Ранобэ | Фанфики

Выживая в игре за варвара

Размер шрифта:

Глава 248 — Древо Дворфов (Часть 2)

В тот день вождь сказал мне:

«Если хочешь получить мое место, стань сильнее, воин. И докажи, что ты достоин. Я буду присматривать за тобой».

Если я докажу, что достоин, он уступит мне должность. Но как я должен доказать это? Не было необходимости спрашивать, потому что варвары знают только один способ.

— Подожди, давай пойдем в другое место!

—…Ты действительно мудрый воин.

Битва, которая едва не началась в помещении, — благодаря моей проницательности — была перенесена на открытое поле, и…

— Бехеллаааааааа!

— Бехеллааааааааааа!

Сражение началось с того, что мы с криком бросились друг на друга.

*Баннгггг!*

Вождь безжалостно замахнулся топором, когда-то обезглавившим Ореума, сына Кадуа, а я, используя приобретенные навыки, отбивался.

Но если говорить только о результатах…

— Я победил.

Примерно через час боя я потерпел поражение. Причиной стал недостаток навыков. Это было связано с тем, что мы с вождем были одного типа.

Если бы наши позиции были совершенно разными, то постепенно появлялись бы переменные, но поскольку он превосходил меня по силе, то никаких изменении не было до самого конца.

Как и ожидалось, я еще не готов.

Я спокойно принял поражение.

Конечно, результат мог быть и другим, если бы это был не спарринг.

В спарринге нельзя было использовать грязные приемы по типу брызгать противнику в глаза [Кислотной Жидкостью] или говорить глупости, чтобы отвлечь перед внезапной атакой. Более того, в поединке на земле, когда у меня были связаны руки и ноги, я не перекусил ему глотку зубами.

Проще говоря, пришлось драться без коронных приемов.

В таком случае, что же насчет «доказательства»?

— Ты все еще недостаточно хорош, — сказал мне вождь. — Если хочешь занять мое место, стань сильнее.

А я-то думал, что линия отсечки где-то на 6-ом этаже.

Разве я еще не там?

Я был уверен, что он не откажется дать мне должность вождя, если я его не одолею…

— Ты не можешь победить даже такого старика, как я.

Возможно, так оно и было.

Чтобы победить исследователя с 8-го этажа…

Потребуется немного больше времени.

Я отбросил свое нетерпение. Это тоже было одним из преимуществ варваров.

Даже если мне не удастся добиться успеха, я ничего не потеряю. Напротив, я мог многое приобрести. Хотя мое тело было покорежено до такой степени, что мне пришлось выпить несколько склянок зелья, как только матч закончился…

Я все же многое усвоил.

Это отличалось от того времени, когда я вырубался с одного удара.

Бой длился почти час.

Количество его эссенций, которое я точно идентифицировал, — 6.

Я определил несколько эссенций вождя. Кроме того, я узнал его боевые приемы. В следующий раз мне будет гораздо легче с ним справиться.

Варвары, безусловно, хорошие бойцы.

Мне нужно было бы еще побороться с ним, чтобы научиться на собственном опыте, но в этом бою я, естественно, смог узнать чувства вождя, который когда-то был воином, достигшим 8-го этажа.

— Он сражался с вождем целый час!

— Смотрите! Этот скупой вождь пьет зелье!

— Внешне он может выглядеть нормально, но внутренне — нет. Как и ожидалось, Бьорн, сын Янделя, — великий воин!

Более того, когда спарринг закончился, мои сородичи, заполнившие поле, тоже не выглядели особенно разочарованными моим поражением.

Все-таки я был только на первом году.

— Я думал, что на это уйдет еще как минимум 5 лет.

— Хм, возможно, вождь племени сменится гораздо раньше.

Даже старейшины удовлетворенно кивнули. Так что, может, я и проиграл, но многое приобрел. Вождь же, напротив, ничего не приобрел.

Да, так что можно сказать, что я выиграл.

Так как я выиграл ментальную битву, ко мне вернулась мотивация. Вскоре я встал и уставился на вождя. Похоже, ему было интересно, что я хочу сказать, ведь я все это время молчал.

— Ты же не расстроился?

— Конечно, нет. — я усмехнулся и сказал: — Еще раз.

Нечасто можно найти противника, с которым можно сражаться, ни о чем не беспокоясь.

***

Я сражался с вождем в общей сложности 3 раза, и все они заканчивались моим поражением. Однако, чем чаще я с ним сражался, тем дольше длились поединки.

Это произошло благодаря сильным сторонам Ли Хан Су, а не Бьорна.

Я был хорош в анализе.

Это объяснялось тем, что в моей жизни было много неудач, и каждый раз я отчаянно искал причину этого. Поиск причины был моей специальностью.

Он явно более опытен, у него в рукаве много приемов.

Разница между мной и вождем заключалась не только в показателях, но и в наших боевых навыках, суждениях, основанных на опыте, и инстинктивной интуиции, которая улавливает даже мельчайшие возможности в сражении, когда думать и реагировать уже поздно. Всему этому мне нужно было научиться.

Теперь, когда я поглотил эссенцию Огра, нецелесообразно было довольствоваться ролью мясного щита.

Мне нужно было уметь сражаться лучше. Это был еще и способ защитить своих товарищей.

Если моим союзникам угрожает опасность, я просто должен убить врага, чтобы они не были в опасности.

Такова была моя судьба, новая судьба танка, к которой я должен был двигаться с этого момента.

—…Похоже, ты что-то понял.

— А, спасибо. Я многому научился.

— Хаха, вот что значит быть вождем племени!

О чем говорит этот человек?

С виду не скажешь, но он действительно был очень слаб на комплименты.

— Могу ли я прийти в другой раз?

— В любое время.

Постепенно приближался закат.

После того как мой поединок с вождем племени закончился, варвары, наслаждавшиеся зрелищем, разошлись по своим делам.

— Бьорн! Ты идешь домой?!

— Не сразу. Я хочу немного осмотреться.

— Правда? А можно мне пойти с тобой?

Причин отказывать не было.

После спарринга я двинулся с Айнар. Точного пункта назначения не было. Мы просто бесцельно шли в противоположном от городской стены направлении.

— Давненько я сюда не заходил.

Когда мы покинули территорию лагеря, нас встретил густой, неустроенный лес. Тот самый лес, в котором упокоились души бесчисленных воинов, в том числе и старейшины, проводившего ритуал Наследства Души для Айнар.

Но я продолжал идти.

— Если пойти в ту сторону, то кроме барьера ничего не будет. Зачем ты туда идешь?

— Мне вдруг стало любопытно, что это за барьер.

Ускорив темп и пройдя около часа, я вскоре достиг нужной мне точки.

*Топ!*

Появилась невидимая стена, как будто это и есть то расстояние, которое мне было позволено пройти.

За ней продолжался лес.

— Эх! Бьорн! Что ты делаешь?! Если защитный барьер будет разрушен, у нас будут неприятности! — когда я постучал по стене тыльной стороной ладони, Айнар вздрогнула и попыталась меня отговорить.

Действительно, это мировоззрение, которое гласит, что без барьера все умрут.

Да, по крайней мере, так известно.

Этот вопрос возник у меня после посещения Бифрона. Действительно ли внешний мир такой, каким его представлял дворец?

Когда я задумался об этом…

— Кеке, воин, давно не виделись.

Обернувшись на звук позади себя, я увидел пожилого варвара с повязкой на глазах.

— Шаман!

— Да, с тобой тоже давно не виделись, Айнар, 2-ая дочь Фенелины.

Это каждый раз удивляло меня. Как он мог так хорошо передвигаться без глаз?

— Что вы здесь делаете? Немногие воины забираются так глубоко в лес.

— Я пришел, потому что мне было скучно. А ты, что ты здесь делаешь?

— Кеке, а что еще может делать шаман в лесу? — сказав это, шаман показал мне свои руки, измазанные белым порошком.

При ближайшем рассмотрении оказалось, что это костяная пыль, причем человеческая, а не звериная.

— Ты проводил погребение.

Когда оставшиеся в лесу трупы превращались в кости, шаман дробил их на мелкие кусочки и разбрасывал по огромному лесу как последний этап похорон.

— Еще не дошла очередь Кидубы, 3-го сына Тохара?

— Ему еще предстоит пройти долгий путь, чтобы вернуться в лес.

Проще говоря, это означало, что телу старейшины, который был наставником Айнар, придется еще подождать, чтобы превратиться в кости.

—…Понятно.

— Я сейчас возвращаюсь, может, вы пойдете со мной? — спросил нас шаман.

Я ответил, что вернусь позже.

— Да? Ну как хотите.

Шаман, не раздумывая, повернулся.

— Всё приходит с порядком.

—…

— Воин, сейчас не время задаваться вопросами о том, что находится за пределами.

Оставив за собой многозначительные слова, он ушел.

***

— Хаха, если подумать, давно мы не оставались наедине вдвоем.

— Правда?

— Почему бы нам не повеселиться вместе после столь долгого перерыва? В последнее время ты не проводишь со мной время, потому что восстанавливаешься.

О, она имела в виду спарринг.

Похоже, мой поединок с вождем пробудил ее жажду битвы…

Ну, это же варвары.

— Не сегодня, давай завтра.

— Хорошо. Ты же знаешь, я довольно терпелива.

Ага, конечно.

Я полусерьезно кивнул и снова принялся наблюдать за защитным барьером. Может быть, из-за слов, оставленных шаманом, что-то показалось мне странным. Но выяснить я ничего не мог.

Хм, если бы я был магом, а не варваром, смог бы я что-нибудь найти?

В конце концов, я ушел ни с чем. От защитного барьера до крепостной стены было довольно большое расстояние, но обратный путь не был скучным. Все-таки Айнар была болтушкой. Особенно ей нравилась болтовня варваров, разговоры о снаряжении, о том, кто с кем сражается, кто побеждает, чей рюкзак сейчас самый крутой, или…

— О, ты слышала? Харон скоро станет отцом.

— Что? — искренне удивился я. — Как? Он никогда не упоминал об этом в лабиринте?

— Хаха, похоже, он знакомился с женщинами, как только поднялся на 3-ий этаж. Да и о беременности я узнала от женщины только несколько дней назад, так что он, наверное, не успел тебе рассказать.

После этого Айнар рассказала подробности.

Женщина была одной из воинов племени. Что ж, это было ожидаемо. Люди не могли рожать от варваров. Не то чтобы они не могли скрещиваться, но в итоге рождался человеческий ребенок. Варвары предпочитали в первую очередь своих сородичей. Их стандарты привлекательности противоположного пола отличались от других рас.

Что еще более важно, с беременностью не связано никаких идеологических проблем.

В человеческом обществе правильной процедурой было жениться и завести детей, но в варварском обществе такого нет. Ребенок воспитывался на I_free_dom Святой Земле, и женщина считала рождение ребенка предметом большой гордости. Мало того, была и практическая польза. Хотя она и была невелика по сравнению с человеческой, дворец давал им 2 года налоговых льгот.

Да и сам период беременности был коротким.

Хотя это варьировалось от случая к случаю, в среднем беременность занимала четыре месяца, а восстановление проходило очень быстро. Возможно, именно поэтому варварские женщины так терпимо относились к родам. Не хотелось бы говорить так о родах, но это был не просто благородный процесс. Гордость это или нет, но если бы не были решены экономические аспекты, это могло привести к низкой рождаемости.

— Если подумать, какие у тебя мысли, Бьорн?

—…А?

— Дети. Я слышала, что воительницы племени тоже положили на тебя глаз…

О, так вот что им было нужно.

Неудивительно, что они продолжали прижиматься ко мне, щупать, и делать комплименты. Я действительно думал, что они хвалят мои мышцы, и напрягал их до предела…

— Я пока не думал об этом.

— Почему? Не мне говорить, но мы с тобой опоздали. Есть воительницы, выпустившиеся позже нас, которые уже родили!

Может быть, дело в том, что я впервые веду подобный разговор? Почему-то впервые с момента попадания в это тело мне стало страшно. Это раса варваров.

—…

Пока я втайне дрожал, стараясь не показать этого, Айнар, словно что-то осознав, произнесла:

— А! Может, это из-за Миши? Не волнуйся! Миша поймет. Мы же варвары! Она может родить только зверолюдей!

По какой-то причине Айнар в этот момент казалась другим человеком. Подумать только, в присутствии мистера Медведя она говорила, что предпочитает кошек, а в голове у нее были такие мысли.

— Я не хочу. А что насчет тебя?

От неловкости я сменил тему. Говоря языком боевых искусств, это был метод использования силы противника для контратаки.

— М-меня!?

Но когда стрела вернулась к ней, Айнар не смогла скрыть своего смущения. Причина была проста.

— Я не могу, даже если захочу. Какому воину понравится такой карлик, как я…?

Черт бы побрал эти стандарты красоты. Непреднамеренно я уколол Айнар в самое больное место.

Но в тот момент, когда я уже собирался извиниться за это, она сказала:

— И… сейчас я тоже не хочу.

А?

— О, конечно! Чем больше времени я провожу с тобой, тем больше остальные варвары выглядят молодыми и не мужественными! — с досадой воскликнула Айнар.

Я тоже растерялся и предложил ей поискать сородича с многолетним стажем, но…

— Мне не нравятся мужчины старше меня!

Ответ был неожиданным.

Ей не нравятся мужчины старше ее, а люди нашего возраста чувствуются слишком молодыми…

Это могло быть только неприятным привкусом, но, если честно, для меня это был положительный момент. Если бы она вдруг забеременела и несколько месяцев не могла войти в лабиринт, это в последствии отразилось бы и на мне.

Постойте, как так получилось, что разговор закончился таким образом?

29-летний Ли Хан Су постарел здесь ещё на год и стал 30-летним.

— Как бы то ни было, если у тебя есть какие-нибудь мысли, дай мне знать! Я познакомлю тебя с хорошей воительницей!

Подобные разговоры по-прежнему были тягостны.

***

Через два дня, позавтракав и проведя в качестве разминки спарринг с Айнар, я в одиночку вышел на улицу. Ох, пожалуй, одиночеством это назвать было сложно.

— Вы достигли места назначения. Магазин обыскан, но в любом случае будьте осторожны.

Я уже привык к верному сопровождению рыцарей.

— Хорошо, спасибо.

Быстро поблагодарив их за работу, я вышел из кареты и вошел в место встречи. Это была чайная, который я посещал уже около трех раз.

— О, мистер Яндель! Сюда!

Шавина Эмур, администратор 7-го класса, сидела в углу и махала мне рукой. Рядом с ней молча сидела библиотекарь Рагна. Когда я подсел к ним, здесь были все участники обычной встречи друзей.

— Спасибо, что пришли. После того как вы получили титул баронета, я сомневалась, можно ли просить вас приехать.

— Ты беспокоишься о странных вещах.

— Верно, Шавина. Как ты думаешь, изменится ли этот человек теперь, когда он стал дворянином? — надменно сказала Рагна, потягивая чай.

На этот раз она была права. У меня не было намерения хвастаться своим титулом везде, где бы я ни был.

Ага, значит, титул баронета не кажется тебе чем-то особо важным, не так ли?

Такое непринужденное поведение показало мне, что она принадлежит к действительно престижной семье. Ну, я не знал, что это за семья. Но видя, что она не ведет себя иначе, даже когда вокруг меня собрались рыцари, мне стало еще любопытнее. Из какой она семьи?

Я перевел взгляд на Шавину. В отличие от Рагны, она смотрела на рыцарей краем глаза. Что ж, наверное, это было неудобно.

Давайте сразу перейдем к делу.

— Итак, по какому делу ты сегодня меня позвала?

— С каких это пор мы встречаемся только по делу?

— У тебя есть привычка морщить нос, когда ты врешь.

— А? Правда? Я и не знала!

Конечно, не знала.

— Я соврал.

— А…!

Увидев ошарашенное выражение лица Шавины, Рагна рассмеялась.

— Это действительно редкое зрелище.

— Может быть, для тебя. Для варваров это пустяк.

Вообще-то, независимо от пола и возраста, большинство людей делали такое лицо, если я начинал всерьез вести себя как варвар.

— В общем, так? Поторопись и расскажи, что у тебя за дела.

Когда я возобновил разговор, Шавина пришла в себя и рассказала о своем деле.

— Я хочу поручить баронету Янделю работу от имени администрации.

Хм, подработка? Не то чтобы у меня сейчас не было денег, но в этом мире их никогда не бывает достаточно.

— Скажите, что это за задание?

Сначала я должен выслушать его.

Выживая в игре за варвара

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии