Цзы Сюаньюаня, зрачки Цзы Лин сверкнули. Вскоре после этого, её изначально напряжённое маленькое личико тут же расслабилось. Всё её тело походило на мяч, из которого выпустили воздух. В ней больше не было её прежней энергии.

Чу Фэн заметил изменения в Цзы Лин, и ему также было известно, что Цзы Сюаньюань мог втайне послать Цзы Лин мысленное сообщение о чём угодно. Поэтому, он схватил руку Цзы Лин, улыбнулся ей и сказал:

– Если ты не хочешь уходить, оставайся. Ни о чём не беспокойся.

Увидев такую теплоту со стороны Чу Фэна, Цзы Лин выдавила из себя намёк на улыбку, а затем бросилась в объятия Чу Фэна. Одна рука плотно обвила шею Чу Фэна, другая легла на его грудь.

 

– Э…

Когда отец Цзы Лин увидел эту сцену, выражение его лица изменилось, и он планировал что-то сказать.

Однако, прежде чем он заговорил, мать Цзы Лин положила ладонь на его руку и покачала головой.

В конце концов, отец Цзы Лин подавил ярость в своём сердце. Он встал, подошёл к краю башни и посмотрел вниз, в сторону внутреннего двора, не желая видеть интимную сцену между Чу Фэном и Цзы Лин.

Таким образом, эти двое очень долго обнимали друг друга. Лишь два часа спустя, Цзы Лин нехотя опустила руку Чу Фэна.

В этот момент, её глаза уже покраснели, но на её лице всё ещё играла сладкая лёгкая улыбка. Она посмотрела в сторону своей матери и сказала:

– Я готова вернуться с вами.

– На самом деле? Юй-эр, это правда? – услышав её слова, отец Цзы Лин быстро обернулся. Его ранее недовольное лицо наполнилось восторгом.

Что касается Чу Фэна, он стоял там же, где был, и ничего не сказал, потому что только что Цзы Лин использовала свою руку, чтобы написать на его груди много слов.

Этими словами Цзы Лин выразила свою любовь к Чу Фэну и свою решимость любить Чу Фэна. Её последние слова гласили, что она будет ждать Чу Фэна в Регионе Восточного Моря, и через четыре года Чу Фэн придёт к семье Цзы и женится на ней.

Если к этому времени Чу Фэн так и не появится, а вместо этого придут люди из Архипелага Кары Бессмертных, она покончит жизнь самоубийством. Даже если ей придётся умереть, она не выйдет замуж ни за кого другого.

Слова Цзы Лин не только тронули Чу Фэна, но и пробудили боль в его сердце. Тем не менее, прямо сейчас у него не было другого выбора, и всё могло быть только так.

Но он поклялся, что через четыре года он определённо придёт к семье Цзы, чтобы жениться на Цзы Лин. Либо он полностью всех поразит своим поведением, либо покончит жизнь самоубийством, ради своей любви, как и Цзы Лин. Тем не менее, он совершенно не собирался позволить Цзы Лин умереть одной.

– Но у меня есть несколько условий, – сказала Цзы Лин.

– Каких условий? Юй-эр, просто назови их. Я, твой отец, выполню все твои условия. До тех пор, пока ты готова вернуться со мной, я на всё согласен, – решительно ответил отец Цзы Лин.

– Во-первых. Меня зовут Цзы Лин, так что в будущем не называйте меня Юй-эр, потому что в этой жизни меня зовут только Цзы Лин, и никак иначе.

– Во-вторых. После возвращения в семью Цзы, я не хочу видеть, как хоть кто-то осложняет жизнь моему дедушке.

– В-третьих. Когда я покину это место, я надеюсь, что никто на континенте Девяти Провинций не пострадает. В будущем, я всё равно сюда вернусь. Если я узнаю, что из-за меня пострадали невинные люди без всякой на то причины, то я покончу с собой.

– И последнее. Я хочу десять миллионов жемчужин Небес. Прямо сейчас. Я пойду с вами, как только вы их достанете, – Очень чётко сказала Цзы Лин.

– Что? Десять миллионов жемчужин Небес? Юй-эр… Нет-нет, я хотел сказать, Лин-эр. Это довольно трудно выполнить.

– Я могу согласиться с первыми тремя условиями, которые ты назвала, но вот четвёртое, оно в самом деле…

– Четвёртое условие выполнять не надо, – как раз в этот момент, заговорил Чу Фэн. Он понял, почему Цзы Лин захотела десять миллионов жемчужин Небес. Всё ради него. Цзы Лин пыталась выторговать для него хоть немного столь ценных ресурсов.

Но ему они были не нужны. Он не нуждался в помощи семьи Цзы Лин, потому что знал, что семья Цзы Лин смотрит на него сверху вниз. Они смотрели свысока на его уровень развития, и даже более того, на его происхождение.

Оставить комментарий