Восставший против неба

Размер шрифта:

Глава 1790. Выбор Божественных императоров

— Кайчжи, почему ты так быстро пришла в Южную Божественную область? — Спросил Юнь Чэ. В общих чертах, он знал ответ, но все же хотел услышать, что Кайчжи скажет лично.

Кайчжи мягко и тихо сказала, — Поскольку Восточная Божественная область была застигнута врасплох, и кроме этого, было огромное неточное восприятие Восточной Божественной областью Северной Божественной области, война в Восточной Божественной области не требовала моей помощи, и после Восточной Божественной области я была уверена, что Южная Божественная область определенно захочет встретиться.

— Только я не ожидала, что это случится так скоро. — Кайчжи смотрела на Юнь Чэ, ее щеки все еще были детскими, но с совершенно другим равнодушием и решимостью, — я думала о том, чтобы из тени постепенно спровоцировать внутренние беспорядки в Южной Божественной области, но ты… ты был так нетерпелив, что пришел сюда лично.

Восточная Божественная область еще не стабилизировалась, а Западная Божественная область была трудно предсказуемой, поэтому его прибытие в Южную Божественную область было действительно «нетерпеливым».

— Значит, это ты заранее определила Формацию Небесной Сферы Южного Моря? — Юнь Чэ спросил… Он вдруг о чем-то задумался, и его брови слегка нахмурились.

— С силой мирового копья, выгравированном на Священном мече Небесного Волка, отследить местоположение другой формации, Формации Небесной Сферы Иллюзорного Моря было очень легко, — Кайчжи равнодушно говорила, — если бы Южное Море было в безвыходном положении, наиболее вероятным человеком, использующим Формацию Небесной Сферы Иллюзорного Моря, был бы Нань Ваньшень, и если бы он сбежал, то его телепортировали бы туда, где его ждала настоящая смерть.

— Что за человек ждал за пределами формации и убил Нань Ваньшеня? — Внезапно спросил Юнь Чэ.

— Конечно, кто-то из Абсолютного Начала… — Кайчжи сказала половину фразы, но, увидев вдруг явно иные глаза Юнь Чэ, не смогла произнести вторую половину фразы.

— Аура драконов Абсолютного Начала особая, и если бы они появились в Царстве Богов заранее, их легко было бы обнаружить. Юнь Чэ медленно говорил, — в конце концов, Нань Ваньшень — человек номер один в Южной Божественной области, даже тяжело раненный и на краю смерти, уничтожить его за такое короткое время, единственным среди клана Драконов Абсолютного Начала, способным сделать это, вероятно, будет Император Драконов Абсолютного Начала.

— Но Император Драконов Абсолютного Начала начала был под твоими ногами. — Он пристально смотрел на Кайчжи, размышляя в уме, — в конце концов кто это был?

— Хм, — Кайчжи отвернулась, — тебе не нужно знать.

— А… — Юнь Чэ сжал ладонь Кайчжи и улыбнулся, — хорошо, тогда я не буду спрашивать.

После того, как Нань Ваньшень исчез, Нань Гуйчжун резко изменил свое выражение через три вдоха после этого…

За три вдоха, сколько людей между небом и землей могли убить тяжело раненного Нань Ваньшеня…?

Кайчжи не хотела этого говорить, и Юнь Чэ, конечно, не хотел заставлять ее, но продолжал молча обдумывать этот вопрос.

Вернувшись в небо над столицей Южного Моря, черный, как уголь, дым продолжал вращаться и подниматься, поглощая море крови от трупов, простирающееся по небу.

Янь Тяньсяо уже вернулся и быстро наклонился вперед, — Повелитель дьяволов, докладываю, недобитые остатки Южного Моря бежали во все стороны, мы последовали приказу Повелителя дьяволов и больше не преследовали их.

— Хорошо, — кивнул Юнь Чэ.

Янь Тяньсяо посмотрел на Кайчжи рядом с Юнь Чэ. Его губы слегка шевельнулись, но он сдержался ничего не спросив.

Увидев, что Юнь Чэ и Кайчжи крепко держатся за руки, трое предков Яма вздохнули в сердцах.

Еще одна хозяйка с которой нужно быть осторожными…

Цянь Инь`эр слегка изогнула губы, но ничего не сказала, чтобы не раздражать Кайчжи.

Нань Цяньцю все еще был в руках Янь И, державшего его за голову.

Он никогда не был полностью без сознания, и видел своими глазами покончившего с собой Нань Гуйчжуна, он видел своими глазами смерть одно за другим Богов Моря, и он был свидетелем краха столицы в море крови… Конечно он был в таком ужасе и отчаянии, которые нельзя было описать ни одним словом.

Свирепая аура Янь И была похожа на десять тысяч стальных игл, пронзающих каждый уголок его тела, каждое мгновение было хуже смерти, но он не мог бороться, не мог даже издать стон отчаяния, только поры всего его тела сжимались в несравненно яростных спазмах.

Он не знал, почему он все еще жив… Он очевидно, боялся смерти, но сейчас просто хотел умереть, чтобы покончить с этим мрачным кошмаром.

Цан Шитянь, который в течение длительного времени был в стороне, вдруг сделал шаг вперед, в этот момент опустившись на одно колено перед Юнь Чэ, голова величественного Божественного императора наклонилась, закричав, — Повелитель дьяволов, я Цан Шитянь, Король Царства Голубого Вала Десяти Сторон, поздравляю Повелителя дьяволов растоптавшего Южное Море, и пришествие дьяволов в Южную Божественную область! Цан Шитянь хочет приветствовать Повелителя дьяволов как Божественного императора Южной Божественной области и служить под знаменем Повелителя дьяволов отныне. Повелитель дьяволов, пожалуйста, помогите!

Если бы кто-то не услышал это своими ушами, никто бы никогда не поверил, что эти слова вышли из уст Божественного императора Южной Божественной области.

Император Желтого императора и Император Фиолетовой Тайны одновременно посмотрели друг на друга широко раскрытыми глазами, и их десять пальцев задрожали, они оба были Божественными императорами Южной области и им было стыдно.

— А? — Юнь Чэ бросил косой взгляд, он холодно смотрел на Цан Шитяна, и вдруг внезапно пнул его ногой.

Этот удар был направлен прямо в лицо Цан Шитяня… Конечно для любого человека это было нижней границей достоинства, и никто не позволил бы себя пнуть. Не говоря уже о Божественном императоре, который смотрел на всех сверху вниз.

Но уголки губ Цан Шитяна слегка дрогнули, однако он не увернулся, даже насильно сдержал ауру своего тела.

Бум!

Этот пинок нещадно ударил Цан Шитяна по лицу, и мгновенно переносица Цан Шитяня сломалась, его передние зубы сломались, и из его ноздрей хлынули две струи крови.

Тело Божественного императора Шитяна кувыркнулось в воздухе на несколько метров, и когда он приземлился, он по-прежнему демонстрировал ту же позу на коленях, что и раньше, позволяя крови течь с его лица, он опустил голову и сказал. — Благодарю Повелителя дьяволов за его милость.

— Цан… Цан Шитянь! — Император Желтого императора указал пальцем на Цан Шитяна, с перекошенными мускулами лица, не способный долго говорить.

Для обычного духа хотеть выжить, хоть и презренными способами, но считалось нормально. Но он, Цан Шитянь, всемирно известный Божественный император Шитянь, был презренным до такой степени… Уже не было слов унижения, чтобы описать это.

— Хех, — усмехнулся Юнь Чэ, — разве это не Божественный император Шитянь из Южной Божественной области, почему ты вдруг стал как собака?

При таких унизительных словах Цан Шитянь не изменился в лице и сказал серьезным голосом, — раз уж я решил поклониться Повелителю дьяволов, я буду служить ему собакой и лошадью.

— Ах, — послышался легкий, тихий вздох, это был Цянь Угу.

Даже он, презревший жизнь, не мог смириться с тем, что Божественный император вдруг согнул колени и потерял достоинство. Он закрыл глаза и сказал, — страх смерти, это природа людей. Но ты уважаемый Божественный император, ты несешь ответственность за славу и позор Царства Голубого Вала Десяти Сторон, так почему ты так поступаешь?

— Ха-ха, — Цан Шитянь издал странный смешок на слова Цянь Угу.

Он поднял голову, и взгляд его был немного равнодушным, — лучше жить, чем умереть напрасно. К тому же… Почему вы решили, что этот король не хочет быть подчиненным Повелителя дьяволов?

— … — Цянь Угу слегка нахмурился, и Юнь Чэ тоже прищурился.

— Цан Шитянь! — Император Фиолетовой Тайны, наконец, не мог больше сдерживаться и яростно заорал, — ты так боишься смерти, что готов стать собакой, ты больше не достоин быть императором Голубого Вала, не говоря уже об императоре Южной области… Я плюю на тебя!
Император Желтого императора быстро поднял руку, останавливая от дальнейших слов императора Фиолетовой Тайны.

— Хех, хехе, — Цан Шитянь рассмеялся и не спеша сказал, — жизнь человека слишком скучна и однообразна. Сто лет, тысяча лет, десять тысяч лет… Этот король уже черт знает сколько лет не может найти веселья.

— Но теперь небо и земля изменили цвет, — Цан Шитянь рассмеялся, и вместо страха и унижения его смех содержал извращенную радость, — следуя за Повелителем дьяволов, мы могли бы перевернуть это небо и землю с ног на голову и создать совершенно другой, новый мир!

— Есть ли что-нибудь более интересное в мире, чем это! — Он яростно повернул голову, пылающим взглядом посмотрел на императора Желтого императора и императора Фиолетовой Тайны, — в эту эпоху, такой возможности, никогда не было в истории Царства Богов, это небесный дар, как этот король может упустить его! Поэтому, этот король не будет бессмысленно ходить в этом человеческом мире… хе-хе!

— Ты… — Император Желтого императора указал пальцем на Цан Шитяня и дрожащим голосом сказал, — Ты действительно… сумасшедший!

Цан Шитянь вел себя как сумасшедший, никогда не следовал нормальной человеческой морали, даже в Царстве Богов десять тысяч лет назад распространилось его имя «Сумасшедший». И только сегодня люди действительно узнали, насколько сумасшедший этот человек.

Никто не знал, были ли искренними слова Цан Шитяня, но после разрушения Южного Моря сегодня любой… Особенно Божественные императоры Южной Божественной области, что были свидетелями этого, уже не могли отрицать, что Северная Божественная область во главе с Повелителем дьяволов Юнь Чэ, действительно, имела потенциал перевернуть все под небом.

Даже при самом могущественном существовании нынешнего Царства Богов, Царства Бога Дракона!

— Хе-хе, кланяться этому Повелителю дьяволов только потому, что это интересно? Это довольно корявый ответ, — Юнь Чэ холодно рассмеялся, — Цан Шитянь, тогда на границе Голубой Полярной Звезды, ты был одним из тех, кто ударил меня и моего мастера, ты думаешь, этот Повелитель дьяволов отпустит тебя сегодня?

Цан Шитянь и Юнь Чэ пристально смотрели друг на друга и первый тихо сказал, — этот король и Повелитель дьяволов изначально не имели обиды, то, что я сделал в то время и то, что я делаю сегодня, это только наиболее правильный выбор и компромисс.

— После того, как Повелитель дьяволов растоптал Южную Божественную область, следующее, с чем ему придется столкнуться, это Западная Божественная область. Хотя сила Повелителя дьяволов ошеломляет, я боюсь, что он не может недооценивать Западную Божественную область. Таким образом, Божественный император полон решимости сражаться не на жизнь, а на смерть, и Божественный император готов быть верным псом, и вдобавок к этому и все Царство Голубого Вала Десяти Сторон… Великий Повелитель дьяволов, обязательно сделает самый мудрый выбор, даже если у него есть ненависть и обида по отношению к этому королю.

Юнь Чэ гордо поднял голову и холодно посмотрел на него, — ты учишь этого Повелителя дьяволов делать дела?

— Как бы я посмел? — Сказал Цан Шитянь, подняв ладонь и слегка улыбнувшись, — я только что ударил лежачего, серьезно ранив Нань Ваньшеня, это видели все, у меня нет пути отступления. Если Повелитель дьяволов полон решимости убить меня, он вполне может это сделать после битвы с Западной Божественной областью, после того, как истощит мою ценность!

Глаза Юнь Чэ снова прищурились.

— Повелитель дьяволов никогда не ступал в Южную область, и Северная Божественная область также очень мало знала о Южной Божественной области. Теперь, Повелитель дьяволов победил Южную Божественную область, однако чтобы разбить огромную Южную Божественную область, я боюсь, что потребуется много дней. Но если у вас будет этот король в качестве проводника, определенно эта задача будет решена с меньшим количеством усилий, и даже если Западная Божественная область внезапно резко начнет действовать, мы сможем спокойно отреагировать.

— … — После нескольких аргументов, все уставились в глаза Божественного императора слегка изменившись в лице.

— Ах. — Цянь Угу издал еще один вздох, а затем прошептал про себя, — похоже, этот старик действительно недооценил этого потомка Голубого Вала.

Уголки рта Юнь Чэ не то улыбались, не то нет, но все с безошибочной ясностью могли понять, что его убийственная аура по отношению к Цан Шитяню внезапно исчезла.

Он не ответил Цан Шитяню, но вдруг повернул голову, и его темные зрачки пронзили императора Желтого императора и императора Фиолетовой Тайны стоявшими в отдалении, — вы двое?

Лица двух императоров были мрачными и нерешительными, император Желтого императора сделал шаг вперед и сказал тяжелым голосом, — могущественный Повелитель дьяволов, этот Желтый император отдает ему дань уважения.

Он сделал легкий вдох и продолжил, — пока Повелитель дьяволов не нападет на мое Царство Желтого императора, этот Желтый император никогда не будет врагом Повелителя дьяволов. Желтый император может поклясться своим мечом.

С Желтым императором вышедшим вперед, давление на сердце императора Фиолетовой Тайны значительно уменьшилось, и он сказал, — Я, Божественный император Фиолетовой Тайны, также обещаю, что не сделаю и полшага против Северной Божественной области!

Тьма витала в воздухе, но им пришлось отступить. Это был беспомощный и унизительный выбор для двух Божественных императоров… Но, по крайней мере, они все еще цеплялись за последнее свое достоинство как Божественные императоры, не ползая, как это сделал Цан Шитянь.

— Хе… — Юнь Чэ холодно усмехнулся при словах императора Желтого императора и императора Фиолетовой Тайны.

Дьявольский ветер закружился, и в тихом смехе была бесконечная насмешка. Взгляд его слегка отклонился, явно смотря на двух великих Божественных императоров, но это было все равно, что смотреть в упор на двух чрезвычайно мелких и смешных насекомых, — вы ведете переговоры с этим Повелителем дьяволов?

Аура и выражение глаз Юнь Чэ заставили двух Божественных императоров чувствовать себя крайне неловко, император Желтого императора сказал глубоким голосом, — Повелитель дьяволов, Южная Божественная область источник появления моего Царства Желтого императора и Фиолетовой Тайны, и это также место, которое мы должны защищать. Теперь, когда Повелитель дьяволов прибыл, мы даем обещание, что уже является беспрецедентной уступкой.

Император Фиолетовой Тайны продолжил. — Повелитель дьяволов обязательно столкнется с огромным давлением Западной Божественной областью. Два Королевских Царства полные решимости бороться, и два царства обещающие отступить… Такой мудрый как Повелитель дьяволов, знает что выбрать.

Эти слова были точно такими же, какие говорил ранее Цан Шитянь. Но Цан Шитянь в этот момент слегка улыбнулся, выказывая некоторую насмешку.

— Огромная Южная Божественная область — такая ничтожная земля, что даже ее Божественные императоры такие наивные и нелепые дураки.

Юнь Чэ слегка отвел глаза, и вдруг небо и земля потемнели, тени трех предков Яма окружили двух Божественных императоров, как будто мрачная дьявольская аура вышла из глубин ада, мгновенно пронзая души и кости, двое Божественных императоров бесконтрольно задрожали.

— Повелитель дьяволов, ты… — Меч императора Желтого императора завибрировал в руке, но он не решился его вынуть.

— Цан Шитянь отрезал пути отступления и готов быть верной собакой, поскольку он стал собакой этого Повелителя дьяволов у него, безусловно, есть квалификация требовать награды. — Узкие глаза Юнь Чэ склонились, — но что вы двое? Вы тоже достойны говорить с этим Повелителем дьяволов?

Император Желтого императора и император Фиолетовой Тайны одновременно вздрогнули.

— В тот год, вы злом отплатили за доброту этого Повелителя дьяволов. И сегодня вы помогли Южному Морю бороться с этим Повелителем дьяволов. Этот Повелитель дьяволов никогда не делал против вас никаких шагов, оставляя в покое вашу собачью жизнь, и вы все еще осмеливаетесь идти против меня?

— У вас толстые кишки.

Очевидно, ожидая, что Юнь Чэ так поступит, глаза императора Желтого императора и императора Фиолетовой Тайны стали на несколько градусов холоднее и решительнее. Император Желтого императора сказал, — Повелитель дьяволов, мы признаем, что сила Северной Божественной области намного превосходит все ожидания, что пугает людей. Тем не менее, Западная Божественная область отличается от нашей Южной Божественной области, ты только что убил Пепельного Бога Дракона, Царство Бога Дракона определенно направит Западную Божественную область!

— Если мы отступим, у Повелителя дьяволов не будет забот в Южной Божественной области, иначе… В противном случае вы окажетесь между молотом и наковальней, я боюсь, что это будет в миллион раз хуже для Повелителя дьяволов.

Император Фиолетовой Тайны посмотрел прямо на Юнь Чэ, полностью выражая величие Божественного императора, и сказал с серьезным лицом, — для царства Желтого императора и Фиолетовой Тайны, в миллион раз постыднее отступить, и в десять тысяч раз выгоднее для Повелителя дьяволов. Но если мы оба будем вынуждены встать на колени перед Повелителем дьяволов, как это сделал Цан Шитянь…

Он остановился.

Глаза императора Фиолетовой Тайны расцвели фиолетовой аурой, а аура вокруг него слегка закрутилась, словно он приготовился бороться за свою жизнь, — даже если мы оба будем похоронены здесь сегодня, мы никогда не подчинимся! Когда Повелитель дьяволов начнет битву с Западной Божественной областью, царства Фиолетовой Тайны и Желтого императора станут острыми лезвиями, которые ударят в спину Повелителя дьяволов.

— Хорошо, — равнодушно ответил Юнь Чэ, а потом повернулся, — тогда умрите.

— Убейте их, а затем уничтожьте Царства Желтого императора и Фиолетовой Тайны.

Когда Юнь Чэ отдал приказ, трое предков Яма не колебались ни минуты, мгновенно безумно взвыли, как три бешеных пса, своими тремя черными дьявольскими когтями разорвали как бумагу, три черные, как уголь, дьявольские бездны, перекрывая все пространство вокруг двух Божественных императоров.

Им и в голову не приходило, что Юнь Чэ отдаст приказ об убийстве. За мгновение два Божественных императора были раздавлены в темной области, открытой тремя предками Яма. Янь Тяньсяо и дьяволы Яма также двигались вместе с ними, и свирепые вспышки силы дьяволов Яма слились в дьявольскую сеть, которая поглотила весь свет, распространяя запечатывающую область, из которой даже Божественные императоры не имели возможности убежать.

Сфера меча императора Желтого императора и фиолетовая аура императора Фиолетовой Тайны вспыхнули одновременно, но эти два великих Божественных императора столкнулись с силой трех предков Яма и дьяволов Яма, а также двух предков Брахмы, которые не сделали никакого движения, Цянь Инь`эр, Гу Чжу, Юнь Чэ, Кайчжи… и Цан Шитяня, который только что потерял свое достоинство.

Они столкнулись с действительно безнадежной ситуацией, и их путь к побегу теперь был запечатан.

Они с трудом поддерживали сферу, стиснув зубы, но император Желтого императора уже не мог сохранять спокойствие и глубоким голосом сказал, — Повелитель дьяволов, мы уже отступили на десять тысяч шагов, ты действительно хочешь… чтобы рыба умерла, а сеть порвалась [витянь: схватку не на жизнь, а на смерть]?

Известие о трагической смерти Пепельного Бога Дракона, должно быть, распространилось повсюду, и ярость и возмездие Царства Бога Дракона не заставили бы себя долго ждать. В такой ситуации они были уверены, что Юнь Чэ определенно не захочет двух сильных врагов. Поэтому им хватало уверенности в «переговорах» с Юнь Чэ.

Но, к их удивлению…

Прежде чем они успели получить ответ от Юнь Чэ, в ушах вдруг раздался громкий, дикий смех.

— Хахахахаха… хахахахахаха!

Человек, который дико смеялся, был Цан Шитянь, его лицевые мышцы дико дрожали, и он наклонялся назад и вперед, смеясь, как будто он увидел самую комичную сцену в мире.

— Цан Шитянь! — Бесконечное разочарование и беспокойство превратились в гнев, император Фиолетовой Тайны стиснул зубы и сказал, — ты сумасшедшая, и потерявшая уважение собака… у тебя все еще есть лицо, чтобы смеяться!

— Ха… хахаха… хахаха! — Цан Шитянь погладил себя по груди, покатываясь со смеху, ему потребовалось много времени, чтобы остановить безумный смех. Затем он не спеша перевел глаза и посмотрел на двух императоров Желтого императора и Фиолетовой Тайны почти презрительным взглядом, — хороший тот, кто предпочтет умереть, чем покориться, цэ цэ цэ.

Цан Шитянь покачал головой и медленно скривил губы в насмешливой дуге, — Желтый император, Фиолетовая Тайна, по крайней мере, вы были Божественными императорами более 20 000 лет, ваши мозги не настолько испорчены, что потеряли память, не так ли? Я не думаю, что они забыли, кто тогда спас Царство Богов, не так ли? И какое лицо вы сделали, когда Повелителя дьяволов преследовало всё Царство Богов тогда, верно?

Цвет лица императора Желтого императора и императора Фиолетовой Тайны одновременно изменились.

— Такие как вы, можете обмануть этих мелких дураков, своими гордыми лицами предпочитающими умереть, чем подчиниться, но перед Повелителем дьяволов… Вы просто самые комичные и позорные клоуны в этом мире! Ха-ха-ха!

— О, нет, нет, нет! — Цан Шитянь дико рассмеялся, а затем снова сказал, — истина о спасении Повелителем дьяволов мира тогда, сегодня известна всем в Южной Божественной области, так что, возможно, в глазах этих глупых людей эти взгляды просто лица клоунов! Откуда у них лицо вести переговоры с Повелителем дьяволов… Хахахаха!

— Цан… Ши… Тянь…! — Император Желтого императора и Император Фиолетовой Тайны стиснули зубы, их голоса дрожали, а глаза были полны гнева… но не было никаких сомнений в том, что слова Цан Шитяна были похожи на кинжалы, пронзающие его душу.

Правда того года, что Божественные императоры обещали твердо держать в тайне. После того, как Юнь Чэ раскрыл силу тьмы, все хотели избавиться от него по схожим причинам… Они загнали этого человека, который только что спас мир, в тупик, а также разрушили планету, с которой он пришел, уничтожив все, что у него было.

Что касается человеческой природы, то миллион неблагодарных слов не смогло бы описать это поведение.… Они и сами это знали. Поэтому печально было то, что у них не было возможности опровергнуть слова Цан Шитяня. Было также верно, что они не обладали квалификацией говорить о лице и достоинстве перед Юнь Чэ.

Думая об этом прямо сейчас, их «гордость» и «лучше умереть, чем покориться» были действительно очень забавными.

Юнь Чэ отвернулся от них, не удосужившись еще раз взглянуть на императора Желтого императора и императора Фиолетовой Тайны, оставив лишь холодное слово, — убейте их!

Отдав приказ, следом лица трех предков Яма становились все ужаснее и ужаснее, давление на императора Желтого императора и императора Фиолетовой Тайны резко возрастало.

В этот момент Цан Шитянь заговорил снова. Он восхищался уродливыми выражениями двух Божественных императоров и медленно говорил, — император Желтого императора, император Фиолетовой Тайны, вы оба стареете, и уши у вас почти глухие, поэтому я полагаю, что именно поэтому вы не услышали предыдущего предупреждения этого короля, поэтому я не буду стесняться напомнить вам еще раз.

— Быть врагами Царству Бога Дракона, в будущем, даже если произойдет худший результат, Царство Бога Дракона в лучшем случае искалечит совершенствование и лишит трона, оставив на родословной клеймо грешников, и это для того, чтобы сохранить путь праведности. Что касается истребления царства, то они, очевидно, этого не сделают.

— И есть бесчисленные способы, бесчисленные возможности медленно смыть позор. Как бы ни пала родословная, пока остается сила Божественного наследия, всегда будет время, чтобы снова засиять.

— Но если они враги Повелителя дьяволов… — Ладонь Цан Шитяня поднялась, и его мизинец свесился вниз, — если ваши старые глаза не слепы, то, что случилось с Южным Морем, может случиться и с вашими царствами.

Восставший против неба

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии