Глава 998. Тайна родословной

Яичко положила свои руки на талию и сильно нахмурила брови. Она посмотрела на старика и выругалась чрезвычайно громким и ясным голосом:

– Ты, старая обезьянья задница, кем ты, чёрт побери, себя возомнил, чтобы действовать так, будто ты здесь владыка? Ты смеешь щеголять своей силой, лишь потому, что немного старше? Ты смеешь говорить Чу Фэну убираться отсюда? И ты даже смеешь останавливать его? Ты на самом деле думаешь, что ты бог?

– Я скажу тебе вот что: ты можешь прогнать Чу Фэна, но со мной не будет так просто. Почему ты запечатал моё развитие? Сегодня ты должен дать мне удовлетворительный ответ! В противном случае, я вырву всю твою волосню и превращу тебя в лысую обезьяну!

Чу Фэн был ошеломлен действиями Яичка. Он думал о многих способах того, как она собирается вести переговоры, но он никак не ожидал, что она будет настолько яростной. Она не использовала ни единого вежливого слова, сразу начиная его оскорблять. Она даже разговаривала на повышенных тонах.

*бум*

Как раз в этот момент, старая обезьяна резко вскочила, и в то же время, словно ураган, вырвалась яростная Сила Императора.

Она на самом деле была слишком сильной. Чу Фэн застыл перед ней. Проблемой для него было даже просто дышать, а Яичко упала на колени, и боль заполнила её красивое лицо.

– Простой Мировой Дух Асуры смеет так со мной разговаривать? У тебя стальные нервы?! – обезьяна была в ярости. Её слова были наполнены злостью, и можно было даже услышать звук скрежета зубов.

– Мм, – лицо Яичка, хотя и скривилось от боли, оставалось неуступчивым. Казалось, что она хотела возразить, но она просто была не в силах говорить. Боль на её лице становилась всё более и более отчётливой. Это на самом деле заставило сердце Чу Фэна болеть.

– Старший, Яичко всегда говорит не подумав. Вдобавок, её сила была запечатана, и она были насильно запечатана в моё тело на многие годы. Она держит обиду в своем сердце, а потому она сказала эти слова. Старший, я надеюсь, что ты можешь пощадить её жизнь, – быстро стал молить Чу Фэн.

– Независимо от силы Мирового Духа, они всегда рабы. За неотёсанность раба всегда отвечает мастер.

– Прямо сейчас, если ты преклонишь колени и будешь умолять меня, я отпущу её живой. В противном случае, это место станет её могилой, и она никогда не вернётся к жизни! – сказала яростно старая обезьяна.

– Мм, – Яичко была в бешенстве. Она хотела что-то сказать, но это было бесполезно, поскольку она не могла даже просто разговаривать.

Старая обезьяна была слишком ужасающей. Хотя то, что исходило от неё, также было Силой Императора, она была в несколько раз сильнее, чем у собакоголового. Как и сказала Яичко, эта старая обезьяна действительно была безжалостным персонажем, и была неописуемо сильной.

– Старший, если я действительно обидел тебя каким-то образом, ты можешь сказать мне. Если есть что-то, в чем я подвёл тебя, даже если ты не захочешь, чтобы я встал на колени, я всё равно встану.

– Однако, если ты не скажешь мне причину и захочешь просто прогнать меня… Если честно, слова Яичка были абсолютно верными. Если ты хочешь, чтобы я встал на её место для наказания, я могу; однако, если ты хочешь, чтобы я встал на колени, тогда точно нет, – Чу Фэн твёрдо отказал.

– Прекрати нести чушь! Я спрашиваю, ты встанешь на колени или нет?! – яростно закричала старая обезьяна. Всё, казалось, затряслось; её сила была не только подавляющей, её тон был не терпящим возражений. Если бы Чу Фэн не преклонил колени, он бы на самом деле убил Яичко.

– Старший, если ты не скажешь мне причины, тогда невозможно, чтобы я встал перед тобой на колени.

– Однако, для меня Яичко не просто Мировой Дух, и она не мой раб. Она очень важный для меня компаньон.

– Я прошу обменяться жизнями. Я прошу тебя пощадить её жизнь. Если ты отпустишь её живой, я готов умереть вместо нее, – снова сказал Чу Фэн. Более того, в его глазах была решимость.

– Мм, – когда она услышала эти слова, тело Яичка не могло не задрожать. Её красивые глаза мгновенно покраснели, и два потока сверкающих слёз пролились из уголков её глаз. Хотя старая обезьяна контролировала её тело, она не могла контролировать её эмоции.

Когда Яичко услышала, что Чу Фэн желал умереть за неё, сердце этой королевы растаяло. Она была сильно тронута.

 

– Хахахаха… – именно в этот момент старая обезьяна оглушительно засмеялась. Ее смех был очень радостным. Только спустя некоторое время она посмотрела на Чу Фэна с достаточным удовлетворением и сказала: – Хотя твоё развитие недостаточно сильное, по крайней мере, ты достаточно отважен. Ты не посрамил имя своего отца.

После этих слов, старая обезьяна махнула своей рукой. Пламя, плясавшее в костре, стало фонарём, который приземлился в её руку.

– Следуй за мной, – с фонарём в руке старая обезьяна развернулась. Она шла вперёд с согнутой спиной, направляясь в глубины угольно-чёрного мира. Вместе с тем, исчезла ужасающая Сила Императора.

Избавившись от оков, Яичко быстро поднялась. Она, наполненная яростью, рванула вперёд и действительно атаковала старую обезьяну.

*хмм*

Однако, Чу Фэн уже был готов к этому. Он пожелал, чтобы Врата Мирового Духа открылись перед Яичком. Пойманная врасплох, она влетела во врата. Видя, что план удался, Чу Фэн поспешно закрыл их.

– Чу Фэн, что ты делаешь? Выпусти меня! Я не получала столько унижения за всю свою жизнь! Я убью эту старую обезьяну! – Яичко яростно взревела, когда осознала, что попалась на уловку Чу Фэна.

– Яичко, я знаю, что ты сильно обижена, но сейчас нашей силы недостаточно. Если мы спровоцируем бой, мы будем единственными, кто пострадает.

– Если ты все равно хочешь пойти, тогда я могу присоединиться к тебе. Я не буду просто смотреть, как ты идешь в лапы смерти. Даже если ты умрёшь, я присоединюсь к тебе.

– Если ты на самом деле хочешь просто так умереть, я присоединюсь к тебе прямо сейчас, – Чу Фэн снова открыл Врата Мирового Духа.

Однако, Яичко не вышла. Сначала она с обидой тёрла слёзы со своего лица, а затем сказала:

– Ради тебя, в этот раз я стерплю.

Сказав это, Яичко уселась в углу в Пространстве Мирового Духа. Она обняла свои колени и закрыла голову своими руками. Она больше ничего не говорила.

Сердце Чу Фэна кольнуло. Но он не мог ничего поделать. Отложив факт, что старая обезьяна была слишком сильна, она всё же была чрезвычайно важна для него.

Хотя её отношение было ужасным, и прежде она высмеивала его и Яичко, но на самом деле, они нисколько не пострадали. Сейчас отношение обезьяны внезапно поменялось, и он даже повёл Чу Фэна. Его предыдущие действия могли быть тестом.

Обезьяна на самом деле не хотела усложнять Чу Фэну жизнь. Потому, не упоминая о мести Яичка, было очень сложно злиться на нее.

Но именно из-за этого, Чу Фэн чувствовал, что Яичко была на самом деле обижена. Вот почему его сердце болело из-за неё.

Не важно, как он был оскорблён, в этом не было ничего страшного. Однако, он не хотел, чтобы кто-то близкий ему переносил такую же боль. Конечно, Яичко была одной из самых близких для него людей.

– Чего ты ждёшь? – нетерпеливый голос старой обезьяны послышался из глубин этой земли.

– Я иду, – Чу Фэн не смел колебаться и быстро последовал за ней.

В этот момент, у него было слишком много вопросов. Впереди, вполне возможно, его ждала тайна его родословной.

Оставить комментарий