Ранобэ | Фанфики

Выживая в игре за варвара

Размер шрифта:

Глава 193 — Бифрон (Часть 3)

На 3-ем этаже таверны, где всегда собиралась команда «Яблочный Нарак», Рейвен издала нехарактерный вздох. Причиной этого вздоха стало отсутствие на собрании одного человека в силу непредвиденных обстоятельств.

— Ну что ж, мы все собрались, как и обещали, но в таком составе мы не сможем провести распределение.

Прошло уже 3 дня с тех пор, как они вернулись в город. По поручению отсутствующего лидера Рейвен посетила Коммельби и самостоятельно продала всю добычу. Сумма составила 152,4 миллиона камней.

— 100 миллионов?! Я никогда раньше не слышала о такой сумме!

— Ого, это сумма даже за вычетом взятого нами снаряжения?

— Ну, это было то же самое, что продать снаряжение, собранное у семи исследователей среднего ранга. Номерной предмет «Узел Лисьего Пламени» был только зарегистрирован на бирже и еще даже не продан.

— …Я, конечно, ожидал большую сумму, но это действительно невероятно.

Как только они услышали сумму, все ахнули. Это была именно та реакция, на которую она рассчитывала, но почему ей казалось, что чего-то не хватает? Рейвен неосознанно посмотрела на пустое место за столом.

Я не замечала его, когда он был здесь, но без него как-то скучновато.

Бьорн, сын Янделя, лидер команды «Яблочный Нарак» и воин-варвар, выполнявший функции стража команды. Если бы он был здесь, они бы уже вели войну нервов по поводу коэффициента распределения.

Разговор шел бы примерно так:

— Ты хочешь получить 40% от стоимости эссенции Мантикоры, потому что это особая добыча? Какой странный расчет. Может быть, если бы мы выиграли в тот день в кости, но она была получена от дворфа, поэтому будет справедливо распределить его поровну.

— Тогда как насчет 20 миллионов камней, полученных в качестве платы за труд?

— Ты, безусловно, получишь обратно стоимость пробирки. Но 40% от платы за труд? Насколько я помню, в соглашении о распределении особой добычи не было пункта о плате за труд?!

Он бы рассмеялся и, как всегда, предложил бы новый компромисс. В тот момент она думала, что это просто ради выгоды, но, возможно, это было не совсем так.

— Аруру, о чем ты думаешь?

— Да так, ни о чем.

Рейвен отмахнулась от своих мыслей и прервала болтовню.

— Если никому не нужны срочные деньги, я придержу это до возвращения мистера Янделя.

— Хорошо, конечно. Айнар может просто занять у меня денег.

— Снова? Я опять должна занимать деньги!?

— В любом случае, у тебя недостаточно денег, чтобы вернуть долг. Если ты возьмешь деньги заранее, это только усложнит расчеты для Аруру. Так что просто подожди до тех пор, хорошо?

— Хорошо!

— Хм, они сказали 20 дней, верно? Сейчас осталось чуть больше двух недель.

По какой-то причине Рейвен почувствовала себя странно. Она сама предложила это, но разве это нормально — так просто согласиться на то, чтобы один человек хранил товары на сумму более 100 миллионов камней? Обычно нет. Как маг, Рейвен не удержалась от вопроса.

— Разве вы все не волнуетесь? Я сказала, что буду держать их у себя.

— Хм?

— Волноваться? С чего бы это!?

Реакция была такой, как будто она задала странный вопрос. От этого она почувствовала себя еще более странно. Это было неплохое чувство, но его было трудно понять.

Может быть, поэтому он тогда использовал магию пробуждения?

Когда она впервые услышала эту историю от Бьорна, то подумала, что он слишком наивный человек. Ведь маг из Магической Башни никогда бы не сделал ничего подобного. Но теперь она могла понять его решение. Не на много, но, может быть, на 1%.

— В любом случае, на сегодня повестка дня исчерпана.

После того как цель встречи была выполнена, они вместе поели и поболтали о разных вещах. Естественно, большая часть разговоров была посвящена их отсутствующему лидеру.

— Арурунг, что это за место — Бифрон?

— …Плохое место. Там даже добродетельные люди становятся мерзкими.

— Вот что делают с человеком нищета и голод.

— Мистер Урикфрид, вы испытали это на себе?

— …На своем 3-ем году у меня произошел случай, когда я потерял все свое снаряжение. Мне пришлось жить только на каменном хлебе целый год, чтобы едва накопить деньги, и встать на ноги. Да и налоги я платил с трудом.

Атмосфера стала немного тяжелее. Миша осторожно произнесла:

— С ним все должно быть в порядке, правда? С Бьорном?

— О чем вы беспокоитесь, мисс Карлштейн? Он сильный, у него есть деньги. Какие у него могут быть трудности? Он, наверное, сейчас расслабляется как в отпуске.

— Мм… надеюсь, что так…

Рейвен ухмыльнулась и покачала головой. Что можно сказать влюбленной девушке, чтобы утешить ее в такой ситуации? В этот момент Миша казалась ей очень Айф_ридом_су милой.

Она на год старше меня…

Почему-то ей даже стало завидно.

Смогу ли я когда-нибудь сделать такое лицо в отношении кого-то?

Сейчас представить это было нелегко. Миша повернула голову, смутившись, что на нее смотрят, и невинно ущипнула Айнар за бок.

— Айнар, перестань есть мясо и скажи что-нибудь. Разве ты не беспокоишься о Бьорне?

— …А? О Бьорне? Почему я должна беспокоиться о Бьорне? Бьорн — великий воин! Без закона он будет жить лучше!

Это был поистине варварский ответ.

Обычно в этот момент следовало бы покачать головами в знак неодобрения.

—…

Но все молчали, как по команде. Причина была проста.

Казалось, что так и будет. Ведь это был человек, который умело обходил закон и делал все, что хотел.

***

Я закричал.

Громче, чем когда-либо.

— Бехеллаааааа!

В данный момент я находился на террасе 4-го этажа старого здания административного офиса 14-го округа. На уровне земли в ряд стояли 514 человек, и сейчас они должны были предпринять только одно действие. Поскольку я крикнул первым, их задача состояла в том, чтобы крикнуть в ответ.

— Бехеллааа!

Это был результат моих достижений за 3 дня пребывания в этом месте. Я стал боссом Западного Альянса, который занимал западный район Бифрона. Это было не сложно. Потому что там, где нет закона, было бы естественно и логично, чтобы сила стала законом. Если говорить коротко, то я просто пришел и разгромил все.

— Слишком тихо!

— Бехеллааааа!

— Громче!

— Бехеллааааааааааааа!

Теперь, когда у меня были подчиненные, я учил их боевому кличу варваров, но у них не очень получается. Я догадался, что это потому, что среди всех этих людей не было ни одного варвара.

Потребуется некоторое время, чтобы я был удовлетворен. Если бы кто-то задал фундаментальный вопрос, почему я вообще учу их этому, у меня был бы только один ответ: Я был корейским варваром, унаследовавшим гуманитарный дух. Конечно, хорошим нужно делиться.

— Бехеллааааааааааа!

Это все еще не соответствовало моим стандартам, поэтому я взялся за свою булаву, от чего их крик стал еще громче.

Ладно, этого достаточно.

— На сегодня закончили! Идите и веселитесь! Только не делайте ничего, что могло бы навредить другим!

— Да, сэр!

Закончив регулярный утренний сбор, начатый впервые сегодня, я отпустил своих подчиненных. Многие из них были на костылях из-за переломов ног, но с помощью своих коллег они смогли благополучно покинуть помещение.

Теперь и мне пора было начинать свое утро.

— Чай готов.

Войдя в комнату, мужчина со стрижкой «медуза», лишенной макушки, поклонился и подал мне поздний завтрак.

До вчерашнего дня он был боссом Западного Альянса. Он страдал от сильного выпадения волос, поэтому обычно носил парик, но я сказал ему, чтобы он перестал носить его с этого момента. Подчиненный не должен ничего скрывать от своего босса, верно?

— Чай с хлебом, да?

Увидев завтрак, поданный на стол, я не мог не вздохнуть.

— Ты издеваешься? Принеси мне вина и мяса.

— Что? Ах, да! Простите. Я не знал, что вы хотите, поэтому подал, что ел обычно…

— Из-за того, что ты ешь на завтрак что-то подобное, хотя ты еще молод, у тебя уже выпадают волосы.

— Э-это из-за яда ведьмы!

Ага, конечно. Если бы это было так, то все здесь были бы лысыми.

— Не надо придумывать глупые оправдания.

—…

После недолгого ожидания на стол было подано жареное мясо с хрустящей корочкой, приготовленное на гриле.

Как обычно, я ел его голыми руками. Благодаря толстой коже на руках и высокой огнестойкости это не составило труда.

— Ты, как тебя зовут? Я не помню.

— Это потому что, вы не спрашивали…

Это что, бунт?

Как раз в тот момент, когда эта мысль пришла мне в голову, он понял свою ошибку и быстро исправил свои слова.

— Джинкасар Фельджайн.

— Необычно. Откуда это имя родом?

— Он происходит из южно-центрального региона.

О, значит, его предки были жителями пустыни. Неудивительно, что его кожа была такой темной.

— Хм…

Я некоторое время наблюдал за ним и размышлял. Джинкасар Фельджайн? Это было слишком сложно произнести. Для практичности его следовало бы сократить. Ладно, раз уж он был мистером Джин…

— Джинджин. Да, Нытик* звучит хорошо.

*Прим.перев.: На корейском Джинджин значит «нытик».

— …Простите?

— С этого момента я буду называть тебя Нытик.

Ответ последовал только после долгой паузы.

— …Да.

— Ты должен был добавить в конце «босс».

— Да, босс…

Нытику, похоже, совсем не нравилось его новое имя, но что поделаешь?

Если не нравится, не надо было проигрывать или, по крайней мере, лучше управлять своими подчиненными, чтобы они не начали со мной драться.

— Воды.

— Простите?

— Воды.

— Ах, да!

После еды я проглотил противоядие, которое дал мне рыцарь, запив его водой. Не зная, из чего оно сделано, я отнесся к нему с опаской, но поскольку Рейвен гарантировала его безопасность, я был уверен, что все в порядке.

Не приняв его, я еще больше забеспокоился.

Бифрон был округом, где защитный магический круг был поврежден. Яд ведьмы, который привел мир к концу, просачивался внутрь даже в этот момент, и все жители этого округа были подвержены его воздействию. Яд ведьмы можно было принять за радиоактивность, но как и положено в этом фэнтезийном мире, у него есть своя особенность.

Людям до 15 лет он не оказывает влияния. После этого вероятность ее проявления возрастает в зависимости от времени воздействия.

Если объяснять это в игровом смысле, то Бифрон — это место, покрытое вероятностными ловушками, способными вызвать мгновенную смерть. Для взрослых продолжительность жизни после депортации составляла 8-9 лет, и то только потому, что защитный магический круг работал наполовину. Если они покидали стены замка, то умирали в течение суток.

Хотя, за пределы города еще никто не выходил.

Мир за пределами города тоже был мне неизвестен. Даже в игре он был полностью заблокирован системой.

— Я сыт. Давай прогуляемся.

— …Я сопровожу вас.

Я взял Нытика на прогулку и бесцельно шагал в одном направлении, задавая вопросы, которые меня интересовали. Поскольку он когда-то был главой организации, он был более осведомлен, чем тот паренек, который вел меня в первый день, и даже на странные вопросы отвечал искренне. Он даже душу вкладывал, чтобы я стал настоящим боссом.

— Спрашивайте меня обо всем, что хотите знать. Я, Джинкасар Фельджайн, отвечу на все.

Что ж, его скрытые мотивы были слишком очевидны. Наверное, он думал, что ему придется терпеть это только 20 дней, после чего я уйду. А если он попытается нанести мне удар в спину, его наверняка убьют.

Должен ли я поблагодарить этого парня?

Конечно, я не планировал, что меня сошлют на Бифрон, и что проглочу Западный Альянс, но и без плана тоже не обошлось. Нравится мне это или нет, но я останусь здесь на 20 дней. Я рассудил, что будет меньше хлопот, если я немного освоюсь здесь. Кроме того, я хотел кое-что проверить лично. Ну, и не могу сказать, что мне не было скучно.

— Но, босс, как далеко вы собираетесь идти? Мы уже в восточном районе.

— Просто следуй за мной.

Когда утренняя прогулка затянулась более чем на 2 часа, Нытик выразил сомнения.

— Но ведь дальше только городские стены…

— Это и есть место назначения.

Пустая городская стена? Почему?

Этот вопрос пронесся в его голове, но Нытик больше не задавал вопросов. За один день он научился разговаривать со мной.

*Топ!*

Так мы оказались на улице у городской стены. Я забрался на крышу самого высокого здания, и стал наблюдать за стеной.

Здесь всё тоже самое.

Как и в других округах, на стене стояли солдаты.

Я всегда задавался вопросом: Почему солдаты наблюдали за этой стороной, а не снаружи?

Я спросил об этом Нытика, но ответ был таким.

— Не знаю точно. Наверное, на случай, если кто-то попытается выйти наружу.

Честно говоря, я тоже так думал. И все остальные тоже так считали.

Но…

Зачем это делать в Бифроне?

С точки зрения королевской семьи, было бы лучше, если бы эти люди исчезли.

Более того, если эти они погибнут от яда ведьмы, пытаясь перелезть через стену, это только поможет доказать легитимность королевской семьи.

Странно это все.

Это противоречие бросилось мне в глаза сразу же, как только я прибыл сюда. Защитный магический круг Бифрона был сломан, поэтому даже дозорных на городских стенах приходилось снабжать противоядием. И все же они тратят свои ресурсы на то, чтобы выставить дозорных здесь?

Здесь что-то есть.

Это была моя интуиция, та самая интуиция, которая позволила мне обнаружить бесчисленные скрытые части. Но сколько я ни вглядывался в стены, сколько ни приводил в порядок свои мысли, ответ не приходил. У меня появилась правдоподобная гипотеза, но доказательств для ее подтверждения все равно было недостаточно.

— Давай вернемся. Я хочу есть.

— Да, босс.

Вскоре я оторвал взгляд от стены и обернулся. В этот момент на улице внизу показалась группа из нескольких десятков человек.

— Восточные ублюдки. Похоже, они узнали, что вы здесь. Что будете делать?

Хотя он задал вопрос, по глазам Нытика было видно, что он ожидает, что я раздавлю их так же, как и его группу. Слишком легко читается.

— Все в порядке. Веди меня обратно на нашу территорию. Лучше не ввязываться в это…

Как раз в тот момент, когда я собирался уйти, я застыл как камень. Среди восточных ублюдков было знакомое лицо.

…Амелия Рейнвейлс?

Почему она здесь?

Выживая в игре за варвара

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии