Ранобэ | Фанфики

Возвращение Профессора Рун

Размер шрифта:

Глава 171 — Изматывание

Контесса не могла вспомнить, когда она в последний раз чувствовала себя настолько измотанной. Она была уверена, что причина в том, что раньше ничего подобного просто не происходило. Прическа, аккуратно уложенная в локоны, была испорчена потом от знойного солнца. Рубашка промокла насквозь, а ноги болели.

С самого восхода солнца она бегала по кампусу Арбитажа, пытаясь найти Мокси. В ее комнате не было никаких следов, и Эмили тоже нигде не было.

Никто из учителей, которых Контесса отзывала в сторону, не имел ни малейшего представления о том, где она находится. Ей пришлось зайти Читай на ifreedom в Офис, где приемная была закрыта на ‘ремонтные работы’. Секретарша заставила Контессу подождать снаружи, пока она закончит трапезу. Это заняло четыре часа. Каждый раз, когда казалось, что еда вот-вот закончится, появлялся другой работник, который приносил дополнительные тарелки и снова уходил.

Глаз Контессы дергался так сильно, что она начала бояться, что он застынет в постоянном прищуре. Среди всех мест, на которые распространялось влияние Торринов, Офиса не было.

Арбитаж управлялся на средства всех благородных семей, что означало, что он был функционально нейтральной территорией. Любой, кто работал непосредственно на школу, был неприкосновенен. Поэтому Контесса ждала, не обращая внимания на взгляды студентов и преподавателей, проходивших мимо нее.

Но когда она наконец попала внутрь, Контесса не пробыла там и минуты. Секретарша выслушала ее просьбу и быстро покачала головой.

«О, вы должны были сразу сказать. Маг Мокси приходила не так давно. Она отправилась поговорить со Следователями. Я не знаю, что случилось потом».

Зубы Контессы скрипнули. Ее руки сжались в кулаки, и она сделала глубокий вдох, медленно выпуская воздух. «И где же находятся Следователи?»

«Здание прямо напротив нас».

Контессе едва удалось побороть желание пробить ногой стену. Она повернулась и выбежала из кабинета, стараясь захлопнуть за собой дверь. Но даже это небольшое удовлетворение было отнято у нее, когда руны в нижней части двери активировались, автоматически замедляя движение.

Дверь бесшумно закрылась, оставив Контессу снова стоять на улице. Ее лицо сделало несколько шагов по пути к удивительному подобию помидора, но после всего этого у нее наконец появилась зацепка.

Быстрым шагом она подошла к двери здания Корпуса следователей. Контесса подняла руку и постучала в дверь. Не более чем через секунду та распахнулась. Она подпрыгнула, удивленная тем, что в кои-то веки что-то быстро сдвинулось с места. Невысокий мужчина поднял на нее бровь, а затем нахмурился.

«Вы упали в озеро?»

«Нет», – огрызнулась Контесса. «Я здесь от семьи Торрин по официальному делу».

Мужчина наморщил нос и склонил голову набок. Очевидно, нынешний вид Контессы не слишком убедил его. Контесса поджала губы и мысленно досчитала до пяти, после чего выдохнула.

«Ну что ж, заходите, наверное», – сказал мужчина, отступая назад. «Я Блейк».

Контесса вошла следом за ним, и Блейк закрыл за ней дверь. Блейк увидел, как ее взгляд метнулся к стулу в конце комнаты, и прочистил горло.

«Пожалуйста, не надо. Вы намочите дерево и испортите его».

«Мне сказали, что ранее здесь побывала маг по имени Мокси», – сказала Контесса, из последних сил пытаясь сохранить самообладание. «Мне нужно срочно поговорить с ней. Вы не знаете, где она?»

«Мокси»? Кажется, кто-то вроде нее проходил мимо. Она покинула кампус Арбитажа на месяц».

«На месяц?» воскликнула Контесса. «Куда? Мне нужно поговорить с ней сегодня».

«Говорите тише», – раздраженно сказал Блейк. «У нас тут люди работают, знаете ли. Она говорила с Нейром, но он сейчас занят».

«Он найдет время для семьи Торрин. Этот приказ исходит непосредственно от Эвергрин». Контесса скрестила руки перед грудью. «Даже если вы не связаны с нашей семьей, Торрины внесли значительный вклад в развитие Арбитажа. Игнорирование нас ни к чему хорошему не приведет».

«Я бы посоветовал вам пойти принять душ и остыть, но…» Блейк пожал плечами и усмехнулся про себя. Не успела Контесса додумать его слова, как Блейк подошел к двери и постучал в нее. «Если вы его разозлите, это будет на вашей совести, леди».

Из-за двери донеслось приглушенное ругательство. Она распахнулась, явив взору очень раздраженного лысого мужчину. Он был на две головы выше Контессы, а через один глаз у него проходил неровный шрам, начинавшийся на лбу и заканчивавшийся на середине щеки.

Но не лысый мужчина привлек внимание Контессы. А тот, кто вышел из-за его спины. Сверкающая серебряная нога звонко ударилась о дерево. Она принадлежала седовласому мужчине с белыми прядями в бороде.

Контесса сглотнула, ее спина покрылась мурашками.

«Сильвертид», – сказала Контесса, делая шаг назад. «Я… я не знала, что вы здесь».

«А я и не знал, что мне требуется разрешение, чтобы где-то быть», – сказал Сильвертид, хмуро проведя рукой по бороде. «Должен ли я знать тебя?»

«Нет. Мы никогда не встречались», – заикаясь, ответила Контесса.

«А. У вас здесь фанат», – сказал лысый мужчина. «Еще один. Это что, пятый за сегодня?»

«Четвертый. Именно из-за твоего невнимания к деталям это дело до сих пор не закрыто, Нейр», – ответил Сильвертид. Он перевел взгляд на Контессу. «Боюсь, я не буду раздавать автографы».

«Я здесь не для этого», – сказала Контесса, наконец-то обретя словесную опору. «Мне сказали, что вы недавно разговаривали с Магом Мокси. Я представитель семьи Торрин, и нам срочно нужно поговорить с ней. Где она?»

«Мокси? Имя мне ничего не напоминает», – сказал Сильвертид, покачав головой. «Думаю, вы пришли не по адресу. Мы сейчас очень заняты, поэтому я вынужден попросить вас уйти».

Контесса уставилась на него. Она бросила отчаянный взгляд в сторону Блейка.

«Милая рыжеволоска», – сказал Блейк.

Нейр и Сильвертид уставились на него.

«Та, что путешествовала с чудаковатым (1) профессором первого ранга? Вас тогда тут не было, Маг Сильвертид».

Почему-то это произвело эффект узнавания и на Нейра, и на Сильвертида.

«О! Я помню его», – сказал Нейр. «Он отправился с другим профессором обучать их студентов. Я понятия не имею, где они сейчас. Этот парень – Вермил, кажется, его звали – формально является подозреваемым в нашем расследовании, Сильвертид».

Сильвертид наклонил голову в сторону. «Он? Ты никогда не упоминал об этом. Возможно, мы думаем о разных людях».

«Я и не знал, что вы с ним знакомы. Довольно непримечательный парень», – сказал Нейр, потирая подбородок. «Он только недавно достиг 2 ранга».

«Тот, с кем я встретился, тоже был профессором первого ранга». Сильвертид задумчиво кивнул. «Почему вы не сказали мне, что он был подозреваемым?»

«В то время он был первого ранга, Сильвертид. Не может быть такого, чтобы человек 1 ранга мог убить Великого Монстра 2 ранга».

Контесса прочистила горло. Оба мужчины снова посмотрели на нее, их взгляды потемнели от раздражения.

«Почему вы все еще здесь?» спросил Нейр.

«Есть ли способ найти их?» – спросила Контесса, ее уверенность рушилась под взглядом Сильвертида.

«Нет», – ответил Нейр. «Мы заняты. Если хотите помощи, ищите профессоров из Торринов. Мы вам не обязаны. Уходите».

У Контессы не было ни единого шанса возразить. Блейк вытолкнул ее за дверь и захлопнул ту за собой. Контесса стояла у здания и в недоумении смотрела на дорогу. Сжав руки в кулаки, она бросилась прочь.

Если они мне не помогут, тогда я сама разыщу Мокси. Я уже делала это раньше. Как далеко она могла забраться?

***

Ной стоял на одном из длинных пологих холмов Серых Курганов. В основном ровный ландшафт нарушали лишь случайные бугорки, которые торчали из земли, словно прыщи.

До возвращения в Арбитаж оставалось совсем немного времени, и он твердо решил получить третий ранг до того, как они отправятся в обратный путь. Ной стал охотиться по ночам на самое распространенное чудовище в Серых Курганах – крупное, размером с лошадь, существо-козу. У него были длинные завитые рога и неловко поставленные ноги, которые, казалось, вот-вот вывернутся из-под монстра, но так и не делают этого.

В досье козлиные монстры были названы Блеятелями (2), что вполне соответствовало совершенно не вдохновляющей схеме наименований, принятой в досье. Впрочем, Ной вынужден был признать, что название им вполне подходит.

Всю ночь воздух наполняли жуткие крики Блеятелей. Они звучали до жути по-человечески и были достаточно тревожными, чтобы Ной почувствовал себя гораздо лучше от того, что расправился с ними.

Он проверил с Разломом несколько их Рун, но ни одна из них не вызвала у него интереса. Их сырая энергия была гораздо полезнее, и именно это ему было нужно. Но Ной был заинтересован в том, чтобы не просто бездумно убивать Блеятелей.

У них было приличное количество энергии, но на заполнение Рун уходило немало времени. Он обнаружил, что его Руны растут заметнее всего, когда он убивает уникального монстра. Краб, которого Ревин вызвал еще в Красных Пустошах, дал Ною значительное количество силы.

И вот Ной вскочил на свой летающий меч и отправился на охоту. Серые Курганы находились так же далеко от Арбитажа, как и Красные Пустоши, и он был уверен, что где-то там его поджидают вариативные монстры.

Мокси присматривала за лагерем, и до возвращения оставалось несколько часов. Сегодня Ной был полон оптимизма. Что-то подсказывало ему, что ему повезет. Ветер хлестал его по прищуренным глазам, когда под ногами проплывали темные неприветливые равнины.

Ной обогнул высокий холм и заметил несколько сидящих на нем Блеятелей. Он не стал даже пытаться сражаться с ними. Чудовища кричали на него, но Ной лишь позволил вою ветра заглушить их.

Ною бросился в глаза холм странной формы. Казалось, будто что-то раскололо его примерно по центру, и он был открыт, как пасть земли. Холм был покрыт слоем густой коричневой травы, которая выглядела совершенно неуместно на фоне серого пейзажа. Еще более странным было неожиданное отсутствие звуков в окрестностях.

Я оставил свою тыкву в лагере на случай, если найду что-то очень сильное, но в этом районе очень тихо. Правда, на вершине одной из этих половин есть Блеятель. Интересно, почему здесь тихо – не то чтобы я жаловался.

Ной подлетел поближе, прищурился, разглядывая Блеятеля, но при этом старался держаться достаточно далеко, чтобы его не заметили. Когда он разглядел монстра получше, на его лице появилась ухмылка. По серому меху того пробегали полосы тускло-красного цвета, а на голове торчал единственный огромный рог.

Я знал, что где-то здесь должен быть вариант.

Ной направил свой летающий меч под углом вниз, падая с неба и вонзая меч в половину холма напротив вариантного Блеятеля. Он сделал несколько шагов, чтобы не упасть, затем выкопал меч из земли и сунул его за пояс.

Холм оказался немного круче, чем выглядел с воздуха, но Ной все равно поднялся на него, чтобы посмотреть на Блеятеля с другой стороны, готовясь применить свою магию.

К удивлению Ноя, чудовище исчезло. Он был уверен, что видел монстра на вершине холма, но теперь от него не осталось и следа. Глаза Ноя сузились, и он с порывом ветра взмыл в воздух.

Из-под земли под ним показался рог, и Блеятель вырвался из грязи, его кривые ноги заскрежетали, пытаясь найти опору, когда он вытаскивал себя из земли. Сумасшедший монстр двигался достаточно быстро, чтобы буквально бросить себя сквозь склон холма.

Ной приземлился напротив него, в его руке закрутился клубок ветра, а на губах заиграла ухмылка.

«Ну же», – сказал Ной, подзывая монстра к себе. «Давай сделаем это».

— — —

П.:

(1) – Блейк здесь называет Ноя «scruffy», что может быть переведено как «неряшливый», как и «чудаковатый». С первого раза выбрала второе слово, а теперь сомневаюсь)

(2) – Bleaters, по идее более правильный перевод «Крикуны», но поскольку это козы, и в кои то веки есть возможность найти подобное по звучанию именование, остановилась на Блеятелях.

Возвращение Профессора Рун

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии