Глава 708. Чу Фэн делает свой ход

– Глава Секты Оуян, ты… – когда он услышал эти слова, глава семьи Ли запаниковал. В частности потому, что когда он обернулся и обнаружил, что все эксперты его семьи Ли были схвачены людьми Секты Росписи, и как результат, ни один не мог спасти Ли Чань.

Его лицо стало действительно мертвенно бледным, словно пепел, а его сердце как будто нарезали клинки. Они явно планировали это долгое время, и в этот момент, он, наконец, понял их намерения. С отношениями, которые были между Сектой Росписи и Храмом Золотой Вспышки, они без проблем могли захватить власть над Горами Волчьего Клыка и начать строительство секты. Он ничего не мог сделать, чтобы остановить их.

Что касалось причин, почему они решили устроить эту битву, была в том, что они хотели, чтобы он лично стал свидетелем того, как его драгоценная дочь будет избита до смерти, пока он остаётся бессильным остановить их. Они хотели, чтобы он заплатил эту цену за то, что отказался от их требований.

В этот момент, глава семьи Ли, также, как и все остальные из семьи Ли не могли не закрыть глаза. Они правда не могли смотреть на то, как убивают Ли Чань.

Видя, Дао Юаня атакующего с силой, от которой она была неспособна защититься, Ли Чань также знала, что её жизнь подходит к концу. Потому, она не питала каких-то надежд, и точно также закрыла глаза. Однако, она отличалась от остальных. Это было не потому, что она боялась, а лишь потому, что она уже сдалась.

Когда он увидел это, Глава Секты Оуян стал даже более самодовольным. Он не верил, что люди, наблюдавшие за битвой, за пределами арены, придут ей на помощь. В конце концов, даже если кто-то бы выступил, он бы просто совершил суицид, благодаря тому, что их сила была намного слабее. Сейчас, все шло по плану, потому, естественно, он ликовал.

*свист*

Однако, как только все ощутили, что Ли Чань несомненно уже мертва, человек выпрыгнул из толпы. Он не только твёрдо встал на арене, он даже приземлился перед Ли Чань. Этим человеком был Чу Фэн.

– Даже люди из семьи Ли не выступают, и всё же, ты, чужак, ищешь смерти. Нет проблем, я исполню твоё желание.

Определив, по одежде, что Чу Фэн не был человеком из семьи Ли, монах по имени Дао Юань не только не отказался от своей атаки, он даже увеличил её силу. Кулак опустился прямо на горло Чу Фэну. Он хотел использовать такой удар, чтобы раздробить голову Чу Фэна.

– Хмм, – но почему Чу Фэн, который использовал силу двух молний и обладал развитием Боевого Владыки первого ранга, должен был бояться тщедушной атаки седьмого уровня сферы Небес? Чу Фэн стоял где приземлился, и даже ни капли не сдвинулся, позволяя атаке монаха попасть прямо в цель.

*данг*

Когда кулак врезался в Чу Фэна, лицо Дао Юаня сильно изменилось, потому что когда он ударил по Чу Фэну, его шея не только не взорвалась, как тофу, это было как будто его собственный кулак столкнулся с неуязвимой стальной стеной. Его кулак действительно сломался со звуком «пучи».

– ААА… – глядя на свою полностью сломанную руку, с кровью и плотью вперемешку, Дао Юань мгновенно испустил жалкий визг, похожий на завывания волков и приведений. Вместе с этим, он отступил на несколько шагов назад. Когда он посмотрел на Чу Фэна, его глаза были полны страха.

Такие изменения заставили Ли Чань и остальных из семьи Ли узнать, что что-то было не так. Они все открыли глаза, и только тогда они обнаружили человека, стоящего перед Ли Чань.

Этому человеку было не больше двадцати, но у него была непередаваемая аура. Хотя нельзя было определить уровень развития, который он имел, в этот момент монах по имени Дао Юань явно был поражён им.

Такая перемена ошеломила каждого, особенно людей из Секты Росписи. Даже их лица позеленели. После получения лобового удара Дао Юаня, с ним не только ничего не случилось, он даже полностью покалечил руку Дао Юаня. Она была довольно скрученной.

Они ощутили себя даже более ошеломлёнными, когда они поняли, что Чу Фэн, не смотря на свою молодую внешность, действительно обладал подобной силой. Это невольно заставило их сердца трепетать, и пустила ходок по спине.

– Кто ты? Почему ты вмешался в спарринг между моей Сектой Росписи и семьёй Ли? – спросил Глава Секты Оуян, потому что он изумлённо обнаружил, что даже с его собственным развитием он не мог определить силу Чу Фэна. Подсознательно, это заставило его ощутить, что молодой перед ним был вовсе не прост.

 

– Я Уцин, друг Мисс Ли Чань. Сегодня есть только одна причина, почему я здесь. Я пришёл выгнать ваших бесстыдных псов из семьи Ли.

*свист*

Когда он сказал это, Чу Фэн внезапно двинулся и понёсся к Дао Юаню. В то же время его кулак помчался вниз, и проколол даньтянь Дао Юаня.

– ААА… – Дао Юань не мог даже вытерпеть агонию от его сломанной руки, что тут говорить о его даньтяне. Что такое даньтянь? Он был жизнью практика! Разрушение даньтяня было тем же, что и уничтожением развития! Многочисленные годы развития, всё впустую! Он испытывал не только физическую боль. Скорее, это была боль душевная.

– Младший Дао Юань! – как только Дао Юань взвыл и со слезами покатился по полу, из толпы внезапно вылетел человек. Он был таким же монахом, но был немного старше Дао Юаня. Более того, его развитие было сильнее, чем у Дао Юаня – восьмой уровень сферы Небес.

После того, как он появился, он усадил прямо Дао Юаня. Он также начал лечить даньтянь Дао Юаня, чтобы не допустить, чтобы слишком много силы Небес вытекло.

– Это сильнейший ученик в Храме Золотой Вспышки, Дао Чэн, – увидев внешность монаха, толпа воскликнула, потому что в сравнении с Дао Юанем, Дао Чэн был очень известен в этом месте. В конце концов, он был сильнейшим учеником в Храме Золотой Вспышки, и будущий глава храма. Многие достижения, относящиеся к Храму Золотой Вспышки, были сделаны им. У него была не только мощная сила, его имя было широко известно.

– Я не ожидал, что даже Дао Чэн пришёл. Кажется, что отношения между Храмом Золотой Вспышки и Сектой Росписи не обычные. Они правда помогают Секте Росписи захватить Горы Волчьего Клыка! – узнав Дао Чэна, все поняли намерения Храма Золотой Вспышки. В конце концов, не каждый мог пригласить такого человека, как Дао Чэн.

– Ты смеешь калечить развитие моего младшего? Я заберу твою жизнь! – после того, как он быстро залечил даньтянь Дао Юаня, на лице Дао Чэна появилось чрезвычайно зловещее выражение.

*аоо*

Затем, он двинулся и действительно испустил яростный звериный рёв. В этот момент Дао Чэн даже не выглядел, как человек. Он казался больше несравнимо сильным яростным зверем. Тем, кто мог раздробить горы единым ударом, и остановить течение реки одним шагом. Он казался чрезвычайно яростным.

Когда такая сила вырвалась, даже люди с более слабым развитием пострадали. Все были отброшены таким взрывом силы, а некоторые люди даже отхаркивались кровью от потрясения, страдая от тяжёлых повреждений.

– Ааа! – в то же время, даже Ли Чань, стоящая позади Чу Фэна не могла не завизжать от испуга. Она могла почувствовать, что Дао Чэн действительно достиг чрезвычайно ужасающего состояния силы.

Но когда все были в ужасе от удара Дао Чэна, Чу Фэн всё ещё стоял неподвижно. Он позволил силе, которая нахлынула на него как ураган, сдуть его одежду и волосы, но он был, ни в малейшей степени не напуган.

Только когда кулак, содержащий ужасающую силу, почти вошёл в контакт с его лицом, Чу Фэн вытянул ладонь и накрыл кулак Дао Чэна.

Затем, он выполнил действие, которое ужаснуло всех так сильно, что их души покинули тела: он взмахнул рукой, поднимая тело Дао Чэна, как чучело, высоко в воздух, а затем бросил руку вниз. Был слышен звук «пу».

Сильнейший ученик Храма Золотой Вспышки, будущий глава храма, был превращен в котлету.

Оставить комментарий