Глава 178. Древний Лазурный Дракон

Опция "Закладки" ()

После убийства самца Водяного Дракона лицо Жасмин моментально приобрело пепельно-белый цвет. Она оглянулась в сторону Юнь Чэ, её красное платье затрепетало и её тело обратилось в красный свет, возвращаясь в Ядовитую Небесную Жемчужину.

Юнь Чэ испытал значительное облегчение, увидев, что самец Водяного Дракона погиб. Пока он бежал вперед он обеспокоенно спросил: «Жасмин, ты в порядке?».

Долгое время спустя, Жасмин, наконец, ответила с нотками ненависти в голосе: «Хммм! Я должно быть задолжала тебе в прошлой жизни! «

Голос Жасмин явно был довольно слабым, но не дрожал. Юнь Чэ почувствовал облегчение и сказал извиняющимся тоном: «Я снова тебя ранил.»

«… Нет необходимости говорить бессмысленные вещи. Если ты хочешь спасти эту женщину ты должен двигаться быстрее. Я не могу гарантировать, что она не была отравлена ядом самца Водяного Дракона. Кроме того, даже не думай что я снова вмешаюсь в течение следующих трех месяцев».

Сказав это, Жасмин замолчала. Там, в пределах Ядовитой Небесной Жемчужины, она начала потихоньку подавлять яд, который все еще сжигал ее тело изнутри. Хотя ее душа не была столь сильно ранена как в прошлый раз, когда она убила Огненного Дракона, она определенно чувствовала себя не очень хорошо.

Это захватывающее сражение, в котором учувствовали два Водяных Дракона Небесной ступени и эксперт в полушаге от Императорской ступени, вызвало в регионе значительное бедствие. Земля опустилась на три уровня ниже, чем была ранее, и нигде вокруг не было видно ни единого клочка травы. Наконец достигнув поля битвы, Юнь Чэ сразу же увидел фигуру Маленькой Феи. Она безмолвно лежала на земле, подобная сорванному цветку лотоса, брошенному на бесплодную желтую землю.

«Маленькая фея!»

Сердце Юнь Чэ пошатнулось. Он быстро рванулся вперед и, добежав до нее, внезапно изумленно остановился.

Одежда на ее теле была разорвана в клочья, но вуаль, закрывающая лицо, осталась неповрежденной благодаря остаточной защите мороза. По какой-то непонятной причине она была откинута в сторону, позволяя Юнь Чэ почти полностью увидеть ее белоснежное лицо.

Оно было точно таким, как его представлял себе Юнь Чэ. Это было очень, очень красивое лицо. Ее черты были абсолютно изысканными. Ее брови были тонкими и четкими, ее кожа была жемчужной, и хотя ее губы и лицо были белыми, как бумага, они не могли скрыть ее холодного, высокомерного благородства. Это холодное благородство, казалось, превозносило её над мирским прахом и любой, кто сталкивался с ней, не осмелился бы осквернить ее ни в малейшей степени, стыдясь своей собственной неполноценности.

Через мгновение Юнь Чэ очнулся от ошеломления, быстро опустился, протянул к ней руку и прикоснулся к её белоснежной шее. Как только его пальцы коснулись её кожи, его пробрала лёгкая дрожь – температура её тела была крайне низкая, словно после купания в ледяной воде.

«Не прикасайся ко мне…» Маленькая фея слабо сопротивлялась, почувствовав прикосновение Юнь Чэ. Ее голос был очень слабый, но очень решительный. Несмотря на то, что она была тяжело ранена и при смерти, она почти инстинктивно сопротивлялась прикосновению мужчины к её телу, эта привычка засела в ней до самых костей. Холодное выражение лица, державшее всех на расстоянии тысяч километров, совершенно не смягчилось.

«Хорошо, я тебя не трону… Я тебя не трону». Юнь Чэ поспешно убрал руку, но его сердце упало.

Только теперь, когда он исследовал ее, он мысленно запаниковал. Слова Жасмин не были преувеличением… Нет, скорее, ситуация была еще более серьезной, чем то, как её описала Жасмин. Ее внутренние каналы были полностью разрушены. Они были разбиты на куски, как сломанные кристаллы льда. Нанесенный им ущерб был столь серьезен, что их состояние было значительно хуже, чем у Юнь Чэ в прошлом. Не существовало способа их восстановить. Единственной возможностью оставалось сделать, так же как и он: построить новые внутренние каналы. Но такой шанс, как этот… Юнь Чэ был первым человеком в истории континента Бездонного Неба, кому это удалось. На такую возможность можно только надеяться, но никак не полагаться на нее. Кроме того, даже если ей представится такой шанс, ей придется начинать развивать внутреннюю силу с самых низов, начиная с Начальной ступени.

Вместе с ее внутренними каналами также были повреждены и её меридианы. На данный момент, не считая остатки сознания, все ее тело было искалечено и парализовано. Каждая часть её тела стала полностью неподвижна, кроме правой руки и кисти, в которых пострадали лишь половина меридианов, и которыми она могла немножко шевелить.

Какая ужасная сила потребовалась, чтобы заморозить Водяного Дракона Небесной ступени в безжизненную статую. Но и цена за такую силу была неоценимо жестокой.

Юнь Чэ часто называл себя гениальным доктором, но столкнувшись с такой травмой, чувствовал бессилие. Он был уверен, что сможет сохранить ей жизнь, но о восстановлении ее внутренних каналов, не говоря уже о восстановлении ее силы, не могло быть и речи.

Кроме того, Юнь Чэ чувствовал тяжелую, смертельную ауру, исходящую из ее тела.

«Забудьте о ней. Она не сможет выжить «. Холодно сказала Жасмин.

«Нет! Она выживет. Пока я здесь, я определенно не позволю ей умереть! «Юнь Чэ стиснул зубы. Он обеими руками сжал воздух над ее грудью и использовал свою внутреннюю энергию, чтобы сохранить её сердечные каналы.

«Хмм. Не нужно лгать самому себе. Ты не чувствуешь что она уже полна желанием умереть? Пройти путь от гордой, покоряющей силы почти Императорской ступени до калеки, не способной даже встать… будь я на её месте, я бы не захотела жить. Даже если ты сохранишь ей жизнь, она навсегда будет прикована к постели. Для неё это в тысячу раз мучительнее быстрой смерти. Спасая её, ты обрекаешь её на страдания. Кроме того, даже будь твои медицинские навыки в сто раз лучше, ты не сможешь её спасти, когда она решила умереть! «

 

Слова Жасмин были подобны ведру холодной воды, вылитому на голову Юнь Чэ. Все его тело сжалось, и он замер без движений. Долгое время спустя он опустил голову. Он посмотрел на совершенно бескровное лицо Маленькой Феи, а затем сказал низким, мрачным голосом, «Мастер был прав. Все в этом мире и подчиняет и поддерживает друг друга. Жизнь и смерть это цикл, карма и судьба движутся по кругу, бесконечному и эфемерному. У всего есть противник и противодействие, для любой болезни есть лечение. В этом мире нет такого понятия, как неизлечимая болезнь, даже если есть, то это только потому, что мы еще не нашли лекарство. Если возможно повредить внутренние каналы, то есть и способ их починить… Есть способ! Определенно!»

Основной причиной беспокойства Юнь Чэ стало не то, что она получила ужасную травму, а то, что она желала умереть. Жасмин была права, если её сердце умерло, и она желает только смерти, не то что Юнь Чэ, даже его Мастер, будь он жив, не смог бы спасти её. Когда он думал об этом, он больше не заботился об отвращении Маленькой Феи по отношению к мужчинам. Он схватил ее за плечи руками и громко заорал: «Маленькая Фея, послушай… слушай меня! Пока я здесь, ты не умрешь. Ты не сможешь умереть, как бы ни были серьезны твои раны. Что касается твоих внутренних каналов, дай мне три года. Я обязательно найду способ восстановить их. Твои внутренние каналы… Наверняка есть способ их восстановить. Открой глаза и посмотри на меня. Не умирай… Не позволяй себе умереть! «

Глаза Маленькой Феи были закрыты. Лишь её губы слабо шевелились, и тихий голос вышел из них: «Внутренние каналы разрушены… ситуация безнадежна… Я не виню тебя, ты… можешь… уйти…»

В слабом, угасающем голосе Маленькой Феи чувствовалось ее желание смерти. Ее слова: «Я не виню тебя», не содержали ни малейшего намека на вину, ни малейшего намека на эмоции. Они даже не содержат намека на несчастье или нежелание принять ситуацию. Ее сердце было действительно, окончательно мертво.

«Не пытайся её переубедить. Даже если бы у тебя был способ исцелить ее внутренние каналы и снова сделать их цельными, тебе не достучаться через ее желание умереть», безжалостно сказала Жасмин. «Десятки лет напряженного обучения, разрушенные в одно утро. Ты просто не понимаешь, что она чувствует, в одночасье, упав с полушага от Императорской ступени до калеки. Ты не понимаешь насколько это большая разница. Хех, забудем о ней, давайте поговорим о тебе… Если бы ты потерял всю силу, обретенную за год, все божественные искусства, ты бы не отчаялся? Она же провела десятки лет, тренируясь, чтобы приблизиться к Императорской ступени! «

«Нет! Я бы не отчаялся!» Взгляд Юнь Чэ был решительным. «Что бы я ни потерял, пока я не потерял жизнь, всегда есть шанс вернуть все назад. Все возможно пока ты жив! «

«A… Ууо…»

Издалека донеслись слабые звуки завывания зверей. Кроме того, приглушенное рычание доносилось все ближе. Очевидно, что после того, как неистовая битва прекратилась, и после того, как ауры двух драконов исчезли, некоторые из довольно умных зверей почувствовали, что-то неладное, начали исследовать и приближались. Юнь Чэ не был способен противостоять какому-либо зверю из центральной части Пустошей Смерти.

Юнь Чэ осмотрелся и увидел невдалеке, ближе пятисот метров одинокую карликовую гору. Под горой виднелся вход в темную пещеру. Причиной, почему эта гора осталась совсем одна послужила битва Маленькой Феи и двух Водяных Драконов, в ходе которой окружающая местность сгладилась. По какой-то неизвестной причине, гора все еще стояла на месте, и на ней не было заметно каких-либо повреждений.

Юнь Чэ наверняка погиб бы здесь, будь он замечен духовными зверями, не говоря уж о Маленькой Фее. Он сразу же решительно взял холодное тело Маленькой Феи на руки и побежал в сторону карликовой горы, прошептав: «Маленькая фея, я знаю, что у тебя чистое, нетронутое тело, и ты испытываешь отвращение к мужчинам. Но я должен унести тебя сейчас… Если ты хочешь меня наказать или убить, то оставайся живой! Если ты решишь умереть здесь, я… я… Я немедленно разорву на тебе всю одежду!»

За всю свою жизнь Маленькая Фея не слышала более бесстыдной угрозы. Она почувствовала, что он крепко обнял ее тело и ее ресницы слегка задрожали. Гнев и унижение начали расти в ее сердце, где раньше было одно только желание умереть. В то же время в её сердце начало расти что-то новое, что-то неописуемое. Но вскоре все они были поглощены желанием смерти…

Юнь Чэ быстро, но осторожно двинулся к входу в пещеру. Все это время он не прекращал направлять внутреннюю энергию в жизненные каналы Маленькой Феи.

В пещере было темнее, чем он ожидал, но не было холодно. Юнь Чэ пошел вглубь, в самую дальнюю часть пещеры и осторожно положил Маленькую Фею.

Это место было очень темным и очень тихим. Не было слышно даже ветра. Проверим слабую, трепещущую ауру жизни Маленькой Феи Юнь Чэ чувствовал огромное сожаление: «Прости. Если бы ты не пыталась меня защитить, если бы я не погнался за этим Жестоким Штормовым Ястребом, ты не страдала бы так сейчас… если бы я мог бы предсказал эти вещи заранее, я определенно не сделал бы тот же самый выбор. Как мой жизненный опыт может быть важнее твоей жизни… «.

Когда Юнь Чэ просил Маленькую Фею его защищать в течение трех месяцев он никогда бы не подумал что в этот отрезок времени будет атакован двумя Водяными Драконами на Небесной ступени внутренней силы. Маленькая Фея, чья сила была в десятке лучших в Империи Голубого Ветра, держала свое слово. Оставив его на два месяца, она вернулась, последовала за ним, не отставая ни на дюйм, и всегда защищала его. А теперь… казалось, что она заплатила окончательную цену.

Юнь Чэ никогда не хотел быть обязанным другим. Защита, что предоставляла ему Маленькая Фея была частью сделки и он не чувствовал себя виноватым из-за этого. Но после сегодняшних событий, как он мог продолжать чувствовать себя таким же образом?

Юнь Чэ протянул руку, еще раз проверяя пульс Маленькой феи. Он почувствовал, что ее температура тела не стала ниже, наоборот, она немного увеличилась. После мгновения удивления он понял, что причина, по которой температура её тела была такой низкой, заключалась в типе внутренней энергии. Теперь, когда ее внутренние каналы были разрушены, ледяной атрибут ее внутренней энергии стал рассеиваться и температура её тела приближалась к нормальной…

Поразмыслив об этом, Юнь Чэ поднялся на ноги. Между ним и Маленькой Феей сформировалась сфера пламени Феникса, обдавшая жаром стены пещеры.

Неожиданно, древний голос медленно раздался за ним.

«Пламя Феникса… так вот что это такое. Кажется, я не ошибся, в твоем теле действительно есть немного крови Феникса».

От этого голоса Юнь Чэ внезапно подпрыгнул. «Кто… кто это сказал?!»

Оставить комментарий