Глава 772. Я съем тебя

В небе уникальное чёрное пламя Яичко всё ещё извивалось, но оно было похоже на побеждённых солдат, которые потеряли своего генерала, на физическое тело, которому не хватало души. Ужасающей прежде ауры больше не было, и все что осталось было только подавленностью и беспомощностью, которая выцветала в воздухе.

Однако, даже после того, как чёрное пламя полностью растворилось, Чу Фэн не мог увидеть Яичко. Как будто она полностью исчезла.

Стоявшие в воздухе были только Мужунь Сюн, Я Фэй и Мужунь Вань, и два Мировых Духа Боевых Владык седьмого ранга.

В этот момент Чу Фэн ощутил, что его разум погас, его сердце тоже как будто остановилось. За всю его жизнь, это был первый раз, когда он чувствовал, что все надежды распадаются в пыль.

Он, который заключил контракт с Яичко, сейчас не был способен чувствовать её существование; не было ни следа связи. Он понял что-то из такого результата.

Боль. Неописуемая боль в его сердце. Так болезненно, что это было нестерпимо. Даже его тело затряслось, и у него не было силы, которая стимулировала его продолжить побег, как будто в этот момент он тоже умер.

– Ц-ц-ц, что за замечательный порыв слуги, спасающей мастера. К сожалению, слуга сильна, но мастер кусок мусора.

У Мужунь Сюна на лице была дикая улыбка. Это была очень счастливая улыбка, потому что в этот момент его уныние и ярость облегчились. Но даже так, этого было недостаточно, чтобы удовлетворить его.

– Фэй’Эр, Вань’Эр, идите и покалечьте его, чтобы отомстить за Чжан Фэна, – приказал Мужунь Сюн.

– Мм, – у Мужунь Вань не было ни следа нерешительности, когда она подошла в воздухе к Чу Фэну. Без сильного Мирового Духа, Яичка, она ни в малейшей степени не боялась Чу Фэна.

Особенно сейчас, когда Чу Фэн, казалось, потерял всю свою волю к борьбе. Как гнилая рыба, он стоял здесь, позволяя себе быть порезанным кем угодно.

– Ты не чувствуешь отвращение? Я уже сказала много раз, не зови меня Фэй’Эр, – однако, как ни странно, досада Я Фэй выразилась в направлении Мужунь Сюна.

– Фэй’Эр, ты будешь моей, рано или поздно. Почему ты должна быть такой? – Мужунь Сюн слегка нахмурил брови, но он не был зол. Вместо этого, частичка обиды была в его глазах.

– Будущее это ещё не настоящее. Даже если я выйду за тебя, это в будущем. Как минимум, прямо сейчас я не твоя, – сказала Я Фэй раздражительно. Затем она посмотрела на Чу Фэна. Только тогда у нее расцвела ухмылка, и она сказала: – Но пытать этого Уцина… Я вполне хочу сделать это.

Сказав это, Я Фэй подскочила, подходя к Чу Фэну. Когда она встала там, она поиздевалась над Мужунь Вань, которая держала острый кинжал, сказав:

– Что? Ты не можешь вынести этого действия?

– Не важно, кто, я не выкажу милости тем, кто смеет становиться врагом Архипелага Кары Бессмертных, – Мужунь Вань холодно фыркнула, и когда она говорила, кинжал в её руке резко упал вниз. Со звуком *пучи* он вошёл в грудь Чу Фэна. Тогда вылилось огромное количество крови.

– Ты… – однако, в этот момент Мужунь Вань, которая заколола Чу Фэна, побледнела, как будто напуганная. Она не могла не отступить.

Когда она опустила свой кинжал, не говоря о громком крике, Чу Фэн даже не среагировал на это. Ничто в его теле не показывало каких-то изменений из-за боли, и он только использовал свои тусклые, безжизненные глаза, чтобы смотреть в направлении, где Яичко была прежде.

– Брысь, брысь, брысь, посторонись. Ты называешь это пыткой? – Я Фэй смотрела на Мужунь Сюна своим презрительным взглядом, затем зло улыбнулась, и сказала: – Уцин, я уверена, что ты не думал, что ты попадёшь в мои руки снова, верно? Ты забыл, как я пытала тебя прошлый раз?

Как будто он её не слышал, Чу Фэн не выказал ни малейшей реакции на слова Я Фэй.

Видя это, Я Фэй немедленно нахмурилась. Она была в ярости, когда холодно закричала:

 

– Ты не думаешь, что я боюсь этой иллюзии и не посмею сделать что-нибудь тебе, верно? Я не возражаю, чтобы сказать тебе это: я не боюсь абсолютно ничего. Не важно кто, как только этот человек обижает меня, я заставлю его умереть.

Сказав это, Я Фэй слегка повернулась в талии, затем Незавершённое Королевское Оружие появилось в его руке. Затем она резко взмахнула им, и со звуком *кача* левая рука Чу Фэна была отрезана Я Фэй.

Однако, даже так, Чу Фэн даже бровью не повёл, как будто он больше не мог чувствовать боль.

– Ты довольно способный, раз способен такое стерпеть, но позволь мне увидеть, как долго ты можешь делать это, – Я Фэй взбесило отсутствующее выражения Чу Фэна. Держа Незавершённое Королевское Оружие, она начала тыкать им в тело Чу Фэна мало помалу.

Каждый отдельный удар прорывал его кожу, его мускулы, и даже разрезал сухожилия и кости. Наконец, они даже полностью прокололи тело Чу Фэна.

После всего этого, одежда Чу Фэна промокла – от крови. В этот момент он был кровавым человеком; его тело выглядело как сито, так как в нём были проколоты дыры. Однако, его эмоции были неизменны. Его взгляд оставался брошенным в сторону того места, он даже не моргал.

– Впечатляюще, ты на самом деле не издал ни единого звука. Однако, позволь мне увидеть, сможешь ли ты остаться таким спокойным, когда умрёшь.

Я Фэй скрипнула зубами от злости. Она на самом деле ненавидела Чу Фэна, потому что он был первым человеком, который заставил её заплатить такую огромную цену. Ненависть, которую она чувствовала к Чу Фэну, копилась долгое время, и только сегодня, пытками Чу Фэна, её ярость была бы развеяна.

Однако, когда Чу Фэну не хватало какой-то реакции, несмотря на то, что он был объектом такой жестокой пытки, она явно была не способна полностью выпустить твою злость. В подобное время, забрать жизнь Чу Фэна было вещью, которую она хотела сделать больше всего.

– Подожди, – но как только Я Фэй подняла меч в своей руке, готовясь разрубить Чу Фэна надвое, Мужунь Сунь внезапно закричал, затем подлетел к Чу Фэну, и сказал Я Фэй: – Убить его сейчас, значит сделать ему слишком большое благо.

Хотя Я Фэй ощущала некоторое нежелание, она всё же отошла в сторону. Она знала, что с точки зрения пыток, Мужунь Сюн превосходил её.

– Уцин, твоё сердце, должно быть, сильно пострадало, верно? Такая красотка, как она, умерла из-за тебя.

– Из того, что я вижу, она сильно тебе нравилась. Но это совершенно нормально. В конце концов, кому не понравится такая красотка? Я уверен, она так нравилась тебе только из-за её внешности и силы, верно?

Мужунь Сюн самодовольно ухмыльнулся. Когда она говорил, он намеренно понизил голос, приблизился губами к уху Чу Фэна и сказал:

– Ты знаешь, действительно, когда я сначала положил на неё глаз, я уже хотел завоевать её, сделать её домашним питомцем под моей промежностью, свободной для злоупотребления и унижения.

– Ахх… фигура этой девочки была правда довольно прелестна. На самом деле не было слов, чтобы описать её красивое лицо, и если быть честным, она тронула моё сердце больше, чем моя невеста, Я Фэй.

– Если бы я получил такую красотку в свои объятия, а затем бы с ней поиграл, так, как я этого хотел, это стало бы самым удачным событием в моей жизни. Но, к сожалению, она уже ушла.

– Верно. Ты когда-нибудь хотя бы касался такой красивой девочки? Дай угадаю, должно быть, нет. Она смотрела свысока даже на меня, так как мог мусор вроде тебя быть достойным её? Хахаха…

Когда он говорил, на лице Мужунь Сюна беспрерывно висела улыбка. Более того, это была очень бесстыдная улыбка. Он хотел таким образом взбудоражить Чу Фэна – вызвать глубочайшую агонию в его сердце, так, чтобы он пожелал быть мёртвым.

– Я тебя сожру! – только в этот момент, Чу Фэн, который оставался тихим, резко закричал. В то же время, он внезапно открыл рот, показывая два идеальных ряда зубов, и вонзился в Мужунь Сюна.

– Ааа, – будучи застигнутым врасплох, Мужунь Сюн испустил болезненный крик, с его лица Чу Фэн отгрыз огромный кусок плоти.

Оставить комментарий