Глава 517. Десять Дней и Десять Ночей.

Опция "Закладки" ()

– Не попадись в его ловушку. Сейчас мы с тобой должны объединить усилия, чтобы справиться с ним, иначе же, если моя Династия Цзи будет истреблена, то твоя Династия Лю не сможет избежать той же участи… – заметив, что предок Династии Лю был тронут словами Чу Фэна, предок Династии Цзи быстро начал его переубеждать.

– Но я не могу игнорировать жизнь своего сына! – ответил старый предок Династии Лю старому предку Династии Цзи с беспомощным выражением лица.

– У тебя же и без того много сыновей, неужели ты не можешь пожертвовать одним из них? – взревел старый предок Династии Цзи.

– Конечно же не могу! Этого сына я многие годы заботливо растил, это мой самый любимый сын! – ответил старый предок Династии Лю.

– Ты, ты, ты!.. – старый предок Династии Цзи был сильно возмущён. Только беспрерывно проговорив три «ты» подряд, он овладел своими эмоциями и сказал:

– Ты на самом деле слеп, слишком слеп!

– Неужели жизнь одного-единственного сына стоит больше, чем десятки тысяч жизней членов твоей Династии Лю? Неужели жизнь сына важнее, чем давняя месть за вашего предка?!

– Я… – в этот момент, старый предок Династии Лю не знал, что сказать.

– «Не надо больше колебаться. Даже если умрёт император, клан продолжит развиваться. Но если умрёт династия, то умрёт всё. Ты хочешь стать предателем Династии Лю, которого будут вечно проклинать?

– Сейчас этот старый хрыч Чжао мёртв, и даже эксперты Династии Чжао умерли. Если мы с тобой объединим силы и уничтожим Династию Цзян, раз уж обстоятельства так сложились, богатство и территорию этих двух кланов можно будет разделить поровну между нами.

– Тебе нужно всего лишь отказаться от одного сына. Ты сможешь не только защитить Династию Лю, ты сможешь даже стать героем, подобных которому доселе не было, героем, который сделал великое дело для всей Династии Лю! Будущие поколения будут брать с тебя пример, будут считать тебя образцом героя! – видя, что старый предок Династии Лю заволновался, старый предок Династии Цзи поспешно продолжил его убеждать.

– Отец, действуй! Ради моего клана Лю, почему ты не хочешь пожертвовать мной? – Как раз в этот момент император Династии Лю, которого держал в заложниках Цзян Хенъюань, на самом деле громко закричал.

– Предок Лю, послушайте моего отца! Этот паршивец Чу Фэн хитёр, и даже если вы останетесь в стороне и ничего не предпримете, а будете только смотреть, он совершенно точно вас не отпустит! – в то же время громко прокричал император Династии Цзи.

– Хорошо. Мы с тобой объединимся, чтобы убить это отродье, – наконец, старый предок Династии Лю сжал зубы, и решившись, первым полетел в сторону Чу Фэна.

– Ха-ха, ну вот и славно! – увидев это, предок Династии Цзи обрадовался и тоже перестал колебаться. Вскоре после этого, он последовал за предком Династии Лю.

– Подумаешь, один или сразу двое, я всё равно сражусь с вами.

– Но люди Династии Цзи и Династии Лю, послушайте меня. Пока я сражаюсь с вашими предками, не смейте трогать Династию Цзян, иначе голова вашего императора может не задержаться на его шее, – Чу Фэн совершенно не боялся, и после этого громкого крика, он взял Призрачный Топор Асуры и начал битву с двумя предками.

Поначалу, увидев, как два предка нападают, Цзян Хенъюань приготовился сразу же обезглавить двух императоров.

Но услышав слова Чу Фэна, он ненадолго заколебался, а когда эксперты двух кланов, изначально готовые атаковать все вместе, так и не начали атаку из-за слов Чу Фэна, Цзян Хенъюань и вовсе отказался от мысли убивать двух императоров.

– Чу Фэн действительно впечатляет. Мыслить вот так… По сравнению с ним, даже я чувствую себя неполноценным, – Цзян Хенъюань бесконечно восхищался Чу Фэном, всё потому, что Чу Фэн и правда был слишком крут. И хотя шантаж двух предков жизнями двух императоров провалился, переиначив свою угрозу, он использовал двух императоров, чтобы временно сдерживать армию двух кланов.

 

И если бы не эти неожиданные слова Чу Фэна, то когда Чу Фэн бы вступил в сражение с двумя старыми предками, Цзян Хенъюань бы тут же убил двух императоров, а армия двух кланов тогда, безусловно, начала бы яростно сражаться с Династией Цзян не на жизнь, а на смерть.

В нынешнем положении у Династии Цзян было бы преимущество, только если бы они сражались с одним кланом, но в борьбе с двумя кланами они бы, несомненно, оказались в невыгодном положении. Кроме того, все люди из этих двух кланов были сильными экспертами, в то время как многие в Династии Цзян были слабы, так что, если бы они вступили в бой, то определённо бы понесли огромные потери.

Таким образом, именно поэтому он восхищался Чу Фэном. Можно сказать, что в очередной раз Чу Фэн спас людей его Династии Цзян.

Что касается двух предков, хотя они уже приготовились пожертвовать своими сыновьями, если бы им не пришлось этого делать, то естественно, они бы не хотели, чтобы ситуация напоминала “порванную сеть с мёртвой рыбой”, в которой либо умирает рыба, либо рвётся сеть.

Вместо этого, при условии, что они первым делом убьют Чу Фэна, а затем уничтожат Династию Цзян, будет ещё не слишком поздно спасти сыновей. Поэтому, они не приказывали членам своих кланов нападать, а лишь сами сражались с Чу Фэном в полную силу.

Но они ничего не могли сделать, поскольку сначала недооценили Чу Фэна. Хотя, при объединении, их сила была крайне велика, но после того, как они увидели Тайный Навык Чу Фэна, они не осмеливались вести себя с Чу Фэном неосторожно и очень серьёзно отнеслись к битве с ним, полностью на ней сконцентрировавшись, они всё равно не смогли получить ни малейшего преимущества.

«Ха-ха, Чу Фэн, а ты малыш действительно неплох. Я восхищаюсь тобой всё больше и больше. Ты на самом деле способен сражаться с этими двумя, равномерно распределяя силы, да ещё и с такой нестабильной аурой.» – Яичко, находившаяся в теле Чу Фэна, тоже вздыхала от восхищения силой Чу Фэна, потому что она понимала, едва ли не единственная из всех, насколько низким был сейчас уровень развития Чу Фэна. Если точнее, нельзя было даже сказать, что Чу Фэн в тот момент на самом деле находился на восьмом уровне сферы Небес.

Кроме того, сила, полученная от Формации Императорской Родословной, была крайне нестабильной, и если смотреть под определённым углом, она серьёзно вредила реальной боевой мощи Чу Фэна.

Но это всё же был Чу Фэн. Если бы это был обычный человек, даже если не вспоминать о проведении сражений подобным образом, жизнь этого человека, возможно, даже оказалась бы в опасности лишь из-за одного наличия этой мощи.

Именно поэтому Яичко была так удивлена. Потому что Чу Фэн смог стабилизировать такую нестабильную энергию до крайности. Сила самообладания Чу Фэна сильно её удивила и впечатлила.

«Старший Хенъюань, я справлюсь с этими двумя стариканами. Используй эту возможность и скорее уведи молодое поколение династии подальше отсюда.» – внезапно, выражение лица Цзян Хенъюаня изменилось. Он получил мысленное сообщение Чу Фэна.

И получив мысленное сообщение, Цзян Хенъюань не стал медлить. Он поспешно, и по возможности, незаметно, начал приготовления. Он хотел вывести оттуда талантливое молодое поколение династии так, чтобы никто ничего не заметил.

Но в настоящее время в пределах династии уже были люди из Династии Лю и Династии Цзи. Хотеть незаметно увести молодое поколение не было чем-то невозможным, но для этого требовалось очень много времени.

Поначалу, Цзян Хенъюань даже забеспокоился, что у него не было времени, но никто не ожидал, что Чу Фэн на самом деле будет сражаться с двумя предками целых десять дней и десять ночей.

Поразительная битва, длившаяся десять дней и десять ночей, потрясла всех присутствовавших, поскольку атаки двух старых предков были чрезвычайно свирепы, и можно было даже сказать, что битва была очень напряжённой.

Стоит сказать, что за эти десять дней силы двух старых предков довольно сильно истощились. Но по сравнению с ними двумя, лицо Чу Фэна было мертвенно-бледным, а его аура становилась всё слабее и слабее.

При обычных обстоятельствах, находясь на таком уровне развития, не говоря уже о всего лишь десяти днях и десяти ночах, даже если бы битва длилась ещё десять дней и десять ночей, Чу Фэн бы не выглядел так плохо. Он, несомненно, был бы более бодрым и энергичным, чем эти два старых хрыча.

Но сейчас, в конце концов, Чу Фэн использовал заимствованную силу, и к тому же это была чрезвычайно нестабильная сила. В подобной ситуации, то, что он смог выстоять целых десять дней и десять ночей, можно было с абсолютной уверенностью назвать чудом.

Оставить комментарий