Глава 166. Разрушенная фантазия

Опция "Закладки" ()

«Высокомерный ублюдок!» Тут же разозлился старик по имени Фанг, испытав такое издевательство от юноши.

«Дядя Фанг, не трать своих слов на него, просто сразу же убей его. Если он сегодня не умрет, то, несомненно, в будущем он убьет меня!» Поддерживая свое тело одной рукой, выкрикнул Фэн Бай И с лицом наполненным смесью ненависти и страха.

Презрительно фыркнув, старик Фан внезапно прыгнул вперед. Он вытянул свою правую руку, и устремился прямо в горло Юнь Чэ. Имея такую силу хвата, этого было достаточно, чтоб вмиг сломать шею Юнь Чэ.

Юнь Чэ приготовился уклониться, но в момент, когда он попытался использовать свою внутреннюю силу, почувствовал невыносимую боль в своей груди. Его лицо потемнело, видя быстро приближающиеся опасные для жизни «когти» старика Фанг, и он прорычал в своем сердце: «Жасмин, убей его!»

Прошло уже несколько месяцев, с тех пор как Жасмин пострадала от вспышки яда, убив огненного дракона. Поэтому ее трёхмесячный период ограничения использования внутренней силы давно уже закончился. Теперь на короткое время Жасмин способна на использование своей внутренней силу.… Обладая такой могущественной силой, Жасмин может в одно мгновение убить дракона Императорской ступени, не говоря уже о ком-то, чья внутренняя сила только на Земной ступени. Не смотря на то, что каждый раз, когда она действует, яд в ее теле распространяется до определенной степени, у него не было выбора в этой ситуации, как положиться на силу Жасмин.

«Нет необходимости в моем вмешательстве!» Отказала его просьбе Жасмин. «Кое-кто другой спасет тебя».

«А?» Удивился Юнь Чэ. В этот момент бывшему не далее, чем в трех метрах от него, старику Фан понадобиться только одна секунда, чтоб раздавить шею Юнь Чэ.

И прямо в этот миг, глаза старика Фанг, наполненные намерением убийства, вдруг расширились, и он внезапно заставил себя остановить свою лобовую атаку. В поле его зрения, высоко в небе появился свет голубого оттенка, пролетел рядом с ним и вонзился в небольшой участок земли, заросшей травой, между ним и Юнь Чэ.

Это был тонкий и короткий кинжал, кроме того испускающий фантастический льдисто-голубой свет. И этот оттенок голубого казалось, подавлял все другие света между небесами и землей, делая его несравненно причудливым и ослепительным.

И если кто-то присмотрелся повнимательнее к нему, то мог бы понять, что это на самом деле не короткий кинжал, а кусок льда… сосулька, в виде кинжала. Но после удара в землю на сосульке даже не было намека на таяние, он все еще испускал льдисто-голубой свет, оставаясь под углом к земле.

Обладавший внутренней силой Земной ступени, старик Фанг посмотрел на голубое свечение, и неожиданно в его глазах появился намек на ужас. Он даже неосознанно сделал шаг назад. Голубой свет перед ним был бесподобно прекрасным, но все же его сердце наполнилось огромным чувством страха. В тот миг, когда голубой свет опустился в землю, он почувствовал пронизывающую душу холод, проникающий через все его тело. И этот пронизывающий душу холод заставил его замереть на месте, и он больше не рисковал делать шаг вперед.

Юнь Чэ также почувствовал пугающее давление, излучаемое холодным светом перед ним. Только успокоившееся, его сердце начало трепетать в волнении…. Может ли…может ли это быть…?

«Этого интересует, какой старший присутствует здесь. Можете ли Вы показать себя?» Глубоко вздохнув, старик Фан поприветствовал свое окружение, с намеком на почтение в голосе. В то же время, он больше не смел, выступать против Юнь Чэ… Он подозревал, что тот человек, находящийся в тени, скорее всего, телохранитель юноши перед ним. Также, внутренняя сила этого человека больше, чем его собственная, превосходя его, по крайней мере, на целую ступень. И личность этого юноши определенно не обычная, чтоб иметь телохранителя такой внутренней силы. Его происхождение может даже превзойти Фэн Бай И, молодого мастера его (старика Фанг) семьи.

Ночное небо оставалось тихим, и не было ни одного ответа даже через долгое время после его выкрика.

«Дядя Фанг. Я уже изучил подноготную Юнь Чэ. Он просто из маленького города под названием Город Восходящей Луны, у него даже нет ни одного родителя, не говоря уже о семье. Это в принципе невозможно для него иметь какого-либо телохранителя! Но этот человек очень хитрый и коварный, то голубое свечение должно быть одно из его уловок! Дядя Фан, не дай ему запугать себя, убей его немедленно! Если ты его сейчас не убьешь, то придет день, когда я умру от его рук» Крикнул из-за его спины Фэн Бай И.

Услышав слова Фэн Бай И, старик Фанг призадумался. Он посмотрел на выражение лица Юнь Чэ и понял, что после того, как Фэн Бай И произнес те слова, на лице Юнь Чэ несомненно появился намек на панику… Хотя Юнь Чэ это и скрывал хорошо, но старик Фан со своими старческими, проницательными глазами это очень ясно видел.

Не смотря на то, что голубой свет, светивший с земли, все еще излучал пугающий холод, во всем разобравшийся, старик Фанг был ни капельки не испуган. Его выражение лица тотчас потемнело: «Юноша, ты и в самом деле посмел одурачить этого старика! Сдохни!»

После сказанного, протянув свою руку, он тотчас же перешел голубое свечение, и попытался схватить еще раз Юнь Чэ…

Динь…

Едва заметный очень легкий звук прозвенел, будто тонкая металлическая иголка упала на пол. В тот же миг, как прозвучал этот звук, тело старика Фан застыло на месте в необычной позе. Его протянутая правая рука была меньше, чем в шаге, от шеи Юнь Чэ. Однако, как если бы они были разделены пропастью, он не мог ступить даже на полшага вперед.

Глаза старика Фанга широко открылись, а его зрачки уменьшились, казалось, до размера иголки. Он открыл свой рот, но не смог издать и звука. От его центра тела начало медленно распространяться маленькое голубое свечение, быстро обволакивая его тело, переходя на его четыре конечности, голову, волосы, потом и на его одежду…

Всего лишь за два вдоха, все его тело было окутано холодно-голубым свечением, и превратилось в неподвижную ледяную скульптуру.

Раздался свист…

Юнь Чэ услышал, подувший нежный ночной бриз, который слегка погладил тело старика Фанга, превратившееся уже в ледяную скульптуру. Внезапно тело старика Фанга рассыпалось в льдисто-голубую пыль и рассеялось в огромном небе. В мгновение ока, он полностью, с головы до пят, исчез с того места, где стоял. В то время как ночное небо было украшено маленькими холодно-голубыми огоньками.

Юнь Чэ был ошеломлен, и лишь с огромным трудом смог глотнуть воздуха. Это было первый раз во всей его жизни, когда он видел такой изящный способ убийства. Это было так прекрасно, что можно было смотреть с придыханием, однако, в то же время, это было до крайней степени жестоко. Не осталось ни следа после смерти старика, не говоря уже о его трупе.

Бывший прямо перед ним, Фэн Бай И медленно свалился с ног на землю. Все его тело яростно дрожало, а все его лицо побледнело от сильного ужаса. Внезапно он начал вопить. Собрав последние, не зная, откуда появившиеся силы, он решительно пополз по земле. Крича от ужаса, он спасал свою жизнь, как обезумевшая собака с сокрушенной смелостью из-за страха.

«Пытаешься убежать?»

 

Было очевидно, что Юнь Чэ не позволит ему сбежать прямо перед его глазами. Не делая ни шага, он широко размахнулся руками. С тяжелым воем ветра его Колоссальный Меч Повелителя устремился к Фэн Бай И. Толстый, тупой конец меча с лёгкостью пробил тело и безжалостно пригвоздил убегающего Фэн Бай И к земле.

Юнь Чэ не стал сразу же извлекать свой тяжелый меч. Скорее, он огляделся по сторонам и взволнованно прокричал: «Маленькая фея! Маленькая фея, ты где? Я знаю, что это ты. Быстрее покажись! Маленькая фея!»

Однако на его крики никто не ответил.

Тогда Маленькая фея пообещала ему, что через 2 месяца после соглашения, в течение 3-х месяцев будет его защищать. Как раз сейчас прошло ровно два месяца, с тех пор как она ушла, таким образом, она вернулась согласно своему данному обещанию. И спасла его как раз в тот момент, когда была угрожающая его жизни ситуация.

«Маленькая фея! Поторопись и покажи себя! Ты, наконец-то, вернулась, но все еще играешь в прятки…. Я уже знаю, что это ты, поэтому быстрее покажись! Хотя бы дай мне нормально поблагодарить тебя…»

«Эй! Маленькая фея!»

«…»

После непрерывных выкрикиваний Юнь Чэ в течение длительного времени, наконец, прозвучал в ночном небе нежный, но все же остужающий и пронизывающий до костей голос Маленькой феи: «Я только пообещала защищать тебя в течение трех месяцев. Я не обещала увидеться с тобой, как и слушаться твоих приказов. Поэтому тебе следует прекратить свои попытки кричать.»

После этого, как бы Юнь Чэ не кричал, не было больше никакого ответа.

«Уфф… эта Маленькая фея такая гордая. Наконец-то, она вернулась, не смотря на это, она не хочет показываться», вздохнул Юнь Чэ. И пробормотал себе под нос: «Так как ты не появляешься, как бы я тебя не звал, тогда, хе-хе… Буду ждать, пока ты сама не проявишь инициативу и не появишься»

Юнь Чэ улыбнулся этой мысли в своей голове. Больше не зовя Маленькую фея, он направился к трупу Фэн Бай И. Вытащив Колоссальный Меч Повелителя из его тела, Юнь Чэ воспользовался своей внутренней силой, чтобы очистить меч от пятен крови.

«Ты мог бы наслаждаться своей безграничной жизнью молодого мастера, но тебе пришлось встретиться со своей собственной смертью» Холодно рассмеялся Юнь Чэ с намеком на презрение в голосе, и затем подобрал пространственное кольцо Фэн Бай И.

В пространственном кольце Фэн Бай И было множество различных вещей: Фиолетовая золотая карта с восьми сотнями чароитовых монет на счету, копия искусства владения копьем Синего Дракона, копия его семейного наследственного искусства Падающего Дракона, куча драгоценных камней и таблеток, немного комплектов его одежды и т.п.

Копаясь в вещях Фэн Бай И, Юнь Чэ выяснил его личность… сын Великого Генерала Западных Равнин.

Его отец правил Западными Равнинами, в то время как, отец Мужун И управлял северной частью города. Они практически были равными друг другу, и оба владели военной мощью. Было неудивительно, что они были старыми дружественными семьями.

Юнь Чэ освободил свое пламя Феникса, сжигая трупы Фэн Бай И и Сюэ Лан вместе с оставшимися следами. Когда он все сжег, Юнь Чэ убрал свой тяжелый меч и медленно покинул это место. Однако он не пошел в сторону Академии Голубого Ветра, а направился в северную часть города.

То, что Фэн Бай И пришел с Сюэ Лан, чтобы убить его, было определенно связано с Мужун И.

«Как вы поступили со мной, так же отвечу и я… Я никогда не позволял тем, кто хочет лишить меня жизни, продолжать жить в этом мире!» Тихо пробормотал про себя Юнь Чэ.

Его внутренние раны все еще требовали лечения, поэтому он не собирался сегодня действовать. Однако, с тех пор как он убил Фэн Бай И, а «пропажу» Фэн Бай И определенно завтра заметят, он уже не мог предугадать, как ситуация будет дальше развиваться. А темная ночь, когда множество людей спит, это лучшее время для людей, которые должны сдохнуть, чтобы умереть как можно скорее…. Это было одно из убеждений Юнь Чэ в жизни.

Спросив случайного человека про местоположение резиденции Генерала Северной Равнины, его фигура исчезла в ночи. Когда он дошел до огромных ворот в резиденцию Генерала Северной Равнины, Юнь Чэ уже был переодет в комплект одежды Фэн Бай И, который хранился в его пространственном кольце. Он даже изменил свое лицо, чтобы оно выглядело точно, как у Фэн Бай И.

Надменное выражение лица и манера поведения, полностью не застёгнутый — было никаких различий от настоящего Фэн Бай И.

Увидев «Фэн Бай И», стражник у входа решил первым поприветствовать его, и почтительно поздоровался с ним: «Молодой мастер Фэн, с прибытием. Вы здесь, чтоб встретиться с нашим Молодым Мастером?»

«Эм!» Ответил Юнь Чэ, вздохнув через нос. «Так как я здесь так поздно ночью, естественно, у меня важные вещи для обсуждения. Ты, следуй за мной внутрь. Не задавай никаких вопросов и проводи меня в его комнату».

Даже если он сможет пройти в поместье Генерала Северных Равнин, он не будет знать, в какой комнате находиться спальня Мужун И. Следовательно, был только один вариант, он должен был заставить стражника провести его туда.

«Да, да!» Стражник не смел отказаться. «Молодой мастер, пожалуйста, следуйте за мной!»

Оставить комментарий