Глава 36. Меня зовут Юнь Чэ.

Опция "Закладки" ()

— Юнь?- Сяо Чэ был ошеломлен. На Континенте Лазурного Облака фамилия, что дал ему учитель, была также Юнь. Это было удивительным и странным совпадением.

 — Кроме фамилии твоего отца, у меня больше нет никакой другой информации; к примеру, я понятия не имею, как его звали или откуда он был родом. Сяо Ин встретил твоего отца пока путешествовал по Империи Голубого Ветра. В то время твой отец спас Сяо Ину жизнь, когда он подвергся нападению Могущественного Мудрого Зверя. Позже, они начали путешествовать вместе и после обнаружения, что их способности были сочетаемы, стали назваными братьями, прежде чем их пути разошлись.

Сяо Ле медленно поднял голову, вспоминая о прошлом, и тихо сказал:

 — После того, как Сяо Ин вернулся, он описал мне твоего отца и продолжал восхвалять его; рассказывал, что он был не только красив, но решителен и свободен. Кроме того, он имел удивительный талант и был исключительно непревзойденным человеком. В то время талант Сяо Ина, как могли говорить, был несравненным в Городе Плывущих Облаков, но он откровенно признал, что его талант не стоял даже упоминания в сравнении с твоим отцом. Я, не понимая, спросил его, какой ступени достиг твой отец, но Сяо Ин просто улыбнулся и умолчал об этом. Он сказал, что я не поверил бы ему, даже если бы он назвал мне его уровень развития. Никто не знает характер моего сына лучше, чем я. Он никогда бы не солгал. В то время, твой отец обладал исключительным талантом; в юном возрасте его внутренняя сила уже достигла удивительного уровня. Ты можешь ясно понять его великодушие, когда человек, обладающий таким исключительным талантом, готов стать названым братом с Сяо Ином, который был ниже его в уровне развития. Это было не удивительно, что Сяо Ин продолжал восхвалять твоего отца и был удостоен чести стать с ним братьями по клятве. После этого Сяо Ин женился и зачал ребенка … и спустя два месяца после того, как дитя родилось, он встретил твоего отца и … мать.

Эмоции Сяо Ле значительно поменялись. Сяо Чэ замедлил свое дыхание и продолжил молчаливо слушать.

 — … Но в тот момент, твои отец и мать были полностью в крови, и в их руках находился ты, тоже весь покрытый кровью. Тебе было приблизительно два месяца, но в то время ты был без сознания в руках своей матери. Тогда Сяо Ин остановил их и отвёл в секретное убежище. Их тела были полностью покрыты ранами, и вся их внутренняя сила была исчерпана. … Они согласились остаться лишь на некоторое время, перед отъездом, потому что люди, преследующие и охотящиеся за их жизнями, были слишком сильны, на столько, что даже весь Город Плывущих Облаков не имел возможности бороться против них. Если бы им пришлось остаться, то они только накличут беду на Сяо Ина. Сяо Ин не мог помешать им уйти, и он знал, что у него не было ни возможностей, ни способностей бороться против врагов, с которыми не смогли совладать даже твои родители.  Тогда он лицезрел несгибаемую и волю в глазах твоих родителей… Очевидно, они исчерпали всю их энергию, пытаясь сбежать, и у них уже не было надежды на бегство от людей, которые преследовали их… Поэтому, Сяо Ин втайне поместил его собственного сына, моего внука, в твои окровавленные пелёнки … и спрятал тебя в пелёнках моего внука.

Пристальный взгляд Сяо Чэ внезапно задрожал, в то время как Сяо Лин Си немного вскрикнула.

 — … В то время, твои родители уходили в спешке, потому, забрав ребёнка из под опеки Сяо Ина, у них не было времени удостовериться их это сын или нет… После того, как твои родители покинули нас, Сяо Ин нашел меня, встал передо мной на колени и попросил у меня прощения… Он сказал, что был все еще молод, поэтому даже если он потерял сына, он еще мог бы продолжить наш род; Однако, если бы ты умер, его брат, который является также твоим отцом, лишится возможности продолжения родословной. Если бы это произошло, не осталось бы никого, кто смог бы отомстить за него! Даже при том, что боль в моем сердце походила на тысячу стрел, что пронзают его, видя такого доброго и справедливого сына, как я мог начать обвинять его? Кроме нас, отца и сына, никто больше не знал, что тебя и моего внука поменяли местами. В то время, будучи ребёнком двух месяцев отроду, ты пострадал от ран и восстановился спустя полмесяца… Было очевидно, что твои Внутренние Каналы пострадали из-за тех ран. Глядя тогда на твое состояние, еще удачно, что были повреждены только меридианы, и это не убило тебя.

Ослабевший голос Сяо Ле сделал паузу. Он старался изо всех сил не показывать любые проявления боли, он сжал руки и продолжил:

 — Но не прошло и полмесяца после этого, как на Сяо Ина было совершено покушение, меридианы во всем его теле были разрушены. Когда я услышал об этом, тут же помчался туда, на смертном одре, он сказал мне, что человек, который напал на него, был именно тем, кто преследовал твоих родителей. Он не знал, где человек получил информацию о том, что он приютил молодою пару с ребёнком. Человек, который напал на него, попытаться выведать место, куда сбежали твои родители … Прежде чем умереть, Сяо Ин улыбался, потому что слова, сказанные человеком, убившим его… доказали, что он еще не нашел твоих родителей и все еще есть шанс того, что они могли быть живы!

“…..” У Сяо Чэ защемило в сердце, в нем пронеслась огромная переполняющаяся неутолимая волна беспокойства, которую невозможно было подавить. Смотря на седые волосы Сяо Ле, он почувствовал себя опустошенно, будто в его сердце образовалась дыра. Никто не понимал насколько глубоко был опечален Сяо Ле после потери сына и невестки. Он даже потерял своего единственного внука, последнего из его рода. В его семье был чужой ребёнок, чья жизнь была обменяна на жизнь его внука. Не удивительно, что у него были седые волосы, когда он был все еще человеком средних лет. Под постоянными волнами потерь и неудач, любой другой уже бы не просто поседел… наверняка бы этот кто-то другой сломался давным-давно.

Сегодня Сяо Чэ обнаружил только печальную правду; о том, что он и был источником всех этих проблем!

Если бы жизнь внука Сяо Ле не использовалась для обмена на жизнь Сяо Чэ, убили бы Сяо Ина? Последовала бы жена Сяо Ина за ним? Покончила бы с собой от депрессии жена Сяо Ле? Был бы сын Сяо Ина осмеян как неудачник? Возможно, их семья была бы спокойной, обеспеченной и счастливой. С Сяо Ином и его непревзойденном талантом в Городе Плывущих Облаков и с помощью влияния его отца, престиж в Городе Плывущих Облаков и его положение в Клане Сяо было бы чрезвычайно высоким. Скорей всего, он был бы главой Клана Сяо к настоящему времени. Сяо Ле не должен бы был страдать от надменного поведения других людей, а был бы гораздо выше их! И определенно, другие старейшины никогда не посмели бы его оскорбить, а если бы столкнулись с ним, то были бы робкими как крысы.

Сяо Ин использовал жизнь своего сына, чтобы спасти Сяо Чэ. … В то время как он позволил себе и всей его семье испытать такой жестокий конец.

Однако за эти 16 лет, Сяо Ле никогда не вымещал гнева или ненависти на нем, “главном виновнике”, вместо этого он защищал и охранял его без лишних слов. Он отдавал ему всю его любовь, даже осознавая, что его меридианы были повреждены, и даже зная, что он будет бесполезным, ни на что не годным, Сяо Ле продолжал любить его. Возможно, это было характерно для дедушки, рассматривать его как собственного внука; но если рассматривать его как ребенка другого человека, то для таких действий потребуется большое сердце, в котором не будет никаких предубеждений.

Сердце внутри Сяо Чэ неистово дрожало … Сын точно такой же, как и отец. Будучи таким великим человеком, было неудивительно, что у Сяо Ле был такой справедливый сын как Сяо Ин. Он никогда не смог бы вернуть долг, которым он и его родители покрыли себя, даже за время всей его жизни.

Сяо Чэ положил обе руки на каменный стол, и его пальцы сжимались все более плотно. Видя печальные глаза Сяо Ле, что сидел перед ним, на мгновение, он не знал, как отблагодарить этого человека, которого он называл дедушкой все эти годы. Через некоторое время он, наконец, сказал дрожащим голосом:

 — Дедушка, я … я … Ваша привязанность и доброта, на протяжении всей моей жизни, я всегда буду … всегда …

 

 — Хе-хе, — Сяо Ле мягко хихикал и ответил ему мягким голосом, — Че Эр, я заботился о тебе начиная с того времени, когда ты был совсем юным. Даже если ты не одной со мной крови, с тех давних пор, в глубине моего сердца, я стал относиться к тебе как к родному внуку. Ты тоже говорил, что пусть мы и не кровные родственники, мы все еще семья. А так как мы — семья, все те события, что случились, должны были произойти. Нет нужды в твоей благодарности ко мне. Даже если бы мне пришлось быть запертым здесь до конца моих дней, у меня не было бы никаких сожалений.

Сяо Чэ держал язык за зубами, поскольку он больше не мог произносить слова благодарности, поэтому он просто кивнул. «Правильно, он – был моим дедушкой…и будет им всегда! Пока он есть, я всегда буду его внуком. Когда его не будет рядом, я буду делать то, что должен делать внук.»

Поскольку он наблюдал за ним, Сяо Ле с признательностью кивнул головой и продолжил:

 — Наверное, ты хочешь знать больше о том, что произошло в те времена. Однако Сяо Ин не говорил много о твоих родителях. Что касается того, почему на них велась охота, Сяо Ин только сказал мне, что это было, потому что у них было одно из «Сокровищ Небесной Мудрости». Он даже сообщил мне, что произносить это название в присутствие посторонних строгое табу.

Сокровище Небесной Мудрости? Сяо Чэ крепко-накрепко запомнил это название.

 — C того времени, как твои родители сбежали, я больше не получал о них никакой информации за эти шестнадцать лет. Я думал, что, будь они все еще живы, то узнали бы, что ребенок, которого они унесли, не был их собственным сыном и возвратились бы сюда, чтобы вернуть своего ребенка, когда всё успокоилось. Я ждал год за годом, но они так и не возвращались. Но это не доказывает, что они отошли в мир иной. Когда ты был маленьким, я всегда говорил тебе никогда не снимать тот кулон с шеи. Это было потому, что, когда Сяо Ин поменял тебя со своим собственным сыном, это была единственная вещь на твоем теле. Если твои родители все еще живы, возможно, он поможет вам узнать друг друга”

Действительно, если бы они все еще были живы, то они вернулись бы в Город Плывущих Облаков и забрали своего ребенка. Однако они не вернулись за все 16 лет, таким образом, вероятность того, что они живы была очень мала.

Если они в порядке, то есть шанс того, что ребенок Сяо Ина все еще жив?

Поскольку ночь стемнела, время действия “Скрытой Звезды” подходило к концу, пришло время Сяо Чэ покинуть их.

 — Дедушка, маленькая тетя … сейчас я должен уйти, — Хотя он не желал покидать их, у него не было выбора, кроме как сказать эту фразу, которую он отчаянно не хотел произносить.

Сяо Ле кивнул головой и выглянул наружу:

 — Ты должен быстро покинуть это место, если ты будешь обнаружен, это было бы очень неприятно.

 — Ах? Ты …. Ты уходишь? — Со скоростью молнии Сяо Лин Си подняла свою голову и крепко схватила его.

Поскольку он чувствовал нежелание прощаться в пристальном взгляде Сяо Лин Си, сердце Сяо Чэ начало чувствовать печаль и обиду. … Ему действительно было жаль, что он не мог взять с собой Сяо Ле и Сяо Лин Си… Однако, с его текущем положением, какое он имел право брать их с собой? Даже если бы они убежали все вместе, что он мог сделать, чтобы защитить их во внешнем мире? Напротив, это им бы пришлось его защищать. /(У парня есть гордость)/

Сяо Чэ встал и крепко сжал руки Сяо Лин Си. Он посмотрел в ее глаза и сказал:

 — Маленькая тетя, я должен уйти. Однако, ты не должна волноваться, в течение трех лет я вернусь! К тому времени я искореню несправедливость, и тех, кто заставил вас испытать эту боль, я обреку на муки в 1000 раз сильнее, я поставлю весь Клан Сяо на колени, что бы они умоляли вас покинуть “Ущелье Размышлений!”

Оставить комментарий