Глава 41. Жасмин пропитанный кровью (часть 3).

Опция "Закладки" ()

Юнь Чэ быстро успокоился. Но от того, что сказала сейчас эта молодая девушка, в сочетании с её бормотанием ранее, он был ошарашен, было несколько фраз, что повторялись. Принцесса… Абсолютный яд убивающий Богов … Небесное сокровище…

Она называла себя принцессой? Была ли она принцессой конкретной империи?

И что за Абсолютный яд убивающий Богов? Я знал весь яд в своей прошлой жизни, как я мог не слышать этого названия?

И это Небесное сокровище… Дед говорил, что на моих биологических родителей охотились потому, что они имели «Небесное сокровище», а слова «Небесное сокровище» были своего рода пугающим табу! И от того, что сказала это девочка… она точно говорила о «Ядовитой Небесной Жемчужине». Неужели Небесных сокровищ больше одного?

Но Юнь Чэ не стал спрашивать об этом, для этих вопросов не было времени. Он поколебался немного, и, наконец, ответил:

 — Девочка, я не очень понимаю, что ты говоришь. Но так как ты, наконец, проснулась от такого долгого сна в Небесной Ядовитой Жемчужине, не могла бы ты представиться? 

Столкнувшись с вопросом Юнь Чэ, цвет лица и пристальный взгляд девушки не изменился. Но через некоторое время, она, тем не менее, ответила на его вопрос. Ее розовые и нежные губы холодно пробормотали:

 — Жасмин.

 — Жасмин?- Юнь Чэ улыбнулся, его пристальный взгляд сделал честную оценку, — Жасмин милый и маленький, имеет богатый аромат и красивый белый цвет, не имеющий недостатков. Это имя действительно подходит тебе.

 — Белый цвет, не имеющий недостатков? — Цвет лица девушки медленно изменился, губы слегка загнулись и наклонились, образуя ледяную улыбку. В это время волна холодного ветра прошла мимо, и заставила ее алые волосы затрепетать. Изумрудный листок, сорванный ветром, был пойман девочкой:

 — Я — Жасмин, жасмин, который был пропитан кровью!

Когда девушка ослабила хватку, ранее нетронутый лист превратился в кучку крошечных хлопьев, выпавших из ее рук, и уносимую ветром.

«…». Сердце Юнь Чэ испытало холод промораживающий до костей, он никогда не чувствовал такого раньше.

Те крошечные хлопья рассеянные ветром, когда некоторые из них полетели в сторону девушки, жуткая сцена предстала перед глазами Юнь Чэ… они должны были коснуться девушки, но вместо того чтобы задеть ее, они прошли прямо через неё, и рассеялись позади…

«!!!!»

Что это? Только не говорите мне, что тело этой девушки на самом деле … Эфирное?

Нет! Если бы она была эфирной, то как бы она смогла поднять короткий нож, и поймать тот падающий лист недавно? Она что, может касаться чего угодно, но не может быть тронута сама иначе… полуэфирное тело?

 — Принцесса ответила уже на твой вопрос. Теперь пришло твое время отвечать на вопросы принцессы. 

Черные как драгоценный камень глаза Жасмин смотрели прямо на Юнь Чэ. Безупречно очаровывающий и в тот же момент пристальный взгляд больше походил на острый как бритва нож, и проникал в самую глубокую часть его сердца и души:

 — Где ты получил Ядовитую небесную жемчужину?

 — Мой мастер передал ее мне. Однако он умер, и я не знаю, где он получил её. — Прямо сказал Юнь Чэ. Столкнувшись с пристальным взглядом этой девочки, столь же ясным как алмаз, у него было страшное чувство, что он не должен лгать даже отчасти. Таким образом, он просто сказал правду, в этом случае, правда так или иначе была, вероятно бесполезна.

Девушка смотрела в его глаза целых три секунды, а затем, наконец, немного заколебалась. Используя ледяной тон, который не должен принадлежать двенадцати или тринадцати летней девочки, она ясно сказала:

 — Ядовитая небесная жемчужина, занимает пятое место из семи Небесных Сокровищ; безграничное внутреннее пространство, возможность противодействовать всем ядам, совершенствовать все ингредиенты. Когда он на мгновение появился 1 300 лет назад, весь мир погрузился в хаос, из-за желания заполучить ее, а потом она бесследно исчезла. Я не ожидала, что она попадет в руки такого никудышного человека как ты, с навсегда сломанными каналами Внутренней силы! И даже сольется с твоим телом! Что за нелепость. Я не знаю, может Ядовитая небесная жемчужина потеряла свою духовность, или же ее дух полностью обезумел! 

Семь Небесных Сокровищ … Занимает пятое место?

Лоб девушки, так похожий на заходящую луну внезапно опустился, волны ледяного убийственного намерения окрепли и плотно сковали тело Юнь Чэ:

 — Если бы Ядовитая небесная жемчужина не слилась с таким ничтожным человеком как ты, то не было бы причины, чтобы она не слилась со мной!

Хс-с-с-с !!

Поток мощного холодного ветра полетел в сторону Юнь Чэ, его спина сильно врезалась в ствол дерева позади него, до того как он смог отреагировать. Теперь очаровательное лицо девочки, полное убийственного намерения, было на расстоянии около 30 см., а ее левая рука плотно держала его горло.

 — Ты … — Юнь Чэ широко раскрыл глаза, его лицо ужасно скривилось от мучительного удушья.

 — У тебя есть два варианта. — Абсолютно ошеломляющие черты лица девочки внушали ужас, и каждое слово ее нежного голоса было пугающим, — Твой первый вариант — покорно отдать мне Ядовитую Небесную жемчужину. Другой же — я возьму Ядовитую Небесную Жемчужину с твоего трупа, после того как заберу твою жизнь!

Хотя руки молодой девушки были, несомненно, мягкими как нежный нефрит (п.р. В душе не е…, где автор нашел мягкий и нежный нефрит…), они твердо сжали его горло и лишили его возможности двигаться, из-за мучительной боли. Однако, его лицо не выказывало даже тени страха или паники, вместо этого он проговорил слабым и хриплым голосом:

 — Я выбираю второй вариант, сейчас же убей меня.

 

Прекрасные глаза девушки сузились, и она усмехнулась:

 — Ты думаешь, что я не осмелюсь?

Стоило ей это сказать, как ее пальцы, резко сжались. Пять пугающих кровавых отпечатков немедленно появились на шее Юнь Чэ, и цвет его лица стал еще более мучительным, чем прежде. Однако, он растянул губы в улыбке, с ужасно белым лицом:

 — Если бы ты действительно хотела меня убить… сейчас, … ты бы не спасла меня, несмотря на риск восстановления яда!

Жасмин:

«…»

Юнь Чэ смотрел в ее глаза, и продолжил, с искаженным от боли лицом:

 — Ты была поражена странным ядом, он не только отравляет организм, но и отравляет душу! В ту ночь, твое тело уже почти рассеялось, и ты стала простой душой, замученной этим ядом. Тело, которое ты имеешь сейчас, лишь на половину физическое, родившееся от меня в результате высасывание моей крови и заимствования силы Ядовитой Небесной Жемчужины, которая соединена со мной! Это означает, что, моя жизнь — также твоя жизнь! Если бы ты умерла, это не затронуло бы меня; но если бы недавно умер я, то ты немедленно умерла бы со мной! Если бы я захотел передать тебе Ядовитую Небесную Жемчужину, то я бы действительно пригласил свою собственную смерть!

«…».

Сильный шок отразился в глубине очаровательных глаз Жасмин, и она медленно разжала свои маленькие руки, державшие горло Юнь Чэ.

Как только Юн Чэ, наконец, избавился от боли, он тут же сильно раскашлялся. Затем его вырвало желчью. Цвет лица стал еще ужасней, чем прежде.

 — Ты, похоже, не так туп, как кажешься. — Жасмин посмотрела на него краем глаз, — Как ты сумел это понять?

 — Хе … Юнь Чэ улыбнулся и сказал слабым голосом, — Потому что я исключительно опытный врач! Если ты не хочешь умереть, ты должна не только пощадить меня, но также должна защищать меня изо всех сил! Чтобы быть в состоянии объединить твою душу и тело, нужно, по крайней мере, иметь силу Императорской ступени! Твоя жизнь, конечно, была бы намного дороже, чем моя.

Достигнуть Императорской ступени в возрасте двенадцати или тринадцати лет… можно было вообразить смятение Юнь Чэ, когда он произнес свои слова. Во всей Империи Голубого Ветра, достигнувших Небесной ступени, можно было бы уже считать непреодолимыми; а людей, достигших Императорской Ступень, во всей Империи Голубого Ветра не было даже десяти. И все эти, люди без исключения, могут называться как императоры, ибо они не имели себе равных между небом и землей. Для достижения этой ступени, нужно было быть не только исключительно изобретательным и удачливым, но также иметь и достаточное количество времени. Количество людей в Империи Голубого Ветра, которые смогли достичь Императорской Ступени было неизменно на протяжении сотен лет. После достижения этой ступени, даже если физическое тело было уничтожено, еще можно было восстановить его путем кристаллизации души; если бы они получили шанс восстановить физическое тело, они бы точно воскресли.

Однако эта девушка, чье тело было разрушено, чья душа была еще жива и зависела от его жизненной силы, точно имела силу Императорской ступени! Насколько ужасающе осознание этого?

Однако следующее предложение девушки, ошеломило Юнь Чэ на целых пять секунд.

 — Императорская ступень? — Взгляд девушки не дрогнул, но ее лицо открыто выразило глубокую незаинтересованность, — Это вообще, что?

Юнь Чэ: «…».

В это время, спереди можно было услышать несколько поспешных шагов. Взгляд Жасмин застыл, и медленно охватил все вокруг. Владелец шагов, быстро появился в поле зрения.

Сяо Цзю!

 — Еще один пришел за моей жизнью. Разберись с ним.

Когда он сталкивался с Сяо Ба ранее, хоть у него и было «секретное оружие» в руке, невозможно было утверждать, что он вовсе не нервничал. Но теперь, глядя на Сяо Цзю, он был полностью спокоен. Он облокотил половину тела на ствол дерева позади него, его пристальный взгляд содержал крошечную часть жалости к Сяо Цзю… и разочарование …, Почему пришел только Сяо Цзю? Было бы замечательно, если бы пришли еще несколько человек, чтобы сопроводить его в могилу.

Когда Сяо Цзю только увидел Юнь Чэ, то увидел на земле и лужу крови и фарша. Хотя тело Сяо Ба уже было разрублено на несколько тысяч кусочков, он по-прежнему был способен признать его, так как они были спутниками на протяжении десятилетий. Неожиданно, он застыл на некоторое временя в ужасе. Но когда его взгляд упал на Жасмин, он стал совершенно поражен.

Сяо Ба и Сяо Цзю оба родились от нечистых связей, их положение в Секте Сяо было скудным. Но так как они проявили исключительный талант, они были отобраны и прошли невероятно жесткую подготовку, а позже стали личной охраной Сяо Кан Юня. Они не только обладали большой абсолютной силой, но и как личности они были холодны и безжалостны. Они знали только преданность, и не были заинтересованы во всех других вещах… в том числе женщинах! Даже если бы у них были потрясающие очаровательные девы на руках, их выражения лиц и пыл не изменится ни на каплю, как если бы они были роботами, без какого-либо полового влечения. Конечно, о педофилии не может быть и речи.

Но в тот момент, когда он увидел Жасмин, его глаза удивленно раскрылись, а тело испытало ошеломляющую сенсацию, которую он никогда не чувствовал прежде; вся кровь в его теле почти вскипела.

Он не знал, какой язык нужно использовать, чтобы описать красоту девушки перед его глазами… Ее глаза, как будто были самым великолепным жемчугом в мире, переливались на загадочно красивом лице. Какие изящные и безупречные были ее щеки и черты лица, безупречные до такой степени, что она не могла быть даже описана идеальной статуей, сделанной из нефрита …

Миниатюрная и нежная, молодая девочка полная юной незрелости, была очаровательной до безумия. Ниже белого платья, вылита красота, как сама природа. Ниже подола юбки выставлены две тонкие, прямые и нежные голени. С безупречно белой, сливочной кожей, как будто из нефрита, переполняемой сладкой молочной гладкостью и кристальной четкостью, словно лед. Ее ноги, которые касались земли, походили на два цветущих ледяных цветка лотоса, безупречно красивые, будто не принадлежавшие человеческому миру.

Как в этом мире, могло быть что-то красивее этого…?

Сяо Цзю был полностью заморожен, его взгляд был вялым и тусклым, поскольку его сознание полностью ушло на небеса. Как будто его душа была отделена, он забыл о Сяо Ба, который умер трагически и забыл о Юнь Чэ, которого он должен был убить. В его глазах, в его сознании осталась лишь девочка, которая была достаточно красива, чтобы истощить все цвета от неба до земли. Ее длинные алые волосы, вились на ветру, добавляя ей немного кокетливости к её абсолютной красоте. Это заставило его сердце биться быстрее и возбуждало все его тело. В его сердце закрепилась сильное желание обладать ею, пришпилить ее ниже своего пояса, и лихорадочно раздирать ее.

 — Ты желаешь смерти !! — Смотря на лихорадочно пристальный взгляд Сяо Цзю, на лице Жасмин выражался угрюмый гнев. Она резко подняла нежную подобную нефриту руку и указала ладонью на грудь Сяо Цзю…

Оставить комментарий