Ранобэ | Фанфики

Восемь сокровищ из приданого

Размер шрифта:

Глава 13. Наследный принц

B зaлe Чжао Ян некотоpые из праздныx и менее образованных молодых мужчин императорского дома, пользуясь тем, что, как они считали, можно было назвать сдержанными взглядами, рассматривали Cянь Цзюньвана и его жену, но даже не заметили, что вино, которое они держали в своих кубках, пролилось.

Однако императорский дворец никогда не испытывал недостатка в хороших актерах. Kак бы они ни были шокированы, и как бы сильно ни одолела их зависть или ревность, большинство людей смогли собраться с духом и ждать начала банкета после первоначального потрясения.

Hеважно, сколько людей не сводило с нее глаз, выражение лица Xуа Си Ван не поменялось от начала и до самого конца. Поздоровавшись с соседями, она молча села рядом с Янь Цзинь Цю, как будто никто не обращал на нее внимания.

— Это вино называется «вино Бессмертного Лотоса». Оно ароматное, но не резкое. Говорят, употребление этого напитка может увеличить продолжительность жизни, а женщинам помогает надолго сохранить молодость. — Янь Цзинь Цю взял кубок с вином и налил немного Хуа Си Ван. Tеплой улыбки на его лице было достаточно, чтобы ослепить любую женщину. — Си Ван, попробуй.

Хуа Си Ван слегка приподняла бровь и с сомнением произнесла: «Оно настолько чудодейственное?»

Она подняла кубок с вином и пригубила немного. Аромат был слегка приторным, и после того, как она сделала глоток, во рту остался привкус лотоса, сладкий, но не слишком резкий.

— Ну как?

Глядя на это лицо, которое было всего на расстоянии вытянутой руки от нее, Хуа Си Ван вытянула указательный палец и легко оттолкнула его. Она вытерла носовым платком уголок рта и лениво произнесла: «Неплохо». В своей прошлой жизни она часто посещала различные увеселительные мероприятия, и хотя она не сильно жаловала тамошние порядки, она испробовала множество блюд и всевозможных видов алкоголя.

Для нее вино чем-то напоминало мужчин. Было нормально любить его, но если ты не сможешь без него жить, тогда твоя жизнь и ломаного гроша не будет стоить.

Видя, что у Хуа Си Ван отсутствовал интерес к вину, Янь Цзинь Цю не растерялся и начал рассказывать о людях, находившихся в зале, а так же о связях между семьями. Eстественным движением он убрал стоявший перед ней кубок с вином и заменил его чашкой дымящегося чая.

Хуа Си Ван слушала молча. Когда она услышала, что Нин Ван хочет сделать наследником сына своей второй жены, ее брови слегка приподнялись. Если она правильно помнила, старший сын Нин Вана был рожден от первой жены. Она не слышала ни о каких проблемах, связанных с его поведением. Это было любопытно, что место наследника отдали ребенку второй жены.

Неудивительно, что император чувствовал такую опасность. Ему удалось получить трон после ожесточенной борьбы, но оставшиеся братья все еще кружили вокруг него. Ему удалось выжить, когда два его талантливых брата умерли, но при этом их сыновья оказались гораздо способнее, нежели его собственный сын. Она искренне сочувствовала императору.

Хотя Янь Цзинь Цю был немногословен, Хуа Си Ван все же сумела сделать некоторые выводы из его слов. Семья Нин Вана была не очень полезной, но император относился к ним довольно хорошо. Шэн Цзюньван, известный своими способностями при дворе, казалось, пользовался благосклонностью императора, но тот подобрал ему жену из знатной, но не богатой семьи, заявляя, что так проявляет заботу о младших. Посредственный в талантах наследный принц не очень хорошо общался со своими двоюродными братьями того же возраста. Единственный, кто часто следовал за наследным принцем, был Янь Цянь Сюнь, наследник Нин Вана, который родился от второй жены, и некоторые члены императорского дома, славившиеся своим мотовством.

Наследный принц не отличался талантами и любил жить на широкую ногу, но ему повезло — у него не было других братьев. Зато его кузены были очень выдающимися людьми, и вот это – если хорошенько задуматься – было не очень хорошо для него.

Оттого, что пара казалась такой близкой, у некоторых членов императорского дома из-за зависти к Янь Цзинь Цю покраснели глаза. Где же та уродина, о которой все говорили? Почему небеса были так несправедливы, что этому баловню судьбы вдобавок досталась такая красивая жена? Как они могли считать это справедливым?

Принцесса Жуй Хэ слышала, о чем шептались вокруг. Улыбка на ее лице не изменилась, когда она сказала своему мужу, который выглядел немного вялым: «Муж мой, что ты думаешь о внешности Сяньцзюнь ванфэй?»

Мужчина, запрокинувший голову, пока пил, услышал слова принцессы и посмотрел в ту сторону, где сидела Хуа Си Ван. Одного взгляда было достаточно, чтобы он замер. Он не смог удержаться и посмотрел на нее несколько раз, прежде чем кивнул и сказал: «У твоего кузена прелестная жена».

Принцесса Жуй Хэ, увидев его состояние, нетерпеливо отвела взгляд. Фальшиво улыбнувшись, она сказала: «Ваши слова непристойны. Какое отношение имеет внешность женщины к ее добродетели?»

Мужчина был не очень согласен с ее словами, но промолчал и продолжил пить.

Не увидев у него никакой реакции, неприязнь промелькнула в глазах принцессы Жуй Хэ, прежде чем она успокоилась.

— Прибыл Его Высочество наследный принц!

Эти слова заставили всех людей в большом зале умолкнуть. Янь Цзинь Цю, который разговаривал с Хуа Си Ван, остановился и выпрямился, глядя в сторону двери. Хуа Си Ван проследив за его взглядом, увидела молодого человека среднего роста, гордо входящего в зал в сопровождении нескольких дворцовых слуг. Его внешность не была столь выдающейся, как у Янь Цзинь Цю, но ее также можно было назвать красивой. Его брови были такими же, как и у императрицы, которую она уже видела прежде, но его поведение казалось самоуверенным и высокомерным.

По пути наследный принц обменивался любезностями с членами императорского дома. Подойдя вплотную к передним сиденьям, он увидел красавицу, одетую в строгий наряд, и остановился. Несколько мгновений спустя он пришел в себя и сказал Янь Цзинь Цю странным голосом: «Это твоя жена? Тебе крайне повезло».

Наследный принц был не первым, кто сказал это, но он был первым, кто сказал это так прямо. Многие члены императорского дома, услышав это, смотрели на его поведение свысока. Он действительно был неосторожен, сказав это. Он не должен был говорить это при женщине, о которой идет речь, и даже если он говорил это за ее спиной, он не должен был говорить так прямо. Ведь это была жена его двоюродного брата, которая вышла замуж, следуя всем обрядам. Как он мог сказать это Сянь Цзюньвану так, словно речь шла о наложнице?

— Ха-ха, — Янь Цзинь Цю встал и поприветствовал наследного принца подобающим жестом сложенных рук. – Ваш брат и подданный, естественно, не так удачлив, как Ваше Высочество.

Поведение наследного принца нельзя было назвать подобающим, но он не был глуп. Видя, что улыбка Янь Цзинь Цю была натянутой, он, наконец, отвел взгляд от Хуа Си Ван. Похлопав Янь Цзинь Цю по плечу, он смело сказал: «Я был небрежен в словах, но на самом деле искренне рад за тебя. Не обижайся».

Янь Цзинь Цю улыбнулся и снова поднял сложенные руки. Он не стал отвечать, оскорбился он или нет.

Наследный принц, увидев его дружелюбную улыбку, решил, что Янь Цзинь Цю не волнует то, что он только что сказал. Он убрал руку, лежавшую на плече Янь Цзинь Цю, и направился к месту, оставленному специально для него. На самом деле его мало волновало мнение Сянь Цзюньвана. Он был наследным принцем, и в будущем его кузену придется плясать под его дудку. Почему он должен думать о людях, которым с рождения Читай на Айфри дом су было суждено быть ниже его?

Хуа Си Ван, сидя в стороне, смотрела на безупречную улыбку Янь Цзинь Цю. Она подняла чашку, чтобы скрыть выражение своего лица. Возможно, ей просто показалось, что за улыбкой Янь Цзинь Цю скрывается непроглядная тьма.

После того, как Янь Цзинь Цю сел, он прошептал ей на ухо: «Наследный принц всегда был грубоватым. Не обращай внимания на его поведение. Нет ничего интересного в том, чтобы связываться с безмозглым человеком».

Его указательный палец поглаживал край кубка с вином, как будто он ласкал свою возлюбленную. Улыбка на его лице стала еще более привлекательной.

Не прошло и пятнадцати минут после того, как наследный принц появился в зале Чжао Ян, как прибыли вдовствующая императрица и императорская чета. После того, как присутствующие гости поклонились и выслушали вступительную речь императора, все расселись по своим местам. Как и на любом пиру, окружающие обменивались тостами друг с другом, слушали песни и восхищались танцами.

Что же касается приготовленных подарков, то они были вручены чиновникам, отвечающим за обряды, для записи. Только после банкета император пойдет осматривать принесенные дары. Такой сцены, как в телевизионных сериалах, где семьи соревнуются за то, чтобы подарить самый большой подарок, не будет. В лучшем случае  члены императорской семьи, наиболее близкие к императору, поднимут в честь него бокал и произнесут несколько слов поздравлений.

Имея самый высокий статус среди своих сверстников, наследный принц лично зачитал добрые пожелания императору, после чего они показали красивую сцену доброжелательных отношений между отцом и сыном перед членами императорского дома. Люди вокруг восхваляли великодушие императора и сыновнюю любовь наследного принца, как будто эти двое были примером отца и сына для всего мира.

Хуа Си Ван казалось, что она не погрешит против истины, если скажет, что все присутствующие члены императорской семьи были достойны стать лауреатами премии Оскар. Только посмотрите на эмоции, читающиеся на их лицах, поглядите на безупречную улыбку в уголках рта — они были лучше, чем профессиональные актеры.

К счастью, у нее тоже были кое-какие актерские способности. В противном случае она не смогла бы так естественно выразить свое волнение.

После того, как это представление доброжелательного отца и благочестивого сына закончилось, все, наконец, смогли поесть. Слуги принесли множество изысканных блюд, после чего несъеденные ими яства тут же убрали. В конце концов, Хуа Си Ван не могла вспомнить, сколько блюд она попробовала. Хотя она съела не больше одной ложки каждого деликатеса, все равно наелась до отвала.

Некоторые люди подходили  к Янь Цзинь Цю, чтобы вместе выпить. Хуа Си Ван не была знакома с ними лично, но у нее были некоторые знания об их имени и титуле. Поэтому, когда начался разговор, она не выказала никакой робости.

Люди императорского дома решили сначала, что только внешность Хуа Си Ван была выдающейся, но после недолгого наблюдения, они обнаружили, что хотя она и не была многословна, её речь была размеренной, достойной и благородной. Она не была похожа на женщину, которая раньше не посещала общественных мероприятий.

Слова наследного принца были немного грубоваты, но в сложившейся ситуации Сянь Цзюньвану повезло, что он женился на такой девушке.

Родилась в благородной семье, имела хорошую репутацию и потрясающую внешность, вдобавок знала, как себя подать – сколько положительных качеств соединились в одном человеке.  Если бы не огромная удача, как мог Янь Цзинь Цю заполучить ее?

Кроме того, многие люди знали, что изначально планировал император. Он исполнил роль свахи, чтобы подсунуть Сянь Цзюньвану страшную жену. Кто же знал, что сплетни совсем не соответствовали действительности. Дочь хоу И’Ань не покидала поместье из-за слабого здоровья, а не из-за проблем со внешностью.

Кажется, были люди, которые говорили, что дочь хоу была прекрасна, и что она не выходила в свет лишь из-за слабого здоровья, но не многие люди верили этому. Они считали, что эти слухи распустили жители поместья хоу И’Ань, дабы защитить репутацию их юной госпожи. Только сегодня они кое-что поняли. То, что слышали уши, было ложью, а то, что видели глаза, было правдой. Решение верить большинству оказалось неверным.

Восемь сокровищ из приданого

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии