Глава 199. Первая красавица

Опция "Закладки" ()

«Нам придется вновь постараться, чтобы уладить вопрос относительно учеников, которые примут участие в турнире. Если выбрать тех кто, занял четвертое и пятое места в отборочном соревновании, все будет в порядке, но может понадобиться время, чтобы найти их и подготовить», — сказала Цан Юэ несколько беспомощно.

Неожиданно Юнь Чэ произнес: «Глава Академии Цинь, Старшая Сестра говорила, что распределение силы в Рейтинговом турнире происходит на основании ранга самого лучшего ученика, а не от среднего значения, полученного от занятых мест участвующих учеников1. Это правда?»

Цинь Ву Шан кивнул: «Все на самом деле так. К примеру, если какой-нибудь ученик занимает первое место в рейтинге турнира2, а двое других не смогли попасть в первую сотню, причем ученики другой фракции заняли второе, третье и четвертое места, то фракция ученика, занявшего первое место, по-прежнему будет лидировать. Причина такого расклада проста – воспитание самого сильного практика духовного искусства является самым важным показателем могущества».

Юнь Чэ улыбнулся и высокомерно сказал: «В таком случае, если только я буду представлять Имперскую семью в турнире, разве этого не будет достаточно? Хотя Фэнь Цзюэ Чэнь, Фэн Бу Фань и Фан Фей Лонг не слабаки, я уверен, что их ранг в турнире, определенно, не был бы выше, чем мой. Никто другой из учеников Академии Голубого Ветра не способен превзойти меня. Если я прав, то не нужно тратить время на вызов других учеников».

«Это… Ваши слова верны, все действительно так, но участие в Рейтинговом турнире Голубого Ветра является, в конце концов, редкой возможностью. Не имеет значение, какое место вы займете в турнире, само присутствие на нем для любого молодого практика будет несравненно полезным опытом. Естественно, мы не можем упустить такую возможность», — ответил Цинь Ву Шан.

«Мне ясна ваша точка зрения». Юнь Чэ проговорил: «Если бы у нас было достаточное количество времени, мы могли бы повторно выбрать двух учеников для участия в турнире. Но до Рейтингового турнира осталось только два дня. Если мы сейчас отменим вылет, то мы будем сжаты по срокам. К тому же, если придется еще выбирать двух учеников и подготавливать их, то нам может не хватить времени. А если во время путешествия что-нибудь произойдет, мы можем опоздать в Обитель Небесного Меча, тогда все будет напрасно».

«Это…» Цинь Ву Шану нечем было возразить Юнь Чэ.

Юнь Чэ повернулся к Ся Юань Ба и спросил: «Юань Ба, ты хочешь отправиться смотреть Рейтинговый Турнир?»

«А? Да … конечно». Ся Юань Ба кивнул головой, словно маленький цыпленок. «Когда я был еще ребенком, я слышал разговоры дяди Сиконга про Рейтинговый турнир. Он говорил, что все сильнейшие молодые гении собираются там. Иметь возможность наблюдать за сражениями лично – такой шанс выпадает раз в жизни. Конечно, я мечтаю попасть туда».

Вдруг он поник: «Но я не имею подготовку, чтобы пройти регистрацию в таком месте. Я только на начальной ступени. Еще в городе Плывущих Облаков меня не считали сильным, а прибыв в Академия Голубого Ветра, я понял, что даже не имею подготовку, чтобы расчистить землю своей скудной духовной силой, которой обладаю. Что касается участия в Рейтинговом турнире, я не осмелюсь иметь столь высоких ожиданий даже за всю свою жизнь. Зять, ты должен сделать все возможное, чтобы занять самое высокое место в Рейтинговом турнире. Когда ты вернешься, ты расскажешь мне обо всем произошедшем».

«Нет! Я отказываюсь. Мне слишком лень рассказывать тебе обо всем», — сказал Юнь Чэ с усмешкой.

«Эх…» Почесал голову Ся Юань Ба.

«Если ты хочешь узнать, что собой представляет Рейтинговый турнир, то тебе придется пойти и посмотреть самому». После того, как Юнь Чэ закончил свою речь, он повернулся к Цинь Ву Шану и сказал: «Глава Академии Цинь, у меня есть только одна эгоистичная просьба, которую я хочу, чтобы Глава Академии выполнил. Поскольку повторный выбор учеников, участвующих в турнире, скорее всего, задержит нас и мы имеем свободные места, как насчет того, чтобы Юань Ба отправился с нами?»

В середине речи Юнь Чэ, Цинь Ву Шан уже понял, к чему тот клонит, на что ему оставалось лишь улыбнуться: «Для меня будет трудно провернуть это. Такого рода вещи совершенно неприемлемы».

Привести ученика, находящегося только на начальной ступени, для участия в Рейтинговом турнире – такое привлечет гораздо больше «внимание», чем приход искалеченных Фэн Бу Фань и Фан Фей Лонг.

Как можно допустить вещи такого рода? Это попросту вызывало бы возмущение. Грубо говоря, приведя ученика на уровне начальной ступени для участия во встречи лучших учеников рейтинговых турниров различных фракций *, привело бы к понижению значимости всего Рейтингового турнира Голубого Ветра. Еще до начала матча, вполне вероятно, что все виды издевательств и насмешек будут направлены в сторону Академии Голубого Ветра, и даже вся Императорская семья была бы с ног до головы высмеяна.

[*Прим. редактора. – В англе указывается, как «лучшая элита», «верхушка элиты».]

Но Цан Юэ это не волновало. Стоя перед Юнь Чэ, она думала о том, что «потеряла, а затем вернула», она всецело полагалась на этого человека. После подавления своих эмоций и потери всякой надежды она приобрела такого несравненную личность*. Статус дочери императора? Рейтинговый турнир? Все это стало неважно с появлением Юнь Чэ. Чтобы не говорил Юнь Чэ, все обычно происходило. «Глава Академии Цинь, младший брат Юнь верно говорит, если мы начнем повторно выбирать учеников, то, скорее всего, не успеем на Рейтинговый Турнир. Хотя привод Юань Ба слегка неуместен, однако вы ведь тоже видели силу младшего брата Юнь. Ему не составило труда победить Фэнь Цзюэ Чэня, поэтому он определенно займет высокое место, представляя Императорскую семью. Такая просьба младшего брата Юнь не бессмысленна».

[*Прим. редактора – Долго голову ломала, как это написать по-русски. Но дословно если переводить с англа, язык сломаешь, поэтому написала чуть-чуть отсебятины. Не кидайтесь тапками. Смысл не утерян!]

С того момента, как Принцесса Голубой Луны начала говорить, Цинь Ву Шан, естественно, не мог опровергнуть ее слова, он только усмехнулся: «Хорошо, раз Принцесса считает также, мы не будем выбирать других учеников и возьмем Юань Ба с собой».

Как только он это сказал, в глубине души он застонал… Дерьмо! Что за чертовщина! Рейтинговый турнир Голубого Ветра является важным и серьезным событием. Из троих учеников, которые должны были принять участие в нем, двое были покалечены в мгновение ока, а один ушел. Тот факт, что их заменили человек, сила которого превыше чьих либо ожиданий, и слабак, неспособный ни на что… Этот огромный провал, который повлияет на репутацию Императорской семьи, будет столь же хаотичен и беспорядочен, как детская игра.

Забудьте обо всем, сейчас следует поступить следующим образом.

«Тем не менее, в обмен на это, Юнь Чэ, у меня также есть две просьбы», — с серьезным выражением лица произнес Цинь Ву Шан . «Во-первых, Юань Ба может отправится с нами, но его статус должен быть такой же как и у меня, сопровождение, а не участие в турнире».

«Хорошо». Кивнул Юнь Чэ. Он хотел, чтобы мечта Ся Юань Ба, лично наблюдать за турниром, исполнилась. Что касается участия в турнире, даже если бы Ся Юань Ба на самом деле хотел бы участвовать, он не позволил бы ему этого. Ведь для этого турнира Ся Юань Ба действительно был слишком слаб. Если бы его противник был немного коварен, Ся Юань Ба мог бы сильно пострадать.

«Во-вторых». Цинь Ву Шан внимательно посмотрел на Юнь Чэ и сказал очень серьезно: «Я надеюсь, что в индивидуальном рейтинговом турнире… вы войдете в первую сотню! Послушайте внимательно. Я говорю об индивидуальном рейтинге, а не рейтинг силы!»

«А!» – воскликнула от шока Цан Юэ до того, как Юнь Чэ смог ответить.

В последнем Рейтинговом турнире Императорская семья Голубого Ветра занимала двести тридцатое место в рейтинге силы, но в индивидуальном рейтинге она заняла только пятьсот тридцать седьмое место! Если бы какая-нибудь другая фракция заняла бы такое место, они стали бы уважаемыми всеми, этого было бы достаточно для признания их господства. Но для Императорской семьи, способной свергнуть небеса, такое значение в рейтинге рассматривалось лишь как повод для насмешек… И они занимали это печальное место многие годы.

Не говоря уже об индивидуальном рейтинге, даже войти в первую сотню в рейтинге силы было для Императора Голубого Ветра всегда мечтой, но такое еще ни разу не происходило.

Только что Цинь Ву Шан на самом деле сказал, что хочет, чтобы Юнь Чэ вошел в первую сотню в индивидуальном рейтинге!!!

Иначе говоря, среди всех гениев в возрасте до двадцати лет в мире, он должен был ворваться в первую сотню!

Чтобы иметь возможность войти в первую сотню недостаточно быть сильнейшим из сильнейших. Не было того, кто не хотел бы стать известным по всему миру и иметь влияние, заставляющее трепетать все четыре моря в будущем.

И если Юнь Чэ на самом деле попадет в сотню лучших в индивидуальном рейтинге, тогда Имперской семьи Голубого Ветра будет легко войти в первую сотню в рейтинге силы. Вполне вероятно, они смогут даже войти в топ пятьдесят! Они смоют весь свой позор и заставят других поднять брови от удивления.

 

Цинь Ву Шан ставя перед Юнь Чэ такую задачу, конечно же, не пытался заставить его делать непосильные вещи, а также давать ложные обещания. Мгновенная победа Юнь Чэ над Фэнь Бу Фань и Фан Фей Лонгом сильно шокировала Цинь Ву Шана, а показанная сила в столкновении с Фэнь Цзюэ Чэнем, удивила его еще больше. Он лично присутствовал на двух последних Рейтинговых турнирах, поэтому он более или менее понимал, на каком уровне силы проходит Рейтинговый турнир. Согласно его предположениям касательно уровня силы Юнь Чэ, войти в первую сотню в индивидуальном рейтинге вполне возможно!

«Хорошо». Даже не подумав, кивнул Юнь Чэ. «Я точно не опозорю Академию Голубого Ветра».

«Mмм». Бодро кивнул Цинь Ву Шан.

«Юань Ба, ты слышал? Ты можешь отправится вместе с нами на Рейтинговый турнир, быстро иди и поблагодари Главу Академии Цинь, а также Старшую Сестру Цан Юэ», — сказал, улыбаясь Юнь Чэ Ся Юань Ба.

Их разговор был долог, оставленный Ся Юань Ба был так рад, что не знал как ему поступить. Он был так взволнован и удивлен, что не мог различить, где лево и право. Он проговорил заикаясь: «Спасибо Глава Академии Цинь. Спасибо … Спасибо Старшая Сестра Цан Юэ. Я, я, я … Я действительно могу отправиться на… Ре… Рейтинговый турнир?»

«Хахаха». Поведение Ся Юань Ба заставило Цинь Ву Шана рассмеяться. Он показал на Ся Юань Ба: «Юань Ба, иди сюда и садись со мной на Снежного Орла. Мы отправляемся прямо сейчас».

«А? Да… ладно ладно ладно ладно!» Не переставая кивать головой, Ся Юань Ба подошел к Цинь Ву Шан, стоящем рядом с самым большим Гигантским Снежным Орлом… Учитывая его телосложение, выбрать другого орла было бы большой ошибкой.

«Младший брат Юнь, пойдем… Снежинка, давайте отправляться».

Юнь Чэ и Цан Юэ сели на другого Гигантского Снежного Орла. Гигантские Снежные Орлы поднялся в воздух, и вскоре исчезли за горизонтом.

Гигантский Снежный Орел плыл по ветру, стремительно поднимаясь на высоту в несколько тысяч метров. Хотя его скорость была очень высокой, он летел чрезвычайно устойчиво. Скорость двух Гигантских Снежных Орлов различалась, поэтому через некоторое время они разлетелись на большое расстояние, что не стали видны друг друга.

«Младший брат Юнь…»

Цан Юэ, которая изо всех сил пыталась подавить свои эмоции, когда другие были рядом, наконец-то, позвала Юнь Чэ, обнимая его сзади. Она крепко обхватила его и не отпускала еще очень долгое время.

«Прости, Старшая Сестра, ты, должно быть, беспокоилась обо мне», — тихо сказал Юнь Чэ, обнимая ее мягкое тело в ответ.

«Нет. Это моя вина, это была моя безрассудная мысль. Я должна была верить… верить, что с тобой ничего не случилось», — закрыв глаза, шепотом проговорила Лан Сюэ Же, она незаметно наслаждалась этим нежным моментом.

«Старшая Сестра…»

Гигантский Снежный Орел вскрикнул, а затем ускорился снова. Незаметно они покинули Столицу Империи Голубого Ветра.

Это был второй раз, когда они вместе ехали на Гигантском Снежном Орле. Первый их полет также стал их общим опытом, когда вместе они переживали беды и невзгоды. Чувства Цан Юэ к нему зародились именно тогда. Понемногу та незначительная роль, которую он играл в ее жизни, становилась все более важной, пока не наступил тот момент, когда она не смогла уже жить без него*.

[*Прим. ред. – Сорри… Опять отсебятиной. Как всегда смысл стараемся сохранить))) В англе говорится что-то на подобии: «Она сначала не удиляла ему должного внимания, потом стала зависима от него, а потом их узы окрепли до такой степени, что она не могла его отпустить».]

Цан Юэ оперлась на грудь Юнь Чэ и безмятежно проговорила: «Младший брат Юнь, ваши с Юань Ба отношения на самом деле очень крепки. Стоило ему услышать, что с тобой что-то случилось, он заплакал, как ребенок. Когда над ним издевались, ты стал так сердит… Вы, ребята, даже не кровные родственники, тем не менее, словно братья».

Юнь Чэ слегка приподнял голову и ответил: «Юань Ба и я с детства росли вместе. Когда он был молод, его телосложение не было таким. Вместо этого он был довольно-таки тонким и слабым. В те дни, когда над ним издевались, я всегда вмешивался, чтобы помочь ему. После его тело резко изменилось, а я обнаружил, что родился с искалеченными меридианами. Тогда независимо кто это был: кто-то из моего клана или нет, почти все смотрели на меня сверху вниз, а некоторые даже запугивали. В то время Юань Ба был тем человеком, который защищал меня. Он делал это так рьяно, что даже разорвал отношения со многими своими друзьями, которые высмеивали меня и издевались надо мной. Помимо Дедушки и Маленькой Тети, он мой единственный близкий родственник… И теперь, когда у меня есть сила для его защиты, абсолютно не важно, кто это будет, любой обидевший Ся Юань Ба очень высоко заплатит за это».

«Как он может быть твоей единственной семьей, если у тебя есть еще жена… Хмпф», — пробормотал очень тихо Цан Юэ, слегка надув от ревности свои губки в конце, как самая обыкновенная молодая девушка.

«Она?» Непревзойденная Ся Цинь Юэ возникла в его голове. В свои шестнадцать лет она была уже неописуемо красива. Он не видел ее полтора года. Ей сейчас семнадцать с половиной лет, она должна была неизбежно превратиться в более элегантную девушку. Но хотя она была его женой, на самом деле она принадлежала к Божественному Дворцу Ледяного Облака. Он категорически ответил: «Хотя она ко мне относилась хорошо, по крайней мере, не смотрела на меня сверху вниз, а также всегда пытался защитить гордость ранее слабого меня, она никогда не считала меня своим мужем, просто невозможно, чтобы для нее я был близким родственником».

Перед девушкой, лучше не говорить слишком много о другой девушке, причем другая сторона была очень чувствительна по отношению к нему. Естественно, Юнь Чэ понимал все. Он тут же сменил тему и произнес: «Кстати, Старшая Сестра слышала имя Чу Юэ Чань?»

«Чу Юэ Чань? Ты сказал Чу Юэ Чань?» Реакция Цан Юэ была гораздо сильнее, чем ожидал Юнь Чэ.

«Старшей Сестре знакомо это имя?»

«Конечно, я знаю его. Как много людей в этом мире не знают это имя?»

Юнь Чэ: «…»

«Чу Юэ Чань глава прославленного Божественного Дворца Ледяного Облака, также известного как «Облако Семи Ледяных Фей». Так как двадцать лет назад она была публично признана в Империи Голубого Ветра, как первая красавица, а также была непревзойденным экспертом своего поколения. Слава об ее красоте далеко превзошла ее силу».

Когда речь пошла о «Чу Юэ Чань», выражение лица Цан Юэ стало грустным и тоскливым. «Давным-давно все четыре моря восхищались ею*. Лишь для того, чтобы добиться ее улыбки или даже увидеть ее однажды, многие не испугавшись смерти, шли в сторону Божественного Дворца Ледяного Облака. Среди них также был нынешний мастер секты Сяо и мастер Обители Небесного Меча… Мой отец тоже был одним из них. После того, как отец однажды увидел Чу Юэ Чань, он не мог прийти в себя. Даже став императором. Единственная причина, почему он никогда не обращал внимания на императрицу, заключалась в Чу Юэ Чань. Даже сейчас он бессознательно вспоминает об этой «Ледяной Красавице»».

От удивления Юнь Чэ открыл рот…

Оставить комментарий