Всегда есть Герой, который думает, что сможет завести Гарем

Размер шрифта:

Глава 81

Кан Жань неподвижно лежал на крыше, наблюдая за углом улицы. Вдруг его взгляд напрягся, и он быстро скатился с крыши, запрыгнул в комнату через окно и потряс лежавшего без сознания на кровати Цзоу Ланя.

— Поднимайся. Сюда идут солдаты.

Глаза Цзоу Ланя были накрепко закрыты, и он не ответил.

— Тц, он очень слабый. От простого лечения он до сих пор лежит без сознания. — Кан Жань с отвращением посмотрел на него. Он достал из одежды серебряную иглу и уколол ей Цзоу Ланя. Он подождал, пока Цзоу Лань не проснётся, и быстро сказал:

— В задней части комнаты есть тайный подвал. Иди спрячься там. Я буду наблюдать за передвижениями солдат. Не выходи без разрешения, понял?

Однако, Цзоу Лань вёл себя так, будто не услышал его. Проснувшись, он сразу потрогал лицо. Увидев на руках грязную, чёрную кровь, он пронзительно закричал и в ужасе посмотрел на Кан Жаня.

— Моё лицо! Что случилось с моим лицом? Брат Кан Жань, разве это был не антидот? Почему моё лицо теперь такое? Моё лицо изуродовано?

— Затихни! — Увидев его реакцию, Кан Жань пожалел, что разбудил его, и поднял руку, собираясь его вырубить. Он не ожидал, что распереживавшийся Цзоу Лань окажется таким ловким. Уклонившись от его руки, Цзоу Лань вцепился в неё и продолжил плакать:

— Брат Кан Жань, ты должен спасти меня. Исцели моё лицо, я не хочу всю жизнь так ходить. Ты должен мне помочь!

Подсчитав, сколько времени потребуется солдатам, чтобы добраться до этого дома, Кан Жань заволновался. Он стряхнул Цзоу Ланя с руки и пригрозил ему:

— Закричишь снова —- и я выброшу тебя на улицу. Если не хочешь умереть, заткнись и иди к чёрному ходу. Быстро!

Цзоу Лань испугался его убийственного лица. Рука, которой он держался за Кан Жаня, немного задрожала, после чего он ослабил хватку.

Кан Жань неожиданно почувствовал в руке лёгкое покалывание, но не обратил на него внимания. Увидев, что Цзоу Лань, наконец, послушно пошёл к чёрному выходу, он быстро повернулся к окну и выглянул наружу через щель. Правой рукой он коснулся гибкого меча, висевшего у него на поясе.

— Брат Кан Жань.

Он остановился, повернул голову и нетерпеливо усмехнулся:

— Почему ты ещё здесь? Так хочешь умереть?

Цзоу Лань, с жутким лицом, покрытым чёрной кровью, вдруг улыбнулся и махнул ему:

— Спасибо за спасение. Желаю тебе безопасного путешествия в мир иной.

— Ты с ума сошёл? Ещё не- — он резко замолчал, когда почувствовал в руке мучительную боль, быстро распространившуюся по его телу. Он с недоверием посмотрел на Цзоу Ланя, и меч выпал из его руки.

— Ты…

Он с громким стуком упал на пол.

Цзоу Лань подошёл, пнул его, вытер его лицо рукавом и посмотрел на свои ногти. Он усмехнулся:

— Мужчины действительно ненадёжные и бесполезные существа… Бесполезный мусор, как жаль, что бабушка тебе доверилась! — он присел и обыскал тело Кан Жаня на предмет скрытого оружия. Он послушал, что происходит снаружи дома, поднял подол одежды и побежал к чёрному ходу.

Когда Е Чжичжоу проснулся, небо уже потемнело, а Шэнь Тинвэй до сих пор не вернулся. Его духовные силы немного восстановились. Поднявшись и умывшись, он позвал охранника и спросил:

— Они ещё не поймали его?

Охранник опустил голову.

— Генерал пошёл искать преступников в месте, которое вы назвали, и действительно нашёл там следы заключённого… Но самого заключённого… там не было.

— Не было? — Е Чжичжоу удивился. — Как его могло не быть? Тогда что насчёт Кан Жаня?

— К тому времени, как мы пришли, Кан Жань уже лежал на земле без сознания, он был тяжело отравлен. Генерал позвал доктора, чтобы его исцелили.

Кан Жань был тяжело отравлен? Е Чжичжоу потёр лоб, не понимая такого развития сюжета. Он думал, что, когда проснётся, узнает, что Кан Жаня и протагониста арестовали. Он не ожидал, что случится такое… Может, поэтому возможность влюбиться упала до 50%? Протагонист отравил Кан Жаня? Слабый гер, которого держали в тюрьме несколько дней, смог отравить профессионального убийцу?

Он глубоко вдохнул, пытаясь унять снова появившуюся головную боль. Он слабым голосом сказал:

— Отведи меня к генералу. Мне нужно кое о чём спросить Кан Жаня.

Охранник на мгновение заколебался и опустил голову ещё ниже.

— Дело в том, что… боюсь, Кан Жань до сих пор без сознания… Доктор сказал, что яд в его теле слишком серьёзный и уникальный, поэтому он не сможет быстро создать антидот.

Как бесит. Е Чжичжоу махнул рукой и вышел из комнаты.

— Ничего. Я могу исцелить его от яда. Пойдём.

Охранник удивился и поспешил за ним. В его взгляде появилось почитание. Жена генерала могла справиться даже с таким серьёзным ядом. Ранее она даже помогла генералу найти, где скрывался заключённый. Поразительно!

Кан Жаня поместили в другую гостиницу, в которой проживали солдаты, чтобы перекрыть ему любые пути к отступлению.

Е Чжичжоу распахнул дверь и кивнул Шэнь Тинвэю. Он подошёл к кровати, включил функцию сканирования зеркальца и проверил тело Кан Жаня. Получив результаты сканирования, он достал пилюлю детоксификации и наклонился, чтобы скормить её Кан Жаню.

— Что ты здесь делаешь? — Шэнь Тинвэй взмахом руки приказал охраннику уйти. Он с мрачным лицом подошёл к Е Чжичжоу, коснулся его рук и сказал:

— Ночью холодно. Почему ты не надел плащ? — сказав это, он взял со стула свой плащ и накинул его на Е Чжичжоу.

— Я спешил и забыл о нём. — Е Чжичжоу, наконец, почувствовал, что ему немного холодно. Завернувшись в плащ покрепче, он достал фарфоровую бутылочку, открыл её и поводил ей у носа Кан Жаня. Наконец, он выдохнул от облегчения.

— Я успел. Если бы я опоздал на полчаса, даже бессмертные не смогли бы его спасти.

Шэнь Тинвэй сел на стул у кровати и посмотрел на Кан Жаня. Тон его голоса был тяжёлым.

— Это бесполезно. Обычный антидот не сработает. Яд в его теле распространяется слишком быстро и уже проник в его внутренние органы.

Только тогда Е Чжичжоу вспомнил, что его любимый ещё не знает, что у него есть особые пилюли. Уголки его рта приподнялись, и он дал ему в руки пилюлю-антидот.

— Я исцелил его с помощью этой пилюли. Вот, возьми. Если тебя когда-нибудь отравят, воспользуйся ею. У меня таких более чем достаточно.

На лице Шэнь Тинвэя появилась редкая взволнованность.

Словно подтверждая слова Е Чжичжоу, Кан Жань заворочался в кровати и открыл глаза. Когда он понял, что рядом с ним кто-то есть, его первым инстинктом было встать и атаковать, но он тут же почувствовал ноющую боль в теле. Он глубоко вдохнул и невольно свернулся в клубок.

Шэнь Тинвэй протянул руку, чтобы проконтролировать движения Кан Жаня, но был остановлен Е Чжичжоу.

— Мне нужно его кое о чём спросить, не надо снова его вырубать, — после этих слов он достал пилюлю, которая расслабляла мускулы, силой открыл Кан Жаню рот и скормил её ему.

Боль постепенно прошла, но двигаться Кан Жань не мог. Он с ненавистью посмотрел на Е Чжичжоу.

— Что ты мне дал?

— То, что спасло тебе жизнь. Или ты предпочёл бы остаться отравленным? — когда Е Чжичжоу увидел его, он вспомнил о пропавшем протагонисте. Он был очень возмущён. — Не знаю, зачем ты спас Цзоу Ланя, но теперь ты на себе прочувствовал последствия этого. Где Цзоу Лань? Где он вероятнее всего спрятался бы, после того, как отравил тебя? В каком направлении он мог убежать?

Воспоминания о том, что случилось перед тем, как он потерял сознание, постепенно возвращались к Кан Жаню, и он с ненавистью заскрипел зубами.

— Та шлюха!

[Возможность, что Кан Жань и протагонист влюбятся друг в друга, упала до 20%. Да будет пользователь упорен в своих усилиях.]

После того, как его чуть не убили, его возможность влюбиться всё ещё не упала до нуля? Неплохо, неплохо. Е Чжичжоу разозлился ещё сильнее и продолжил:

— У меня нет времени ждать, пока ты закончишь себя жалеть. Сейчас же скажи мне, куда убежал Цзоу Лань?

Кан Жань мрачно посмотрел на него и отвернулся.

— На этой земле нет хороших геров. Просто убей меня!

Е Чжичжоу со злостью вдохнул. Как в этом мире может быть такой человек? Тролль! Ему хочется забить его до смерти! Несмотря на то, что количество пилюль не было ограничено, их нельзя было есть как конфеты! Поведение Кан Жаня заставляло его жалеть, что он его спас.

Когда Шэнь Тинвэй услышал слова Кан Жаня, его лицо потемнело, и он просто взял и ударил Кан Жаня несколько раз. В результате глаза Кан Жаня закатились, и он потерял сознание.

— Что ты с ним сделал? — Е Чжичжоу удивился и потянул его за рукав. — Я ещё расспрашивал его о местонахождении Цзоу Ланя…

— Не волнуйся. Он очнётся минут через десять. — Шэнь Тинвэй успокаивающе взял его за руку. Он поднял его на ноги и отвёл к соседней комнате. — Оставь его допрос мне. Отдохни пока в соседней комнате, я скоро закончу.

Е Чжичжоу пассивно следовал за ним, испытывая некоторые сомнения.

— Ты уверен, что справишься? — он с одного взгляда мог сказать, что Кан Жань был крепким орешком. Цзоу Лань уже одурачил его, а он всё равно отказывался говорить. Он также был очень требовательным по отношению к себе.

— Верь мне. — Шэнь Тинвэй огладил его лицо, частично утешая его, частично толкая в соседнюю комнату, одновременно с этим требуя принести ему полночный перекус.

Через пять минут Е Чжичжоу доставили миску горячей и вкусной лапши с говядиной. Он только взял лапшу палочками, как услышал из соседней комнаты пронзительный крик.

Его палочки задрожали, а лапша упала обратно в миску.

Он удивлённо посмотрел в сторону соседней комнаты, немного подумал и решил притвориться глухим, полностью посвятив себя поеданию лапши. В древние времена методы допроса были довольно жестокими… Если его любимый правда сломал этого человека, ему остаётся лишь позже тайком его подлечить.

Через пятнадцать минут он насытился, а крики из соседней комнаты прекратились. Ещё через две минуты Шэнь Тинвэй открыл дверь и вышел из комнаты с всё тем же жёстким и непроницаемым лицом.

Е Чжичжоу положил палочки и вытер рот. Он прошептал:

— Ты закончен?

— Допрос окончен. — Шэнь Тинвэй подошёл к нему и посмотрел на его миску с лапшой. Он увидел, что большая часть миски была пустой. Он с неохотой погладил его по волосам, чувствуя удовлетворение, после чего поднял его на ноги.

— Я ещё не расспрашивал его в деталях, можем спросить вместе. Он больше не будет молчать.

Е Чжичжоу не увидел изуродованной плоти и крови, которых ожидал. Руки и ноги Кан Жаня были невредимы, как и его лицо. Вот только смотрел он на Шэнь Тинвэя одновременно злым и испуганным взглядом, как мышь, увидевшая кошку.

Е Чжичжоу осторожно задал несколько вопросов, и Кан Жань ответил на них все, ничего не скрывая. Закончив с этим, он удивлённо потянул Шэнь Тинвэя и осмотрел его сверху донизу, после чего спросил:

— Что ты с ним сделал? Почему он стал таким послушным? — он послушный как китайская капуста, которую он лично вырастил, как будто с ним можно было делать, что пожелаешь.

— Я всего лишь использовал морковку и палку. — Шэнь Тинвэй крайне наслаждался тем лицом, которое он сейчас сделал, и его голос стал мягче: — Ладно, можешь идти поспать. Я разберусь с остальным.

Духовные силы Е Чжичжоу ещё не восстановились полностью, и он был сейчас не в лучшем состоянии, но он усвоил урок, когда поспал в прошлый раз и, проснувшись, обнаружил, что сюжет в полнейшем беспорядке. Он не мог позволить себе проигнорировать что-либо и оставить всё на любимого.

— Я иду с тобой. — Он схватил Шэнь Тинвэя за руку и настоял: — Моё сердце не успокоится, пока мы не найдём Цзоу Ланя.

Шэнь Тинвэй нахмурился, сжал его руку в ответ и увидел, что Е Чжичжоу молча на него смотрит. Он беспомощно согласился:

— Тогда ты должен идти со мной и никуда не убегать.

Е Чжичжоу быстро кивнул.

— Конечно!

Муж и жена пошли в атаку в месте, естественно, результатом этого стало… Неожиданно, результата не было.

За три дня, которые город был закрыт, несколько раз проводился тщательный обыск. Однако, Цзоу Лань будто исчез из этого мира: они не смогли найти никаких его следов. Людям Лучжоу всё ещё нужно было выходить из города, поэтому городские ворота нельзя было держать закрытыми всё время. Не имея выбора, правительство могло лишь с неохотой открыть ворота, обыскав город в последний раз.

К тому времени, как прошла неделя, окружающие деревни, городки и леса были проверены, но ничего найти не удалось. Император уже просил Шэнь Тинвэя вернуться, а со стороны семьи Цзоу Е Чжичжоу просила вернуться Юань Хуэй. У них не было выбора, кроме как вернуться в столицу.

Вернувшись в столицу, они отдохнули денёк, после чего Е Чжичжоу приехал в особняк семьи Цзоу с группой личных охранников Шэнь Тинвэя. Он смерил старую мадам Цзоу и её слуг взглядом. Цзоу Цин не успел выплюнуть ни одну из претензий, которые копил в себе последние две недели, как шокирующие действия Е Чжичжоу заставили его глупо замереть на месте.

— Что ты творишь! — он вышел вперёд, пытаясь оттолкнуть охранника, который прижимал к земле старую мадам Цзоу, но охранник преградил ему путь мечом. Ему оставалось лишь со злостью посмотреть на Е Чжичжоу и усмехнуться: — Тебе недостаточно арестовать своего собственного брата, теперь ты хочешь арестовать ещё и свою бабушку?! Чего ты пытаешься достичь?

— Отец, присмотрись. Это правда моя бабушка? — Е Чжичжоу не волновала злость Цзоу Цина. Он развернул портрет и показал его ему, низким голосом сказав: — Это портрет бабушки, который дедушка заказал для неё. Отец, тебе следует внимательно на него посмотреть.

Взгляд Цзоу Цина упал на портрет, и он нахмурился.

— Что ты пытаешься здесь устроить? Разве это не твоя бабушка? Отпусти её!

Этот слепец… он заслужил все эти года называть матерью другую женщину!

— Посмотри внимательнее на лоб, волосы на висках и, особенно, на уши. — Он придвинул портрет ближе, чуть ли не впечатывая его в лицо Цзоу Цина. — У моей настоящей бабушки большие и пухлые мочки ушей. Волосы на правом виске длиннее, чем на левом, а у этой… — он указал на «Старую мадам Цзоу», которая всё это время молчала, сохраняя подобающее официальной жене поведение, и усмехнулся: — Её мочки ушей маленькие и тонкие, а волосы на висках симметричны. Очевидно, что это не тот же человек, что на портрете!

Цзоут Цин выслушал его, посмотрел на портрет, а затем, в шоке, на свою «мать».

— Что происходит?

— Отец, ущипни себя за мочки ушей и вспомни о мочках ушей тёти Тао. Видишь? — Е Чжичжоу убрал портрет и передал ему потрёпанные семейные записи. — Это бабушкины семейные записи. Ты поймёшь всё, прочитав их.

Цзоу Цин быстро взял записи, открыл и наскоро прочитал их.

— В этом нет необходимости. — Старая мадам Цзоу вдруг шагнула вперёд и спокойно сказала: — Цин-эр, я не твоя настоящая мать. По крови тебе следует звать меня тётушкой.

Цзоу Цин сжал руки, которые держали семейные записи, и посмотрел на неё с искривлённым лицом.

— Ты тётушка, которая должна была приехать ко мне домой, но была убита по пути?

— Да, это я. — Она отряхнула рукава и поправила шпильку, державшую её причёску. Она равнодушно сказала: — Я убила твою мать, а ты убил мою дочь. Мы квиты. — Когда она посмотрела на Е Чжичжоу, уголки её рта приподнялись в яростной, мрачной улыбке. — Ты самая большая случайность в моём плане. Я должна была убить тебя ещё тогда.

— К сожалению, ты этого не сделала. — У Е Чжичжоу была пара способов пробить на эмоции этого старого монстра. Он медленно и неспешно сказал: — У тебя больше нет возможность убить меня, но у меня ещё есть возможность убить твоего внука.

Дряблое лицо старой леди на мгновение задрожало, затем она вдруг достала пилюлю и проглотила её. Она громко рассмеялась и сказала:

— В любом случае, вся моя жизнь была успешной! Все вы, неудачники, были одурачены мной! Вы были игрушками в моих руках!

Е Чжичжоу холодными глазами наблюдал за тем, как она смеётся. Он посмотрел, как она выплёвывает кровь и падает на землю, после чего с неприязнью сказал:

— Очень храбро совершать суицид после того, как всё раскрылось. Жить под чужой личиной всю свою жизнь, сдерживать свою натуру, чтобы играть другого человека, и даже не позволять своей дочери называть тебя «матерью» при свете дня. Ты не осмелишься отправиться к своим предкам после смерти, и в реинкарнации тебя не будут сопровождать родственники… Если такая жизнь считается успешной, то, признаю, ты очень хорошо себя обманываешь. Не волнуйся, твой внук не последует твоим «успешным» путём. Его ждёт другой конец.

— Нет… — её тело задёргалось, а свет в глазах начал тускнеть. Её пальцы крепко ухватились за трещины в кирпиче и камни на земле, она хрипло сказала, хватая ртом воздух: — Лань-эр, ты правда часть семьи Цзоу… Сяо Дун, Сяо Дун…

Семейные записи выпали из рук Цзоу Цина, и он опустился на колени, хватаясь за волосы и чувствуя, как разваливается на части. Мотая головой, он горько причитал:

— Нет… это неправда… это неправда…

Е Чжичжоу посмотрел на Цзоу Цина, а затем, со вздохом, на упавшую на землю старую леди. Слова, которые он сказал ранее, можно было применить и к нему. Он жил как кто-то другой, пытался имитировать личность оригинального владельца тела перед родственниками. Если подумать, разве это не то же самое? Разве это не также нелепо и отвратительно, как то, что делала старая мадам?

Юань Хуэй, всё это время наблюдавшая за происходящим от входа во двор, медленно подошла и встала позади него. Она похлопала его по плечу и мягко сказала:

— Минмин, обед готов. Мама лично приготовила для тебя твою любимую пьяную утку. Пойдём, иначе всё остынет.

[Пьяная утка — жареная утка, маринованная в вине или хересе.]

Он отмахнулся от вдруг появившихся мрачных мыслей и повернулся к ней с улыбкой. Задание ещё не окончено, спектакль продолжается. Ему остаётся надеяться на то, что он останется верным себе и постарается, чтобы люди, о которых заботился оригинальный владелец тела, были счастливы и в безопасности.

Через полмесяца ситуация семьи Цзоу стабилизировалась. Цзоу Цин не стал организовывать похороны для фальшивой старой мадам Цзоу. Он сказал, что «Старая мадам Цзоу» вернулась на родину, чтобы отдохнуть и восстановиться. После Цзоу Цин серьёзно заболел. Цзоу Юань, старший сын семьи Цзоу, который покинул дом для обучения, наконец, вернулся домой. Ноша была снята с плеч Юань Хуэй, и Е Чжичжоу, наконец, можно было не мотаться между двумя семьями.

Ещё шесть месяцев прошло мирно. Цзоу Лань будто испарился. Возможность влюбиться у двух духовных флагов упорно оставалась на 20%, несмотря на то, что Фей Цзиньчу и Кан Жань ненавидели Цзоу Ланя всей душой.

Одним обычным днём группа сада Чуньсы приехала в особняк Шэнь, чтобы выступить перед старой мадам Шэнь. Е Чжичжоу лежал в павильоне в саду, поедая виноград и не желая сдвигаться с места.

[Возможность, что Фей Цзиньчу, Кан Жань и протагонист влюбятся друг в друга поднялась до 30%. Прошу пользователя обратить внимание! Прошу пользователя обратить внимание!]

Он тут же сел и чуть не подавился виноградиной.

Всегда есть Герой, который думает, что сможет завести Гарем

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии