Глава 774. Ученик защитника

– Кто ты? – не говоря о Чу Фэне, даже Мужунь Сюн был ошарашен таким внезапным появлением.

Потому что в этот самый момент, стоявший перед Чу Фэном был человек, чей возраст был схож с возрастом Мужунь Сюна. Он носил тканевую одежду, имел чистое, привлекательное лицо, и только если смотреть на его внешний вид, он совершенно не выглядел, как человек около тридцати лет отроду. Он выглядел больше как молодой человек двадцати с чем-то лет.

Самой шокирующей вещью была его сила. Он был таким же, как и Мужунь Сюн – Боевой Владыка восьмого ранга. Более того, его аура была чрезвычайно сильной и крепкой; она сильно превосходила тех, кто был на том же уровне. У него была аура, которая была нисколько не слабее, чем у Мужунь Сюна.

– Я Сюань Сяочао, ученик Сюэ Сиюэ, одного из Четырёх Защитников Секты Жестокого Демона Ночи! – сказал человек абсолютно равнодушно. Его выражение было очень спокойным.

– Как я и думал, ученик Четырёх Защитников, – у Мужунь Сюна не было выражения удивления. Затем он сказал: – Сюань Сяочао, не существует вражды между моим Архипелагом Кары Бессмертных и Сектой Жестокого Демона Ночи. Ты и я также встретились впервые, потому я надеюсь, что ты не станешь вмешиваться в это дело.

– Этот ребёнок покалечил сына Второго Бессмертного моего Архипелага Кары Бессмертных. Его преступления тяжелы, а его нервы могут покрыть небо. Не будет какого-то благоприятного окончания, если ты попытаешься защитить его, – когда Мужунь Сюн говорил, его уверенность, давление, и тень угрозы стала даже сильнее. Он вообще не сдерживался; могло показаться, что ему не нравится этот Сюань Сяочао.

На слова Мужунь Сюна не было ответа. Вместо этого Сюань Сяочао перевернул ладонь, заставляя странный фрукт появиться в его руке. Затем, создав некоторого рода чары в своей руке, он приказал, чтобы появились бесчисленные золотые символы. Фрукт был постепенно очищен, и вместе с символами, они окутали Чу Фэна.

Когда они слились с его телом, Чу Фэн ощутил как теплота распространяется, и его боль основательно уменьшается.

Не важно, были ли это поврежденные нервы, кости, или внутренние органы, они все были восстановлены. Сюань Сяочао действительно лечил Чу Фэна.

Хотя все произошло очень быстро, Чу Фэн уже восстановил свою способность двигаться. Это было очень загадочно, и Чу Фэн не просто чувствовал выдающиеся техники Духовной Формации Сюань Сяочао – он был Золотым Мировым Спиритистом – фрукт, который он опустошил только что, был также очень драгоценным, вероятно, очень редкая лекарственная диковинка.

– Почему ты помог мне? – спросил Чу Фэн. Он явно не знал Сюань Сяочао.

– Хоть я немного опоздал, потому я не мог спасти твоего Мирового Духа, я видел сцену твоих пыток. У тебя много отваги, и также большой потенциал. Не сдавайся. Продолжай жить. Только поступая так, ты сможешь отомстить, – сказал Сюань Сяочао беспечно. Затем, он посмотрел на Мужунь Сюна, слегка улыбнулся и сказал: – Мужунь Сюн, твоя невеста довольно прелестна. Как на счёт того, чтобы ты одолжил её мне, немного развлечься?

*свист*

С этими словами, Сюань Сяочао махнул своим большим рукавом, и резко вытолкнул ладонь. Слои золотых Духовных Формаций вырвались наружу, становясь огромной золотой сетью, которая полетела вперед, опутывая их.

– Ты ищешь смерти, – Мужунь Сюн окончательно разъярен. Излучая свою ауру Боевого Владыки восьмого ранга, он начал бороться с Сюань Сяочао.

*бум бум бум*

Два Боевых Владыки восьмого ранга были очень сильны. Их боевая сила превосходила тех, кто был на одном с ними уровне развития, и даже обычные Боевые Владыки девятого ранга не могли одолеть их. У них была исключительная сила, принадлежащая рядам истинных гениев.

Что касается борьбы, все виды диких боевых навыков были беспрестанно использованы. Более того, они использовали лучшее, что у них есть. Даже небеса были покрыты тьмой из-за их битвы.

Однако, Сюань Сяочао хотел защитить Чу Фэна. Он хотел бороться так, чтобы Чу Фэн имел возможность сбежать. В результате, даже если он был в битве не на жизнь, а насмерть против Мужунь Сюна, он также не давал каких-либо возможностей Я Фэй и Мужунь Вань приблизиться к Чу Фэну. Он заставлял их троих оставаться в воздухе, предостерегая их от любой попытки приблизиться к земле.

 

Перетаскивая своё тело, которое была пронизано ранами, Чу Фэн подобрал свою отрезанную руку. Хотя он мог использовать техники Духовной Формации, чтобы создать новую руку, отделённая рука, в конце концов, была частью его тела. По некой причине у него было чувство, что он мог быть целым только после присоединения её обратно.

В этот момент, Чу Фэн держал свою срезанную руку. Он поднял голову, и посмотрел на Я Фэй, Мужунь Вань, и также на Мужунь Сюна, которые боролись с Сюань Сяочао. Намерение убивать отражалось в его глазах, и он холодно сказал:

– Придёт день, когда я заставлю всех вас заплатить самую болезненную цену за то, что вы сделали сегодня.

Сказав это, Чу Фэн снова посмотрел на Сюань Сяочао. Он обнаружил, что даже если Сюань Сяочао был сильным, и был сравним с Мужунь Сюнем, он все же мог сказать, что Сюань Сяочао был на самом деле немного слабее Мужунь Сюна. Рано или поздно, он был бы побеждён.

Потому, после того, как Чу Фэна тихо сказал «спасибо», он больше не колебался и быстро бежал.

Чу Фэн убежал на большое расстояние. Даже если он продолжал скрывать свою ауру по дороге, он в любом случае не смел быть беспечным, потому что у Мужунь Сюна были особые техники – техники, которые могли найти его. В противном случае, он бы ранее не нашёл бы их скрытое местоположение.

Чу Фэн продолжал бежать несколько часов, и прибыл на границу региона Порочного Ущелья. Здесь было широкое озеро. Чу Фэн планировал прыгнуть в неё и сначала промыть свои раны.

Однако, когда он спустился с неба, он увидел себя в кровавом и помятом состоянии на зеркальной поверхности озера, в его сердце было очень горькое чувство.

В этот момент не было злости. Всё, что он чувствовал, была только сердечная боль. После того, как он не мог чувствовать существование Яичко, это было сродни тому, что его сердце было также пусто. Это чувство было просто не отличимым от потери части души.

Яичко – не было момента, когда она не была с Чу Фэном. Она была в теле Чу Фэна уже вскоре после его рождения. Для Чу Фэна, Яичко была не просто Мировым Духом. Она была больше другом, которому он доверял очень сильно; она была частью него самого.

*пуф*

Внезапно Чу Фэн завис в воздухе, наполовину преклонив колени над поверхностью озера. Его глаза были красными, капали слёзы. Даже его тело сотрясалось. В первый раз в его жизни, он издавал приглушённые звуки.

Когда они сказали: «Мужчина не плачет просто потому, что они не достаточно скорбны». Вероятно, сейчас Чу Фэн был таким.

Капли слёз падали вниз с частью алой крови. Они падали в озеро, и хотя огромной ряби не было создано, они всё же несли убитые горем чувства Чу Фэна, человека со стальной кровью, который не боялся ничего.

– Яичко… – Чу Фэн тихо звал Яичко по имени. О, как сильно он надеялся услышать ответ Яичка. Если бы это было так, как великолепно это было бы.

– Какого чёрта ты плачешь? Я ещё не умерла, – но только в этот момент чем-то удивительным было то, что Чу Фэн действительно услышал голос Яичко.

– Яичко, это ты? – Чу Фэн немедленно обрадовался, услышав это. Он быстро встал и огляделся. Но скоро его радостные эмоции стали глубоким разочарованием.

Он обнаружил, что он просто не мог видеть Яичко, в его сердце он всё ещё был не способен чувствовать связь между ним и Яичко. Её просто не существовало, так как могла она заговорить с ним? Оказывается, что это только его воображение.

Оставить комментарий