Глава 773. Обоюдная смерть?

– Ааа…

Раздался крик; Мужунь Вань и Я Фэй, обе были потрясены.

Они видели, что Мужунь Сюн, который шептал что-то чрезвычайно близко к Чу Фэну, быстро отделился от него. Когда он сделал это, кровь заструилась по лицу Мужунь Сюна.

Сместив взгляд на Чу Фэна, они увидели нечто даже более ужасающее. Холодный отблеск появился в его глазах, полных леденящего намерения убивать. Его рот был полон крови, так как он жевал плоть Мужунь Сюна.

– Я сожру тебя! – заорал Чу Фэн, затем открыл свой багровый рот, и как кровожадный демон, снова накинулся на Мужунь Сюна.

– Брат, будь осторожен! – Мужунь Вань была напугана нынешним видом Чу Фэна. Не говоря о силе, она была совершенно в ужасе от него из-за поведения, которое он проявлял.

– Чёрт, я убью тебя! – но Мужунь Сюн был не Мужунь Вань. Хотя он ощущал некоторый страх в сердце, когда он столкнулся с наступающим Чу Фэном, он не уклонился, потому что он твёрдо верил, что с его силой Боевого Владыки восьмого ранга, у него совершенно точно не будет проблем с Чу Фэном. И, убийство Чу Фэна была сродни давке муравья.

*бах*

Мужунь Сюн выбросил удар прямо в Чу Фэна. Даже прежде, чем его кулак поразил Чу Фэна, ударная волна поразила Чу Фэна первой, заставив его блевать кровью. Затем, он был откинут назад. Только после того, как был запущен почти на десять тысяч метров, Чу Фэн упал с неба, резко врезавшись в землю.

В этот момент хрустящие звуки раздались с каждой отдельной части Чу Фэна. Удар Мужунь Сюна полностью разрушил грудину Чу Фэна, и даже его органы пострадали.

Уколы Я Фэй прежде уже ранили больше половины внутренних органов Чу Фэна, и внешне не было ни единой целой части на теле Чу Фэна.

Однако, для практика уровня Чу Фэна, сломанные конечности могли отрасти, и повреждение любых органов не могло сильно сказаться на жизни практика.

Самой важной вещью для практика вроде него, был Источник Энергии глубоко в его костях, также как и сила в его даньтяне. Пока эти две области были невредимы, неважно, насколько большим повреждениям подверглось тело, существовала бы только боль. Все раны имели соответственные методы восстановления.

*бум*

После того, как Чу Фэн врезался в землю, Мужунь Сюн тоже спустился. Одна из его ног опустилась на ногу Чу Фэна, принуждая её хрустнуть.

– Приклони колени и назови меня «дедушкой», в противном случае ты не получишь ни жизни, ни смерти, и проживёшь остаток своей жизни в самом жалком состоянии, которое возможно.

В этот момент кровь всё ещё беспрерывно струилась по лицу Мужунь Сюна. После того, как ломоть его плоти был отгрызён, его нынешние ярость и ужасное выражение были подчёркнуты, делая его даже более зловещим и ужасающим. Он был на самом деле в ярости, потому что внезапная атака от человека на шесть уровней ниже его, удалась. Для него это было огромным позором.

Однако, холодная улыбка появилась на лице Чу Фэна, когда он услышал требование Мужунь Сюня.

Эту улыбку было очень сложно описать, но после того, как Мужунь Сюн увидел её, его сердце неизбежно затрепетало. Странного типа тревога появилась в его сердце, затем распространилась по его телу. В этот момент он был действительно, по какой-то причине, напуган. Даже если он не знал, почему, его сердце неоспоримо ощущало тревогу.

– Улыбка? Чёрт, ты улыбаешься? Отлично, продолжай улыбаться! – закричал Мужунь Сюн яростно. Когда он говорил, он дважды надавил на другую ногу Чу Фэна, так же заставляя её хрустнуть.

Однако, улыбка на лице Чу Фэна не осталась такой, она стала даже более дикой.

После того, как Яичко умерла, он уже был готов: он планировал забрать жизнь Мужунь Сюна со своей собственной.

Если он хотел, чтобы Мужунь Сюн умер, тогда он должен был заплатить цену – собственной смертью. Если он хотел убить Мужунь Сюна, он мог только выпустить Мирового Духа, запечатанного в его теле.

Однако, этот Мировой Дух был в очень взбешённом состоянии, и у него было очень сильное чувство обиды. Если бы он был выпущен, Чу Фэн был бы определённо первым человеком, которого он убил бы, потому что это было тело Чу Фэна, которое запечатало его на столь многие годы.

 

Можно было даже сказать, что Мировой Дух был табу для Чу Фэна; его сила не была чем-то, что он мог контролировать. Однако, в такое время, как это, это табу было оптимальным инструментом Чу Фэна для мести.

– Чёрт, продолжай улыбаться! Позволь мне увидеть, сможешь ли ты улыбаться ,делая это.

Как будто угнетённый улыбкой Чу Фэна до состояния, когда он испытывал страх, или, возможно, он испытывал большую и большую ярость из-за улыбки Чу Фэна, Мужунь Сюн поднял свою ногу и надавил в сторону даньтяня Чу Фэна, нацеленный разрушить его развитие.

Но Чу Фэн, который уже приготовился умереть, больше не заботился об этом. Он уже знал, что Мужунь Сюн не просто убьёт его, и именно из-за этого, это выиграло ему время распечатать врата в его Пространстве Мирового Духа. Когда он делал это, он знал, что всё будет кончено.

*бум*

– Ааа!

Однако, произошла неожиданная сцена. В момент, когда Мужунь Сюн надавил на даньтянь Чу Фэна, из него раздался огромный взрыв.

Мужунь Сюн не только не мог успешно надавить, он даже был отброшен.

Когда он стабилизировал себя в воздухе, его выражение невольно изменилось. Его глаза были полны потрясения, потому что когда он надавил на даньтянь Чу Фэна, он ощутил, как будто он погружается в ад.

Этого единственного момента было достаточно для него, чтобы затрястись от страха. В этот момент его тело залилось холодным потом, и даже его ноги бесконтрольно дрожали.

– Этот парень… Что с ним?

Мужунь Сюн в первый раз серьёзно посмотрел на Чу Фэна. Не говоря о Яичко, Мировом Духе из Духовного Мира Асуры, он также обнаружил, что сам Чу Фэн вовсе не прост. В его теле, казалось, существует нечто. Что-то чрезвычайно ужасающее, такое ужасающее, что это нельзя было описать.

– Брат, ты в порядке, верно? – нервно спросила Мужунь Вань, когда она увидела, что что-то пошло не так, и подошла к Мужунь Сюну.

– Что случилось? – Я Фэй также подошла к нему, потому что это был первый раз, когда она увидела, что такое паническое выражение появилось на лице Мужунь Сюна.

– Хахахаха… – только в этот момент Чу Фэн, который лежал на полу, будучи замученным до состояния, что не было ничего похожего на него прежнего, внезапно засмеялся.

Его смех был очень громким, и в нём было изобилие высмеивания, также как бесконечная ярость и кровожадность.

Даже в ситуации, где ему не хватало какой либо способности сопротивляться, Чу Фэн не показал ни малейшей покладистости. Вместо этого, с головы до пят, он смотрела на Мужунь Сюна и остальных с презрительным отношением.

– Смеёшься! Я заставлю тебя забыть о том, что такое смех! – несмотря на панику, злость Мужунь Сюна нисколько не ослабла. Внезапно он махнул рукой на Чу Фэна. Клинок света в виде полумесяца, который мог разрезать надвое даже пространство, вспыхнул, летя прямо к шее Чу Фэна. Он планировал обезглавить Чу Фэна.

В этот момент Чу Фэн тоже не колебался. Он приготовился бросить своё осознание в Пространство Мирового Духа, и освободить Злого Духа в своём теле, чтобы умереть вместе с Мужунь Сюнем и остальными.

*свист*

Однако, только в этот момент перед Чу Фэном появился человек. Этот человек слегка махнул рукавом, заставляя ужасающий клинок света Мужунь Сюна немедленно исчезнуть.

Вскоре этот человек слабо поднял свою голову, и сказал с лёгкой улыбкой:

– Мужунь Сюн, мы люди одного возраста. Ты не чувствуешь смущение, задирая младшего, едва достигшего двадцатилетнего возраста?