Глава 997. Старая обезьяна

Чу Фэн внимательно присмотрелся и снова был потрясён.

Тонкая, как спичка, обезьяна носила рваную одежду поверх взъерошенной шерсти. Из-за его явно плохого состояния и хрупкости, старая тварь выглядела, как будто она была на смертном одре.

Однако, Чу Фэн обнаружил почти незаметную свирепость, скрытую в безжизненных глазах старой обезьяны, свирепость, которая могла появиться только после испытания определённого количества страданий и переживаний. Чу Фэну сейчас было очень далёко до такого.

– Ваа, что это? Почему после собакоголовых нам встретилась обезьяна? Мы ведь не в зоопарк пришли, верно? – удивленно воскликнула Яичко, увидев старую обезьяну.

Она была такой же, как Чу Фэн; она тоже была почти уверена, что это было то самое место, где он и Хуаньфу Хаоюэ встретились. Потому, после того, как он ступил за эту дверь, они оба полагали, что те, кого они встретят следующим, будут даже если не его родителями, но, по крайней мере, его семьёй.

Но обезьяна перед ними, вовсе не выглядела, как член семьи Чу Фэна, и уж точно не была ему родителем.

Судя по его внешности, она даже не достигала стандартов Чудовищного Зверя. Это была простая обезьяна, которая не могла быть более нормальной. Однако, Чу Фэн был человеком, который обладал специфической силой. Как могло быть возможно, что он был из той же семьи, что и эта обезьяна?

– Младший Чу Фэн приветствует Старшего, – хотя он был смущён и не ощущал ничего знакомого в нём, Чу Фэн всё же всплеснул своими руками, поклонился, и выразил своё уважение.

Чу Фэн был уверен, что это было то самое место, где он и Хуаньфу Хаоюэ встретились. Не важно, кем была эта старая обезьяна, поскольку она была здесь, вероятно, она не была врагом. Даже если она не была частью семьи Чу Фэна, вероятно, что их связывали какие-то отношения. Потому, она стоила его приветствия.

Но кто бы мог подумать, что после того, как Чу Фэн вежливо обратиться к ней, старая обезьяна просто стрельнула в него слабым взглядом. Затем, она направила взгляд обратно на огонь и сказала:

– Ты слишком слабый. Ты не чувствуешь стыда возвращаться с такой силой? Катись отсюда!

Её спокойные слова были наполнены холодом. В них даже было сильное презрение и неуважение.

Чу Фэн, который думал, что нашёл место, откуда он был родом и предполагал, что он собирался встретить своих родственников, был немного не в состоянии принять эти слова.

Однако, учитывая, что существовали различные неизвестные переменные, он не стал тратить лишних слов. Вместо этого, он снова всплеснул своими руками старой обезьяне и сказал:

– Старший, ты узнал меня? Раз так, можешь ли ты рассказать мне, где мои родители?

Но старая обезьяна проигнорировала слова Чу Фэна. Не было абсолютно никакой реакции. Вместо этого она использовала деревянную палку, чтобы немного разворошить костёр, заставляя пламя гореть немного ярче.

– Старший, я не знаю, что я сделал неправильно, что привело к вашему неудовольствию и отношению ко мне.

– Однако, можно считать, что я многое пережил, чтобы добраться до этого места. Я не так уж и многого хочу, я лишь хочу увидеть свою семью. Потому… Если я обидел вас в чём-то, пожалуйста, прости меня.

Увидев, что его слова не оказали никакого эффекта, Чу Фэн ещё раз всплеснул руками перед старой обезьяной. Затем, он шагнул вперёд и направился к нему.

Поскольку у неё было такое ужасное отношение, Чу Фэн не собирался тратить на него своё дыхание. Он решил просто пройти мимо и отправиться дальше. Хотя эта земля была довольно большой, но если семья Чу Фэна на самом деле была здесь, тогда он определённо найдет их.

*бах*

Однако, не успел он сделать и шага, как невидимая сила внезапно появилась перед ним. Со скоростью молнии она поразила тело Чу Фэна.

– Аа!

 

Сила отбросила его на несколько метров. Когда он приземлился на пол, Чу Фэн ощутил, что его внутренности пребывали в хаосе. Однако, не так уж и больно ему было. Сила только отбросила его; она не навредила ему.

В этот момент он бросил свой взгляд на место, откуда его отбросило. Он не обнаружил ничего. То, что оттолкнуло его, не было предварительно заложенным барьером.

После этого он бросил взгляд на старую обезьяну. Он обнаружил, что глаза старой обезьяны даже не были направлены в его сторону. Чу Фэн был застигнут врасплох, когда был отброшен, а потому не был уверен, шла ли эта сила от старой обезьяны.

*свист*

Внезапно, Чу Фэн бросился вперед. Затем, он использовал телесный боевой навык, и сильную технику бега, которая заставляла его тело становиться похожим на стрелу, которая только что покинула лук, и бросился в глубины со скоростью света.

*бах*

Однако, как и прежде, перед тем, как Чу Фэн успел миновать старую обезьяну, он был отброшен невидимой силой.

В этот раз, Чу Фэн был немного зол. Он тщательно наблюдал, и был почти полностью уверен, что тем, кто использовал подобную силу, была старая обезьяна.

Несмотря на то, что он был недоволен, Чу Фэн не проявил никакого гнева. Он чувствовал, что эта обезьяна определённо имеет какое-то отношение к его семье. Потому, он всё же очень уважительно спросил:

– Старший, почему ты должен остановить меня?

Но Чу Фэн не ожидал, что и в этот раз старая обезьяна останется неподвижной. Она приняла слова Чу Фэна за ветер, который прошёл мимо ушей.

Это на самом деле привело Чу Фэна в сложную позицию. Он был уверен, что это было то самое место, где он встретил Хуаньфу Хаоюэ и его семью. Как минимум, кто-то, относящийся к его семье, был здесь. Даже эта старая обезьяна, вероятно, была существом, связанным с ним; в противном случае, она бы не сказала тех слов, которые подразумевали, что она знала его.

Эти слова, какими бы унизительными они ни были, всё же давали понять, что обезьяна что-то знает.

И всё же, прямо сейчас она не только не желала позволить Чу Фэну пройти, она даже прогоняла его.

С точки зрения силы она была просто непостижимой. Чу Фэн не мог пройти с помощью силы, а потому он мог лишь с уважением спросить. И всё же, она игнорировала его. Он не мог пройти силой, и не мог пройти с помощью слов. Что ему оставалось делать?

– Чу Фэн дай мне выйти и попытаться. Эта обезьяна не проста. Судя по моей оценке, вероятно, что он куда сильнее, чем я, когда мои силы еще не были запечатаны. Это совершенно точно не обычный Боевой Император. Даже существует вероятность, что он именно тот, кто запечатал меня в твоё тело.

– Выпусти меня и я спрошу. Даже если я не узнаю ничего о твоей родословной, как минимум, позволь мне узнать, почему она запечатала меня в твоё тело без очевидной на то причины, – внезапно сказала Яичко.

Чу Фэн не отказал просьбе Яичка. Прежде всего, она помогала ему, и второе, она так же имела право спросить. Её требование не было необоснованным.

Потому, Чу Фэн пожелал, чтобы Врата Мирового Духа открылись, и Яичко, эта великая королева медленно вышла.

После того, как она появилась, выражение обезьяны слегка изменилось. Казалось, что она была немного удивлена, но мельком взглянув, она отвернулась и больше не обращала на неё внимания.

Казалось, что она уже была готова к подобной реакции. Уголки её губ слегка согнулись, рождая милую и очаровательную улыбку. Она пошла вперёд своими тонкими и длинными ногами, но когда она остановилась, она сделала нечто, что совершенно ошарашило Чу Фэна.

Оставить комментарий