Глава 271. Фантасмагория Бамбуковой Рощи

Клановые баталии, которые разгорелись после долгого назревания, нашли разрешение весьма для всех неожиданное. Юнь Чэ на самом деле не знал, как Су Хэн Шань собирался поступить с Су Хэн Юэ и его сыном, а также старейшинами и их последователями, которые всегда поддерживали его. Его на самом деле это не волновало. Когда пала Твердыня Темнолесья, он взял Су Лин и ушёл.

Во время разборок Юнь Чэ получил общее грубое понимание, что за натура у Су Хэн Шаня. Очевидно, это был прямолинейный, честный, скромный человек, в чьём сердце ютилась огромная любовь, но он не проявил себя как хороший предводитель клана… поскольку не имел достаточно жестокости и решительности в своих действиях. Иначе человек, такой как старейшина, не стал бы совершать ничего настолько безрассудного. Хотя уже и дошло до того, что Су Хэн Юэ предал клан, Юнь Чэ представлял, что то, как он бы поступил в такой ситуации, до сих пор не казалось убедительным. В конце концов, Су Хэн Юэ — его старший брат. Кроме того, помимо него, находилось еще много старших товарищей, которые поддерживали его.

В сегодняшних вопросах Юн Чэ разглядел потенциальный кризис, на пороге которого стоял клан Грандвэйк.

«Большой брат Юн Чэ, вы с папой сказали, что я уже… невеста, что такое невеста?» — спросила Су Лин, с растерянным видом схватив руки Юн Чэ. У неё имелось слабое представление о том, что имелось в виду под словом «невеста», но она хотела бы услышать ответ из уст Юн Чэ.

Юн Че улыбнулся и сказал: «Это означает, что, когда Су Лин вырастет, то пойдёт за меня замуж и станет моей женой… как и твоя прекрасная старшая сестра.»

Ся Цинь Юэ одарила его взглядом со странным выражением.

«Же… ной… Что это значит?» Су Лин слегка разинула ротик, эта форма обращения ещё сильней озадачила ее.

«Это означает, что только мне дозволено будет называть тебя Лин. После того, как ты станешь моей женой, мы будем вместе навсегда, до конца сопровождать друг друга, заботиться друг о друге, делать друг друга счастливыми, а также делать всё, что сделает счастливым нашу общую жизнь.» — легко поведал Юн Чэ. Эти слова действительно просто сорвались с его уст, но Су Лин к тому моменту уже и след простыл, и она его не слышала.

Шаг Су Лин сразу замедлился, будто слова Юн Чэ выставляли ее глупой.

Юн Че опустил голову и осторожно спросил: «Лин, когда ты вырастешь, ты хочешь стать моей женой?»

Су Лин повернула к нему своё нежное белоснежное личико и изо всех сил кивнула. Она сахарно рассмеялась: «Ммм! Мне нравится быть с большим братом Юн Чэ!»

Юн Чэ сжал крошечную ручку Су Лин еще крепче. Его сердце полнилось теплом… смешанным с болью.

Наконец, Ся Цинь Юэ больше не смогла молчать. Она окинула взглядом нежную маленькую Су Лин, сразу догадавшись о её возрасте, нахмурила брови и спросила: «Ты серьёзно?»

Юн Чэ знал, о чём думает Ся Цинь Юэ. У любого, кто увидел бы его столь серьёзные и решительные намерения сделать десятилетнюю девчушку своей женой, на ум пришло бы только одно определение: «чудовище». Он уставился на угол её губ и беспомощно сказал: «Я на самом деле серьёзно… Но у меня есть на то своя причина. К тому же… » — лицо Юн Чэ приняло немного болезненное выражение: » Это всего лишь мечта, не так ли? Так как это всего лишь мечта, то пусть она… станет столь же прекрасна, как фантазии.»

«…» Ся Цинь Юэ не имела ни малейшего понятия, что он имел в виду, но, глядя на искренность и меланхолию в его глазах, отвернулась и не стала переспрашивать.

«Цинь Юэ, жена моя, сегодня ты…» Юн Чэ очень осторожно спросил: «Почему ты такая… Эмм… покорная?»

Ся Цинь Юэ опустила взгляд и тихо сказала: «Сила, которой я сейчас обладаю, должна была изначально принадлежать тебе. Если ты захочешь ею воспользоваться, я не откажусь».

Юн Чэ безучастно уставился, слегка ущипнул себя за нос, и решил не продолжать эту тему: «От Земной ступени всё к Императорской ступени, прогресс слишком пугающий. Тем не менее, если он слишком велик, то могут начаться проблемы с нестабильностью ступени. Цинь Юэ, было бы хорошо, если бы мне дозволили сопровождать тебя до Павильона Восседающего Дракона, слегка успокоить твою ауру, чтобы нейтрализовать какие-либо негативные реакции, которые могли возникнуть ранее».

Ся Цинь Юэ кивнула: «Не страшно, если я вернусь сама. Ты можешь остаться играть с Лин».

Юн Чэ не стал настаивать. Предупредив её, чтобы была на страже, он забрал Су Лин и ушёл. В конце концов, он обещал Лин, что когда Ся Цинь Юэ проснётся, они продолжат играть.

После того, как Юн Чэ ушёл далеко, Ся Цинь Юэ обернулась, чтобы взглянуть на фигуру Юн Чэ сзади. Без особого настроения она отчуждённо пробормотала себе под нос: «Это потому, что… мы муж и жена…?»

………………………………

«Лин, куда ты хочешь пойти поиграть?»

«Хехе… когда я с большим братом Юн Чэ, у меня всегда хорошее настроение. Куда ни пойди, мне везде понравится… ух… дай-ка подумать! Точно, давай пойдём к бамбуковой роще позади, там и поиграем, хорошо?»

«Бамбуковая… Роща?» — Эти два слова почему-то затронули Юн Чэ.

«Ммм! У подножья горы, есть большая-пребольшая бамбуковая роща. Мне больше всего там нравится ветер. Только папа сказал, там может быть много опасных зверей, и он никогда меня туда одну не отпустит. А папа всегда так занят, что редко водит меня туда играть.»

«Бамбуковая роща… бамбуковая роща… ну ладно, потом пойдем играть в бамбуковую рощу.»

 

К югу от клана Грандуэйк располагалась обширная территория, покрытая засадкой бамбука, которая простиралась вплоть до подножия горы вдалеке; на всей этой площади разливалось насыщенное изумрудное море зелени. Наряду с шелестом листьев, беспрестанно гулявший среди крепких ветвей свежий ветер давал людям чувство покоя и беззаботности.

«Вау! Так расслабляет!» Стоя посреди бамбуковой рощи, Су Лин закрыла глаза, раскинула руки, и задрала свой крошечный носик, чтобы изо всех сил втянуть в себя освежающий лесной воздух.

Бамбуковая роща перед ними выглядела не такой густой, как лес, где Юн Чэ и Су Лин жили прежде, но видя ту же изумрудную зелень, ощущая ту же восхитительную свежесть, ласковые касания ветра, он чувствовал как его дух как будто очищается. Глядя сперва на рощу, затем на Су Лин, Юн Чэ на мгновение почувствовал себя глупо… В то момент, в прекрасной роще и с прекрасной Лин, в прекрасном маленьком мирке этих двоих, почему-то единственным, что он видел, была ненависть…

Су Лин всегда выглядела слегка меланхолично, она всегда говорила ему отпустить его ненависть… Возможно, в то время она уже отряхнулась от своего прошлого и хотела лишь остаться с ним. Меланхолия, которая обуяла ее позже, шла вовсе не из её прошлого, а скорее он сам служил причиной оной.

«Большой брат Юн Че, правда же, здесь безумно красиво?» — Улыбнулась Су Лин: «Это моё самое любимое на свете место. Каждый раз, когда я прихожу сюда, кажется, будто я становлюсь феей и забываю все несчастья. Мне всё здесь нравится… Я часто думаю, что если  вырасту, то в будущем я, конечно, поселю свою семью в бамбуковой роще… Ох! Я счастлива даже просто от одних мыслей.»

Сердце Юн Чэ бешено колотилось.

Неудивительно… неудивительно, что когда хозяин погибал, она тащила на себе его бессознательное и сильно израненное тело несколько дней, и остановилась на лужайке в бамбуковой роще. В то время он только думал, что Су Лин воспринимала это место как безопасное и потаённое… как оказалось позже, она просто была искренне влюблена в бамбуковые рощи и мечтала о них с самых ранних лет.

В бамбуковой роще её сердечко успокаивалось, она могла представить себя феей… и только в там она могла побороть своё чувство одиночества, беспокойства, страха, забыть депрессию и проблемы… День за днём, год за годом, вечно ожидая его возвращения.

Юн Чэ плотно сжал кулаки, его сердце заныло, будто исколотая подушечка для булавок. Стыд словно мощной волной захлестнул его сознание. Он понимал всё больше и больше, что не достоин Лин; что он не в состоянии заслужить её, прожив даже десять жизней…

«Лин, а давай построим здесь дом, хорошо?» Легонько спросил Юн Чэ.

«А? Построить дом… здесь?» — Удивилась Су Лин.

«Ну да,» — улыбнулся и кивнул Юн Чэ: «Разве Лин не мечтала всегда жить в бамбуковой роще? Давай построим здесь бамбуковую хижину посреди деревьев. И Лин сможет в ней жить столько, сколько захочет.»

«Бамбуковую… хижину?» После того, как Су Лин преодолела легкое оцепенение, её лучистые глаза сразу невероятно засияли: «Мы… мы правда можем это сделать? Но разве можно ранить здесь бамбуковые деревья? Это будет плохо…»

«Ха-ха!» Юн Чэ слегка утёр щеки Лин и с любовью сказал: «Погляди, здесь множество деревьев, а на домик понадобится лишь самая малость. Я уверен, если бы эти деревья понимали, что им предстоит стать кровом для очаровательной Лин, они определенно были бы очень счастливы «.

«Ух ты!» Счастливо взвизгнула Су Лин, отметая в сторону внутренние заботы.

Юн Чэ растопырил пальцы и направил свою внутреннюю силу, словно нож. Взмахом руки он аккуратно срубил с десяток деревьев. Вскоре после этого, на только что очищенной поляне в роще образовались несколько огромных вязанок толстых и прочных бамбуковых стеблей.

Для внутренней силы Юн Чэ провернуть этот технический подвиг оказалось не так уж сложно, хотя и пришлось напрячься. Тем не менее, пока Су Лин взволнованно подбадривала его, время от времени утирающегося от пота, рекой заливавшего даже спину, он не чувствовал себя ни капли истощённым.

Небо постепенно потускнело к моменту, когда простой бамбуковый домик, наконец, принял должные очертания. Эта хижина вышла намного меньше и грубее, чем та, где они ранее жили с Су Лин. Этого даже не хватило бы, чтобы оградить их от ветра и дождя, но его хрупкость, безусловно, носила чистый и освежающий характер. Кроме того, это был не просто небольшой пустой дом, в его стенах также стояли крошечная кроватка и стульчик.

После того, как бамбуковая хижина оформилась, слух Юн Чэ заполнили возбужденные возгласы Су Лин. Она взволнованно обежала вокруг домика. Её свободный, энергичный,  красивый голос долетал до его ушей даже издалека… Она и в самом деле напоминала сейчас беззаботную фею.

«Большой брат Юн Чэ, давай просто поживём тут сегодня, ладно? Это была моя мечта раньше… Кроме того, пока большой брат Юн Че составляет мне компанию, мне вообще ничего не страшно. «

«Ммм, договорились!»

В сердце бамбуковой рощи они пробыли с полудня и до позднего вечера, когда лунный диск выкатился на ночное небо. Юн Чэ никогда за все время не слышал, чтобы Лин смеялась столько, сколько она смеялась сейчас. И в этот день радость и смех Лин стали для него целым миром. Сегодня он принадлежал только Лин.

Яркая луна повисла высоко на небе, и Лин, которая суетилась весь день, наконец устала. Они с Юн Чэ плечом к плечу спали на бамбуковой кровати, которую построили вместе… Их бамбуковая хижина получилась очень простая и очень жёсткая… малейшее движение заставило бы ее громко скрипеть. Тем не менее, лёжа там вдвоём, вдыхая свежий воздух и запах изумрудно-зелёного бамбука, чувствуя ветер, который гулял в щелях стен время от времени, оба были невероятно довольны. Конечно, еще более важным ощущалось здесь то, что они были вместе.

«Большой брат Юн Чэ, я действительно хочу… быть тобой навсегда… Ой… Если я так скажу, большой брат Юн Чэ почувствует себя неуютно… Очевидно, что мы встретились только сегодня, но мне понравился большой брат Юн Чэ с первого взгляда… Я действительно странная девочка? «

Маленькая кровать была невероятно узкой. Су Лин слегка прислонилась к телу Юн Чэ и тихонько спросила.

«Нет.» Юн Чэ расплылся в улыбке: «Потому что это то же самое, как когда я увидел Лин. Всю жизнь для человека очень трудно встретить кого-то, кто бы необъяснимо сразу понравился с первого же взгляда. А если два человека по отношению друг к другу чувствуют одно и то же, то, возможно, сами небеса велели, чтобы они были вместе, или, возможно… это влияние привязанности из прошлой жизни».

Оставить комментарий