Глава 30. Переворот (часть 9)

Опция "Закладки" ()

Слова Сяо Юй Лун заставили дрожать тело Сяо Ле, его глаза в тот же момент сузились, он был ошарашен.

Глядя на зловещею улыбку Сяо Юй Луна, как он мог не понять, что слова сказанные в тот день, перед могилой его сына Сяо Ин … были отчетливо им услышаны!

То, что сказал Сяо Юй Лун в мгновение прервало шум толпы. У всех присутствующих отвисла челюсть, их взгляды устремились к Сяо Ле, и когда они увидели его необычную реакцию, удивление в их сердцах вдруг увеличилось в несколько раз. При этом звуки обсуждения начали усиливаться.

Сяо Чэ был совершенно озадачен; когда он увидел реакцию Сяо Ле, он застыл на месте. Сяо Лин Си также была озадачена и беспомощно смотрела на Сяо Ле.

 — Юй Лун! О чем ты говоришь? — Сяо Юнь Хай театрально нахмурился, с торжественным видом.

Сяо Юй Лун повернул голову и почтительно ответил:

 — Несколько дней назад, когда я пошел на кладбище на обратной стороне горы засвидетельствовать своё почтение, я случайно встретил Пятого Старейшину. В то время, он стоял перед могилой своего сына Сяо Ина и что-то бормотал … Но я услышал очень четко, он говорил … что Сяо Чэ на самом деле не биологический сын Сяо Ина!

То, что сказал сейчас Сяо Юй Лун и судя по реакции Сяо Ле, толпа уже смутно догадывалась о правде, но теперь, когда Сяо Юй Лун откровенно объявил об этом, это было словно раскат грома. Все в клане Сяо были полностью поражены. У всех, кто был знаком и дружил с Сяо Ле глаза расширились еще больше, неверие застыло на их лицах.

 — Это … — Сяо Юнь Хай находился в состоянии полного шока. Он со всей серьезностью сказал:

 — Юй Лун! Это серьезный вопрос, который касается нашей родословной, ты не можешь говорить безрассудно!!

Сяо Юй Лун решительно ответил:

 — Конечно, я не посмел бы лгать о таком важном деле. Что касается правды, лучше спросить об этом Пятого Старейшину … Пятый Старейшина, я думаю, вы уже слышали, что я сказал, если у вас есть совесть, сможете ли вы поклясться честью своего сына, что Сяо Чэ является вашим биологическим внуком?

Взгляды людей были сосредоточены на Сяо Ле. Он был очень напряжен, лицо его выражало муку и страдание, некоторое время он не мог проронить ни единого слова или оправдания… Его сын, Сяо Ин, был величайшей гордостью в его жизни и даже если он умер, он бы никогда не поклялся честью покойного Сяо Ина, это слишком большая цена.

Сяо Чэ открыл рот, но не мог сказать ни слова. Он чувствовал пустоту в груди, чувства удушения и печали охватили его тело.

 — Отец, как может маленький Чэ не быть вашим биологическим внуком … Отец, скажите что-нибудь, скажите им! — Сяо Лин Си сильно трясла Сяо Ле, когда кричала испуганным голосом.

Но в течении долгого времени Сяо Ле не проронил ни слова, как если бы он превратился в статую. Выражение его лица становилось все более уставшим и бессильным, и внезапно он стал выглядит словно на десять лет старше.

 — Пятый Старейшина, как это произошло? Так, то что сказал Сяо Юй Лун правда? — Сяо Юнь Хай взволнованно спросил Сяо Ле.

 

Сяо Ле медленно поднял голову сделав глубокий вздох. Сяо Юй Лун заставлял его поклясться его сыном Сяо Ином… но это было то, чего он никогда не сделал бы, что бы не случилось. Следовательно, секрету, который он скрывал в течение шестнадцати лет, было суждено раскрыться. Он думал, что смог бы скрывать правду всю оставшуюся жизнь, до дня своей смерти, но он никогда бы не подумал, что на самом деле все будет раскрыто так быстро и в такой немыслимой ситуации и перед таким количеством людей.

Поведение Сяо Ле уже было признаком правдивости слов. Иначе, он мог бы сразу поклясться и закрыть рот Сяо Юй Луну. Все в клане Сяо были в шоке. Даже Ся Цин Юэ была ошеломлена. Ся Хун И, который тихо стоял всё это время возле приглашенных «гостей», тоже находился в шоке… Сяо Чэ не сын Сяо Ина? Как это… может быть!!

 — Дедушка…

Сяо Чэ пошел вперед к Сяо Ле, каждый его шаг был порывистым. Когда он посмотрел на лицо Сяо Ле, которое казалось, постарело в одно мгновение, Сяо Чэ ощутил вспышку боли в сердце. Он старался изо всех сил, чтобы оставаться спокойным, и тихо спросил:

 — Дедушка… неужели это… правда?

Сяо Ле опустил голову и посмотрела на Сяо Чэ. Он горько улыбнулся, в его затуманенных глазах, было странное выражение, которое Сяо Чэ был не в состоянии понять:

 — Хоть ты и не мой биологический ребенок, но за эти годы, я всегда относился к тебе, как к моему собственному внуку…

Если молчание, прежде являлось признаком согласия, то эта фраза подтверждало истинность того, что каждый теперь отчетливо услышал!

Клан Сяо мгновенно загудел. В клане Сяо на протяжении многих лет, это было без сомнения, самой шокирующей новостью, кем-либо услышанной прежде.

Сяо Чэ стоял без признаков эмоций, долгое время не произнося ни звука, как если бы он лишился своей души. Сяо Лин Си, яростно покачав головой, бросилась в сторону Сяо Ле и с тревогой в голосе крикнула:

 — Отец! О чем ты говоришь… маленький Чэ рос со мной с ранних лет, он биологический сын моего брата Сяо Ина, как он может не быть вашим внуком… вы наверное шутите… я права!?

Рука Сяо Чэ двинулась и внезапно схватила руку Сяо Лин Си. В этот момент выражение лица Сяо Чэ пришло в норму. Он посмотрел на Сяо Лин Си и мягко покачал головой, потом, слабо улыбаясь, сказал:

 — Все в порядке, маленькая тетя. Дедушка всегда будет моим дедушкой, и ты всегда будешь моей маленькой тетей. Мы всегда будет самыми близкими, семьей, поэтому не имеет значения связаны ли мы по крови или нет; наши чувства никогда не изменятся… так неужели это так важно, если я не биологический ребенок?

 — Маленький Чэ… — Глаза Сяо Лин Си заволокло дымкой.

В то время на другой стороне, некоторые из бешеных собак, которые внезапно ухватились за огромную «слабость» Сяо Чэ начали дико лаять.

 — Это просто смешно! Смешно! Этот мальчик, которого клан Сяо воспитывал целых шестнадцать лет, оказывается, не принадлежал нашему клану Сяо, а просто навсего какой-то ублюдок, в котором течет не наша кровь. Это практически самая большая шутка в истории клана Сяо! — Первый Старейшина Сяо Ли заорал, с лицом, искаженным от ярости.

 

 — Сяо Ле! Вы действительно привезли ублюдка в наш клан Сяо и наш клан воспитывал его целых шестнадцать лет! Как теперь нам … к тебе относиться! Аргх! — Третий Старейшина Сяо Цзе тяжело вздохнул.

 — Вы четко знали, что он ублюдок, но вы по-прежнему держали его в клане Сяо, и дали ему наслаждаться привилегиями внука Старейшины! Сяо Ле, вы обманывали весь наш клан в течений этих шестнадцати лет. Если бы Юй Лун не обнаружил это по счастливой случайности, возможно, мы были бы в неведении всю оставшуюся жизнь. К тому времени, потомки клана Сяо смешались бы с кровью чужака! Сяо Ле, ты знаешь, насколько велик твой грех! —  Четвертый Старейшина Сяо Чэн указал на Сяо Ле, его лицо стало красным от возмущения.

Второй Старейшина Сяо Бо начал громко его ругать:

 — Не удивительно, каждый в нашем клане Сяо имеет талант выше среднего, но внезапно появился мусор с повреждёнными каналами Внутренней силы! Вот и получается, что этот мусор клана Сяо воспитанный в течение шестнадцати лет являлся всего лишь ублюдком! Если бы это распространилось, разве наш Клан Сяо не стал бы посмешищем в Городе Плывущих Облаков!

Не только четыре главных Старейшин, но даже люди среднего возраста, и слуги, которые являлись подчиненными четырех Старейшин, нещадно критиковали Сяо Ле. На мгновение, Сяо Ле стал мишенью множества словесных оскорблений.

 — Пятый Старейшина, это… это… Аргх! — После лицо Сяо Юнь Хай принимало различные оттенки цветов, когда он мог только вздыхать.

 — Хе-хе, вы, ребята позволили мне быть свидетелем такого чрезвычайно забавного шоу. Клан Сяо, которые развивались с таким большим трудом, неожиданно смешались с ублюдком, который пришел из ниоткуда! Даже я чувствую себя неловко из-за вас! — Когда Сяо Кан Юнь открыл рот, его голос издавал резкий, неприятный звук. Он взглянул на Сяо Чэ и с энтузиазмом продолжил:

 — Сегодня общее собрание клана Сяо, кроме людей клана Сяо и людей, которые были приглашены, посторонним тут не место! Глава клана Сяо, чего вы ждете, быстро выбросите этого ублюдка, и с этого дня и впредь, ему не должно быть позволено сделать даже полшага в клан Сяо !!

 — Ааа… это… —  У Сяо Юнь Хайя было выражение /не могу этого вынести/. (п.р. Простите, не понятно, что имел в виду автор или переводчик). Однако поколебавшись, некоторое время, и стиснув зубы, он толкнул Сяо Чэ и сказал:

 — Сяо Чэ, Пятый Старейшина уже признался, что ты не его внук; в тебе не течет кровь клана Сяо… хотя наш клан Сяо воспитывал тебя шестнадцать лет, эти шестнадцать лет, ты был невежественен и если мы хоть что-то еще для тебя сделаем, то это покажет нашу ничтожность… Просто уходи, Сяо Чэ быстро покинь наш клан. Отныне тебе нечего тут делать, тебе не позволено даже на полшага заходить на территорию клана Сяо, никогда!

Снова взгляды сосредоточились на Сяо Чэ, и многие люди, молча, вздохнули в своем сердце. Однако на лице Сяо Чэ не было и следа мольбы или скорби. Выслушав слова Сяо Юнь Хайя, он лишь улыбнулся и слегка с признаками сарказма сказал:

 — Глава клана и старейшины не нужно беспокоится, так как я не принадлежу к вашему клану Сяо, я уйду… Более того, я уйду прямо сейчас!

Он стоял перед Сяо Ле, некоторое время глаза его дрожали, а потом он вдруг спросил:

 — Дед … Если я не твой внук, то кто мои биологические родители?

Сяо Ле заранее знал, что он задаст этот вопрос. Он закрыл глаза и покачал головой:

 — Я не знаю, Сяо Ин подобрал тебя, даже он не знал, кто твои настоящие биологические родители …

“ ……”

По дрожащим глазам Сяо Ле, Сяо Чэ понял, что это был не искренний ответ. Он должен знать правду о его рождении, но перед таким количеством людей, он не смог сказать ему.

*шлеп*

Сяо Чэ тяжело опустился на колени перед Сяо Ле и искренне сказал:

 — Дедушка, даже если я не ваш биологический внук, но эти шестнадцать лет, вы относились ко мне лучше, чем к своему собственному. Вы воспитали меня, учили меня, защищали меня, пролили много крови и пота, и я никогда не смогу оплатить за эти шестнадцать лет любви. Я был очень рад, что у меня есть такой добрый дедушка, как вы. Хотя я только сегодня обнаружил, что во мне нет крови клана Сяо, и что? Вы мой дедушка, а я ваш внук, даже если мы не связаны по крови, я буду вечно хранить эту любовь в моем сердце! Покуда дед не против, я всегда буду вашим внуком!

Эти слова заставили всех почувствовать дрожь в их сердцах. Глаза Сяо Ле увлажнились, он уверенно кивнул и с хриплым голосом сказал “хорошо” и пошел вперед, подняв руки с намерением приподнять Сяо Чэ.

Однако Сяо Чэ ускользнул от его рук, наклонился и сильно поклонился три раза Сяо Ле.

 — Дедушка, маленькая тетя, неважно, что случится, когда я уйду, я прошу, чтобы вы оберегали себя и должным образом заботились о своем здоровье…

Когда Сяо Чэ встал, его лоб был в синяках. Однако улыбка на лице оставалась такой же нежной и успокаивающей, как осенний ветер. Он повернулся и пошел к воротам. Он не хотел уходить… потому что дедушка и маленькая тетя были здесь; он все еще хотел посвятить свою жизнь, для их защиты… но, ему пришлось уйти, иначе дедушка и маленькая тетя будут втянуты в неприятности. Независимо от того, хочет ли он остаться, он все равно будет вынужден покинуть их.

 — Маленький Чэ!!

Сяо Лин Си рыдая, подошла сзади к Сяо Чэ, его шаги слегка замедлились, но он продолжал идти. Он, не оглядываясь, пошел в сторону ворот без колебаний… никто не знал, что под его спокойным и тихим внешним видом, замаскирован сильный гнев, обида и намерение убийства…

Он был чрезвычайно мудрым и проницательным, но у него не было силы… без силы, он не мог сопротивляться, он не мог защитить своего деда и маленькую тетю, у него даже не было сил на сопротивление… у него не было другого выбора, кроме как быть изгнанным …

В день, когда он только возродился, он желал получить силу, сила — это то, что люди всегда инстинктивно желали с начала времен. В данный момент, по сравнению с прошлыми днями, его жажда силы, выросла в сто раз и даже может быть в тысячу раз сильнее…

Он хотел получить огромную силу, чтобы защитить, дедушку и маленькую тетю, чтобы смыть с себя все эти унижения, и сделать так, чтобы люди, которые раскрыли свои уродливые лица сегодня, пожалели об этом. Он хотел убить Сяо Кан Юня, чтобы от него и следа не осталось … и даже чтобы весь Клан Сяо заплатили незабываемую цену!

 — Пожалуйста, защити моего деда и маленькую тетю… я прошу тебя…

Проходя мимо Ся Цин Юэ, Сяо Чэ сказал тихо, чтобы только она могла услышать.

Этот человек, который был полон тайн и самоуверенности; когда он сказал это, его глаза отражали отчаянную мольбу о помощи… пожалуй, за всю свою жизнь, он никогда не умолял никого прежде, его мольба о помощи выгладила душераздирающе. Сердце Ся Цин Юэ вздрогнуло, и неожиданно, в мгновение ощутило удушье… Она не могла помочь, но непроизвольно медленно кивнула головой.

Оставить комментарий