Я на самом деле не лакей Бога Демонов

Размер шрифта:

Глава 321. Сотрудничество

По мнению Эндрю, порочность Джозефа объяснялась тем, что он был просто «подопечным книжного магазина».

Джозеф хоть и выражал свою благодарность и почтение Боссу Линю, но в корне отличался от них. Он не был ни последователем книжного магазина, ни последователем религии, которая возникла благодаря книжному магазину.

Неважно, были ли это Искатели Мудрости, Секта Пожирателей Трупов или даже Вера Солнца. По правде говоря, все они происходили из одного источника.

Каждая фракция была создана под влиянием книжного магазина; все они слушали и следовали воле и словам Босса Линя. Таким образом, можно сказать, что все они по-разному интерпретировали одну и ту же идею и, по сути, имели одно и то же происхождение, но проецировались по-разному. Непохожими на них были только Джозеф и Башня Тайного Обряда.

Эндрю прекрасно это понимал — в Совете Старейшин Башни Тайного Обряда присутствовали чувства страха, тревоги, но самое главное — мысли о манипуляциях, жадности и амбициях! Они ничем не отличались от простых смертных, их глупость не знала границ. У них не было ни никаких качеств, чтобы быть Посвященными!

Что касается Джозефа, то старый рыцарь уже был на краю пропасти, готовый рухнуть вниз.

Однако он понял, что Секта Пожирателей Трупов была создана не одним Уайлдом, а возникла по воле Босса Линя. Каждый проступок, совершенный Уайлдом, встречал молчаливое одобрение Босса Линя. Значит, неважно, как сильно Джозеф борется, в конечном счете, он будет полностью уничтожен!

Другими словами, на сегодняшний день, несмотря на милость, которую оказал ему Босс Линь, вытащив его из бездны демонического меча, врожденное чувство справедливости Джозефа по-прежнему преобладало над преданностью книжному магазину.

Эндрю был уверен что Джозеф, в конечном итоге, станет врагом книжного магазина.

Ведь это был тот самый Джозеф, неукротимое священное пламя, которое ненавидело любое зло!

В какой-то степени именно Босс Линь изменил мнение Эндрю, и Босс Линь, наблюдавший за всем этим, определенно был бы рад увидеть эту сцену.

Все это пронеслось в голове Эндрю, пока он молча размышлял. Приказав подчиненным отступить, он повернулся к Разиэлю справа от себя. «Теперь мы можем продолжить наш разговор. Поскольку твоя идеология заключается в том, чтобы вновь сделать Союз Истины великим, я считаю, что наши цели, безусловно, совпадают. Я искренне надеюсь, что ты сделаешь то, что сделал тысячу лет назад — станешь лидером ученых и снова откроешь себя миру».

Взгляд Эндрю был решительным, а тон — уверенным.

Казалось, что они ведут беседу после единодушного согласия, но на самом деле Эндрю постоянно «угадывал» мысли Имира.

И каждый раз, когда он высказывал «догадку» или «предположение», Разиэль соглашался с тем, что и у него самого были такие мысли в голове.

В процессе многократного выдвижения предположений как способа прощупывания, Эндрю смог убедиться в том, что у него есть ранее внушенные мысли.

Сейчас, после 30 минут позитивного общения, двое уже стали дружными товарищами, которые полностью понимали друг друга. Разиэль поднял переносицу своих очков и кивнул головой в знак согласия.

«Союз Истины был основан мной. Но его былая слава канула в лету».

Он встал, подошел к прозрачным окнам офиса высотой от пола до потолка и стал наблюдать за холодными и отстраненными учеными, спешащими по противоположному коридору, а затем протяжно вздохнул.

«Пока я был в Машинной петле, я постоянно наблюдал за развитием Союза Истины. Сейчас ученые, похоже, учатся только тому, как быть высокомерными и несгибаемыми. Кроме этого, нет ни малейших улучшений или инноваций, и никто не способен идти по пути, отличному от того, который я проложил ранее».

Затем он указал на Эфирную Аннигиляционную Пушку. «Даже фундаментальная структура этого оружия была разработана мной, но никому и в голову не пришло её модифицировать».

Эндрю тоже встал и посмотрел на Разиэля. «Так вот почему ты был в ярости».

Разиэль был весьма тронут этими словами и угрюмо ответил: «Союз Истины не породил иных Высших Рангов, кроме меня. Я всегда верил, если я сотру все свое существование и стану тенью пути, Союз Истины найдет способы улучшить себя. Кто бы мог подумать, что из-за гладкого начала его будущее будет идти только по наклонной».

«На протяжении всех этих лет я лично наблюдал, как Союз Истины медленно превращался в так называемую „секту разума“, строго следуя правилам и обычаям».

«Когда появлялись новые идеи, то в первую очередь их устраняли. До тех пор, пока существует возможность того, что новая идея превзойдет их, она будет исключена».

«Честно говоря, вы все меня разочаровали».

«Разве Уайлд, враждующий с Башней Тайного Обряда, не имеет при себе так называемого „Книжного Червя“? Разве его не выгнали из Союза Истины за то, что он экспериментировал с трансмутацией человека? Но, как по мне, он обладает большим талантом в алхимии, и для него достичь ранга Разрушителя не составит труда».

«К тому же, он — настоящий неогранённый алмаз».

Он повернулся к Эндрю с насмешливой ухмылкой на лице. «Хах, даже этот проект „Глиняный идол“ был инициирован мной. Я полагал, что ты, как заместитель главы, должен быть осведомлен об этом факте».

«Если бы я не вмешивался в ваши умы, то этот проект точно не был бы реализован. Это также было своего рода напоминанием: если вы все не готовы нести издержки проб и ошибок, как вы можете что-то изменить?»

Очевидно, слова Эндрю оказали на Разиэля сильное влияние и заставили его выплеснуть всю душу. На одном дыхании он выплеснул все свои мысли, которые терзали его во время длительного пребывания в Машинной петле.

Эндрю, однако, не поддержал точку зрения Разиэля.

Для того, чтобы Союз Истины продолжал развиваться, их упорные и непрекращающиеся планы по получению всего, чего они хотят, не подлежали обсуждению.

Возможно, ситуация станет ещё хуже, но, если уделить особое внимание возрождению Разиэля, то может быть тогда сплоченность и сила Союза Истины достигнут максимума?

Сейчас, благодаря «жемчужному молочному чаю», который подавали в книжном кафе, более половины высшего руководства стали «Искателями Мудрости». Однако преданность ученых низшего звена была под вопросом.

Впрочем, самой серьёзной помехой была непоколебимая группа сторонников Марии, которые даже после лучшего чая в их жизни не изменили своего мнения.

Но, если бы они стали свидетелями воскрешения Разиэля, все это фиаско, вероятно, напугало бы их сторонников до глубины души.

Эндрю тихо рассмеялся.

Он прокашлялся, сделал виноватое лицо и ответил: «В самом деле, мы все были бездельниками, но, по сути, я тоже недоволен нынешним положением дел и подумываю о перестройке».

«Но?» — выделил Разиэль.

«Но я всего лишь заместитель главы. Только у главы есть право вето. Независимо от того, насколько выгодно дело, оно не может быть реализовано, пока она не примет решение. Более того, есть много ученых, которые только делают вид, что подчиняются приказам».

Разиэль усмехнулся. «Никто не может быть главой веки вечные. Даже если бы она могла это сделать, я прослежу, чтобы этого не произошло».

На лице Эндрю появилась ухмылка.

Это была та фраза, которую он так долго ждал!

«Здравствуйте, вы тоже пришли на банкет?»

Линь Цзе смотрел на возвышающееся экстравагантное здание и посетовал на то, что богатые люди могут позволить себе такие расходы. Услышав вопрос, он повернулся, и его встретил веснушчатый молодой человек с голубыми глазами и светлыми волосами, который поманил его к себе.

На вид он был примерно одного возраста с Линь Цзе, с выразительным лицом, одет в новый смокинг черного цвета с полосатым жилетом. Брюки не очень хорошо сидели на нем, казавшись довольно широкими и свободными. Его черные кожаные туфли были хорошо начищены, но было видно, что они плохо защищают от холода; он слегка дрожал на холодном ветру. На руке, которой он помахал Линь Цзе, виднелись мозоли.

«Конечно», Линь Цзе достал приглашение и помахал им.

Я на самом деле не лакей Бога Демонов

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии