Ранобэ | Фанфики

Возрождение Хуашань ☣

Размер шрифта:

Глава 265: Что не так с этими..?(5)

От чая, разлитого по чашкам, распространялся мягкий и ненавязчивый аромат.

Аромат чая, казалось, хорошо сочетался с воздухом в секте Шаолинь.

Настоятель секты Шаолинь, улыбаясь, держа перед собой чашку, сказал:

— Не знаю, понравится ли Вам этот чай.

Хён Чжон поклонился этим словам.

— Если это чай, приготовленный непосредственно Настоятелем, неважно, нравится он или нет. Попробовать его — большая честь.

Услышав это, мужчина улыбнулся и покачал головой.

— Чай — это просто чай. Независимо от того, делает ли его император или кто-то другой, это все тот же чай. Пожалуйста, наслаждайтесь.

— Да, благодарю.

Хён Чжон взял чашку и огляделся.

Вперекор сногсшибательным пейзажам за пределами секты Шаолинь, Настоятель проживал в просто обставленной и небольшой резиденции.

«Как и ожидалось».

Мужчина перед ним также не особо выделялся.

Несмотря на его громкий титул Настоятеля секты Шаолинь, от него не исходило какой-то особенной ауры.

Если не считать вышивки на мантии, он был похож на обычного старого монаха. Всего лишь один из многих, коих можно было увидеть внутри секты Шаолинь.

Но именно поэтому Хён Чжон ценил этого человека.

Настоятель занимал очень высокое положение, но по-своему сохранял свое достоинство.

«Он действительно человек, достойный должности Настоятеля Шаолинь».

Хён Чжон с восхищением посмотрел на Настоятеля. Настоятель поставил чашку и сказал:

— Вы наверняка устали, после столь долгого пути.

В каждом его слове была нежность.

— По сравнению с теми, кто приехал издалека, как мы можем говорить, что утомились, всего лишь проделав путь от Шэньси? Спасибо, что согласились принять мои приветствия.

Настоятель посмотрел на Хён Чжона и улыбнулся. Морщины вокруг его глаз от того стали виднеться отчетливее.

— Это я должен выразить благодарность. Я знал, что мне придется встретиться с лидерами секты, когда они прибудут, но, как ни странно, никто не пришел ко мне и не захотел встретиться со мной. Лидер секты, вы спасли мое лицо.

Хён Чжон горько улыбнулся.

«Как возможно, что никто не пришел на встречу с Настоятелем секты Шаолинь?»

Он был слишком потрясен, чтобы даже говорить вслух.

Хён Чжон не ожидал такого.

— Хаа…

Настоятель посмотрел на Хён Чжона и продолжил:

— Я слышал, что гора Хуа недавно смогла восстановить часть своих сил. И Хэ Бан, что недавно посетил гору Хуа, подтвердил.

— Хаа…

Должно быть, это был настоящий шок для Настоятеля. Хён Чжон почему-то подумал о Чхон Мёне.

— Это хорошо. Раньше я был убит горем из-за того, что секта горы Хуа, самая престижная секта в мире, теряла свою власть. Но видя главу секты здесь и сейчас… Я верю, что у секты горы Хуа светлое будущее. Амитабха.

Настоятель пропел молитву и склонил голову, а потрясенный Хён Чжон сложил руки вместе, чтобы выразить благодарность за теплые пожелания.

— Я также слышал о хороших результатах, которых вы достигли на собрании с сектой Южного Края. Лидер секты, должно быть, много работал.

— Мне стыдно. Как это может быть моим достижением? Это все благодаря детям, они усердно трудились.

Взгляд Настоятеля остановился на Хён Чжоне.

— Лидер секты.

— Да, Настоятель. Пожалуйста, дайте совет.

— Когда наступит соревнования, я уверен, сила горы Хуа обязательно станет заметна и ее престиж несомненно поднимется.

— Я очень надеюсь, что это произойдет.

— Но будьте осторожны.

«Осторожен?»

Хён Чжон посмотрел на мужчину с вопросом во взгляде. А он вздохнул, и продолжил.

— Люди — поистине жалкие существа. Лишь немногие в этом мире могут полностью принять успех и счастье других как свои собственные. Большинство из нас завистливы и ревнивы к другим.

— …

— Гора Хуа может стать объектом такой зависти… так что, пожалуйста, будьте осторожны.

Хён Чжон кашлянул. И с мягкой улыбкой он посмотрел на Настоятеля.

— Большое спасибо за добрые слова и предостережения. Однако гора Хуа недостаточно поднялась, чтобы вызывать зависть у других.

— Хм.

— И, честно говоря, это беспокойство, которое я могу оставить на потом, поэтому я сосредоточусь на том, чтобы добиться хороших результатов в этом соревновании.

— Будда Амитабха. Думаю, я слишком сильно волновался.

Глядя, как мужчина снова произносит молитву, Хён Чжон выпрямился.

«Он заставляет других ослабить бдительность».

То, что он видел, не показывало полной картины.

Настоятель секты Шаолинь, руководивший всем храмом… Обычный человек точно не справился бы с этой должностью. Возможно, даже в этот момент он разбирал и оценивал Хён Чжона.

Он не был уверен, какую оценку ему поставят.

«По крайней мере, я надеюсь, что он честен».

Таким образом, он мог бы чувствовать себя комфортно, выполняя свою работу в будущем. Хён Чжон собирался что-то сказать, когда их прервал шум.

— Хм.

Хён Чжон и настоятель услышали шум снаружи и повернули головы.

Но, несмотря на хмурый взгляд Хён Чжона, у настоятеля было спокойное лицо.

— Ничего страшного.

— …Эм?

Он улыбнулся.

— Когда люди собираются вот так, случаются большие и маленькие потасовки. В большинстве случаев это не имеет большого значения, так что Вам не о чем беспокоиться.

Но как только он услышал эти слова, лицо Хён Чжона побледнело.

«Потасовки?»

«Большие и маленькие?»

Настоятель наклонил голову и спросил:

— Что с Вами?

— Ха… Ха-ха. Что…

Хён Чжон был хорош в самоочевидности. И не только себя, часто это включало и гору Хуа.

«Неважно, сколько людей приедет сюда…»

«Когда дело доходит до несчастных случаев, можно сказать, что гора Хуа находится на первом месте, верно?»

«Какие еще идиоты устроят потасовку посреди территории секты Шаолинь?»

«Выхода нет».

Хён Чжон вскочил со своего места.

— Лидер секты?

Глядя на сбитого с толку Настоятеля, Хён Чжон вздрогнул и сказал:

— Я-я сожалею. Мне было любопытно, что происходит снаружи…

— Ах, если это так.

Настоятель посмотрел на дверь Свобоный | Мир | Ранобэ и сказал:

— Гон Шим.

Из-за двери послышался осторожный голос.

— Да, Настоятель.

— Что случилось снаружи?

— Ученики сект, что уже прибыли, кажется, дерутся.

— Хм.

Настоятель горько усмехнулся.

С того времени, как собрались эти кровожадные люди, он знал, что начнут происходить разные беды. Но ведь это был самый первый день их прибытия.

— Какие секты сцепились?

— Это секта Южного Острова и секта горы Хуа.

— Ясно. Секта Южного острова…

«Эм-м-м?»

— И кто еще?

— Южный Остров и гора Хуа.

— Ах. Гора Хуа. Верно. Гора Хуа…. Если это гора Хуа…

А потом он медленно повернул голову,

— …

Хён Чжон вздрогнул, когда их взгляды встретились.

— …

Между ними повисла неловкость. Даже Настоятель секты Шаолинь не мог подобрать слов.

— Я думаю, мне нужно идти.

— Ах.

— Прощаюсь с Вами!

Хён Чжон уже сбежал.

Настоятель протянул руку и, ухмыльнувшись, отдернул ее.

«Гора Хуа!»

«Не они ли всегда были самыми жестокими?»

«Мне тоже нужно пойти».

Настоятель решил, что ему тоже нужно посмотреть.

С улыбкой на лице, он весело шагая вышел из комнаты.

____________________________________________________________________

— …что это было, ублюдок?

— Заставишь нас ползти обратно в секту Южного Острова?

— Хм?

Квак Хван-Со, великий ученик секты Южного Острова, посмотрел на Пэк Чхона, не в силах скрыть своего потрясения.

Когда он увидел, как Пэк Чхон достал свой меч, а потом бросил его наземь и скрестил руки на груди, он почувствовал, как что-то горячее пробежалось по всему его телу.

Этого действия было более чем достаточно, чтобы разозлить его. Но что привело Квак Хван-Со в ярость, так это расслабленный вид Пэк Чхона!

«Этот тощий ублюдок!»

Как достойному ученику секты Южного Острова, было недопустимо, чтобы кто-то смотрел на него свысока. Да, он предпочел бы увидеть конец…

— …это был ты?

— Что ты сказал?

— Ах, нет.

Квак Хван-Со задумчиво склонил голову набок.

В этот момент позади раздался голос.

— Сахён.

— Кхм.

Квак Хван-Со, наконец пришедший в себя, снова повысил голос:

— Одежда на учениках разрушенной секты выглядит довольно ярко. Наверняка вы не могли ее себе позволить, но на этот раз…

В этот момент Пэк Чхон поднял руку и остановил его.

— …что еще?

Квак Хван-Со, которого внезапно прервали, нахмурился и спросил. Пэк Чхон ответил.

— Ученики секты Южного Острова, кажется, сражаются своими ртами, но мы с горы Хуа сражаемся мечами. Если вы собираетесь молоть языком, а потом бежать, просто уходите сейчас. У меня нет хобби или интереса гоняться за трусами и бить их в спину.

— …что ты сейчас сказал?

Квак Хван-Со теперь был в ярости, он немедленно прыгнул вперед и протянул руку. Но обе его руки были схвачены его соучениками.

— Сахён!

— Не забывай, где ты.

— Фух!

Квак Хван-Со посмотрел на Пэк Чхона.

«Черт. Если бы только мы не были секте Шаолинь».

Несмотря на то, что они были учениками секты Южного Острова, у них не хватило смелости использовать мечи на территории секты Шаолинь.

— Везет вам. Если бы это место не было частью секты Шаолинь, вы бы умерли сегодня.

— Ах. Вы собираетесь бежать сейчас? Ну ладно… ладно.

Гнев Квак Хван-Со возрастал все выше и выше, и слыша слова Пэк Чхона, и он не мог сдержать дрожь.

Потом он стиснул зубы и зарычал:

— Эти ублюдки даже не осознают с кем имеют дело!

Увидев, что он ревет, как дикий кабан, Юн Чжон и Чо Голь вздохнули.

«Сасук теперь тоже может залезать людям под кожу».

«Он научился у этого идиота; что мы можем сделать?»

Все ученики были поражены видом Пэк Чхона, что продолжал распалять Квак Хван-Со.

«Верно. Когда ты становишься учеником горы Хуа, ты не можешь проиграть, когда дело доходит до слов».

С другой стороны, Квак Хван-Со, проигрывавший словесную битву, был очень зол.

Секта горы Хуа.

Секта, которая когда-то была в Девяти Великих Сектах. Теперь она пала, и их место заняла секта Южного Острова.

«И теперь эти отбросы провоцируют секту Южного Острова?»

Ему было трудно сдерживать свой гнев. Он услышал голос своего садже позади себя.

— Будь терпелив, сахён. Они все равно будут унижены в какой-то момент. Нам не нужно пачкать руки. Разве лидер секты не рассердится, если мы сделаем что-то не так на территории секты Шаолинь?

— Гм.

Услышав слова садже, Квак Хван-Со кивнул, а затем вздохнул.

Это правда, что он был зол, но он не позволит гневу управлять собой.

— Ну да. Давай просто оставим это. Но вы, ребята, должны быть осторожны. Если кто-то из вас встретится с нами в спарринге, будьте готовы к переломам. Приготовьтесь испытать на себе меч секты Южного Острова.

В тот момент, когда Квак Хван-Со собирался отвернуться, предупредив Пэк Чхона, он услышал голос позади себя.

— Кто тебя отпускал?

— …Ха?

Он слегка наклонил голову.

Вперед вышел парень с угрюмым лицом, что все это время стоял позади учеников горы Хуа. И, встав в кривую позу, заговорил.

— Дети в наши дни такие безалаберные, верно? В мое время, такое было недопустимо. Как только мы ввязались в спор, единственный способ, когда мы можем уйти, — это остаться стоять на ногах последним. Побросаться словами, а после развернувшись уйти, будто ничего не было… Этому тебя учит твоя Секта?

— Хм?

Квак Хван-Со хмуро посмотрел на Чхон Мёна.

«Кажется, он ученик третьего поколения?»

«Как смеет ученик третьего поколения вообще вмешиваться в такой ситуации?»

— Почему ты встреваешь?

— Тебе не обязательно знать, ублюдок.

Глаза Квак Хван-Со расширились от неожиданных слов.

Увидев реакцию, Чхон Мён улыбнулся и бросил меч на землю.

— Что такое? Вы не хотите драться на мечах, потому что это секта Шаолинь? Тогда используйте кулаки. Ну давай же. Уж я-то тебе лицо подправлю.

— Ты…

— Ах, вы уже напугались и потому пытались сбежать, сверкая пятками? Так?

Щеки Квак Хван-Со задрожали.

— С-Сахён!

— Достаточно!

Глаза его, еще не утратившие разума, смотрели вперед.

— Я прекрасно знаю, что это секта Шаолинь. Но что подумает о нас мир, если мы продолжим терпеть такие оскорбления?

При этих словах садже Квак Хван-Со оглянулся.

Вокруг уже собирались люди, и бросали на них взгляды. И теперь было слишком поздно отступать. Зрители, которые сейчас присутствовали, не могли принять вид секты Южного Острова, уходящей от секты горы Хуа.

— Иди сюда! Ты сказал драка?

Квак Хван-Со закатил глаза.

— Поскольку вы не можете победить нас своими мечами, вы, кажется, теперь прибегаете к кулакам. Позвольте мне сказать вам кое-что… что бы вы ни предпринимали, ваш конец уже предрешен. Просто тихо возвращайтесь и никогда не забывайте, что вас выгнали из Девяти Великих Сект.

Другие ученики секты Южного Острова вытащили свои мечи и тоже положили их на землю. Увидев это, Чо Голь посмотрел на Юн Чжона.

— И что будем делать?

— Как что?

Юн Чжон рассмеялся, вытащил свой меч и положил его на землю.

— Думай только о том, как побольнее сломать им челюсть. Гора Хуа и Девять Великих Сект? Я позабочусь об этих ублюдках.

— …

Увидев, что глаза Юн Чжона налиты кровью, Чо Голь улыбнулся.

«Теперь все потеряли рассудок».

«Вокруг, более не осталось здравомыслящих людей».

«Больше ничего нельзя сделать».

В конце концов, Чо Голь тоже решил присоединиться к остальным.

Между учениками секты Южного Острова и секты горы Хуа росло напряжение, когда они смотрели друг на друга.

Чхон Мён также пару раз похрустел шеей, чтобы расслабиться.

— Важно скрывать свои силы, но!

И продолжил.

— Важнее победить придурков, которые очерняют нашу гору Хуа! Если мы не можем поколотить этих сволочей, мы не годимся для того, чтобы носить имя Секты, которая нас вскормила и воспитала!

Это была довольно эффектная фраза. В глазах учеников горы Хуа блеснуло безумие.

— Похороните их!

— Аааа! Разобьем несколько голов!

Чхон Мён… нет, ученики горы Хуа побежали к ученикам секты Южного Острова с криками и буйствами.

Его статус: идёт перевод

Возрождение Хуашань ☣

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии