Ранобэ | Фанфики

Я не буду подбирать выброшенный мусор

Размер шрифта:

Том 1 Глава 232

*****

— На каком основании вы это говорите?— Гесс открыто продемонстрировал свою враждебность по отношению к тому, что явно было попыткой вбить клин между им и Лейлой. — Граф Астер не тот человек, который может это сделать.

— Обо всех предателями так говорят! Вы еще молоды и не разбираетесь в людях.— Герцог Гилтиан глубоко вздохнул и покачал головой. Бросив на Гесса жалкий взгляд. — Вот почему я не могу оставить без присмотра Ваше Императорское Высочество ни на мгновение.

— Ты обращаешься со мной как с ребенком?

— Если вам это не нравится, не упрямьтесь и просто делайте, как я говорю, Ваше Высочество.

Короче говоря, это означало заткнуться и сделать, как сказано.

Гесс сжал кулаки, чтобы сдержать нахлынувшие в тот момент эмоции.

Сегодня был не первый раз, когда герцог Гилтиан делал что-то подобное. Так происходило уже давно, и всего несколько дней назад Гесс думал, что было бы естественно поступить так, как сказал ему герцог Гилтиан. Потому что, по его словам, он ничего не знал. В то же время, герцог Гилтиан имел большой опыт и многое знал, поэтому он думал, что было бы правильно поступить так, как он ему сказал.

Гесс думал, что это правда, но когда он вышел во дворец, встретил много людей и услышал истории, которые он не мог услышать, пока был в отдельно стоящем дворце, он понял, что это не так.

В частности, разговаривая с Лейлой о разных вещах, ему стало ясно, что не все, что до сих пор делал герцог Гилтиан, было правильным.

Каждый совершал ошибки, и каждый обязан был двигаться в том направлении, которое ему выгодно.

Итак, не имело значения, что герцог Гилтиан делал это, но проблема в том, что он игнорирует и принижает Гесса ради собственной выгоды.

— Я думаю, вы что-то не понимаете.— Гесс, который очень гордился своим достижением стиснул зубы и сказал— Я не марионетка моего деда. Я не клоун, который смеется, когда мой дед смеется, и плачет, когда он плачет.

Герцог Гилтиан лишь вскинул брови на слова Гесса, но ничего не сказал.

Если бы это были другие дворяне, они бы поспешно извинились перед принцем и сказали, что не имели в виду именно это, но герцог этого даже не подумал сделать.

Это означало, что Гесса сейчас игнорировали.

Или, может быть, он думал, что, что бы он ни делал, Гесс не сможет его бросить.

На самом деле, для герцога Гилтиана было естественно так думать. Это потому, что Гесс полагался на герцога Гилтиана с самого раннего детства.

Он ничего не мог с этим поделать. Герцог Гилтиан и Калиан были людьми, которые стояли рядом с ним, когда он оплакивал потерю своей матери, когда он был настолько юн, что не мог вспомнить, что он делал.

Хотя у него была старшая сестра Эшрамель, его отношения с ней были не такими уж хорошими.

Только недавно они сблизились из-за общей темы: Лейла.

В любом случае, даже если не считать того, что он был дедом по материнской линии, герцог Гилтиан был для Гесса особенным человеком.

— Убирайтесь. — он старался терпеть его как можно дольше, но это уже было невозможно.— И впредь не приходите ко мне вот так, предварительно не запросив разрешения на визит у меня.

— Ваше Вы…

— И скажите графу Алуме и графу Барчело, что им не нужно больше приходить.

— Вы хотите сказать, что теперь будете заниматься документами самостоятельно? Должно быть, это трудно.

Он полагал, что это так. Гесс тоже это знал, но не хотел из-за этого поступаться своей гордостью.

— При необходимости я спрошу графа Астер или представителей соответствующего департамента, чтобы герцог Гилтиан мог быть спокоен и усердно работать над своей работой.

Гесс, не желая больше разговаривать с герцогом Гилтианом, позвонил в колокольчик.

Служитель, ожидавший у двери, вошел и вежливо поприветствовал его.

— Герцог Гильтиан возвращается в свой особняк, так что приготовьте карету.

Это был четкий приказ сопроводить гостей.

Когда Гесс сказал ему уйти, он так и сделал, но чем больше он об этом думал, тем абсурднее это становилось, поэтому герцог Гилтиан не стал стоять на своём.

До сих пор он заботился о нем с предельной искренностью, и не мог поверить, что услышал что-то подобное.

Не зря ведь говорят, что за добро не ждут добра.

«— Я не твоя марионетка!»

Герцог Гилтиан внезапно остановился как вкопанный, когда в его голове пронесся остаточный образ из прошлого.

Слуга, который проводил его до выхода, тоже остановился.

Все пристально смотрели на него, но герцог Гилтиан был настолько поглощен остаточным образом прошлого, что не мог обратить на это внимания.

«— Я больше не буду делать то, что вы мне говорите! Перестаньте вмешиваться в мою жизнь и в жизнь моего сына!»

“…Так ты не можешь обмануть кровь?”*

(Прим.: ты не можешь обмануть кровь = гены не обманешь, имеется в виду, что сын(Гесс) сказал ту же фразу, что и мать (Императрица Солия))

Нет, это не может быть правдой.

Если бы это было так, то этот ребенок, Солия, должна была бы быть на него похожа, но она совсем на него не была похожа.

Это все? Солия на каждом шагу вмешивалась в то, что пытался сделать герцог Гилтиан.

Так себе…

— Простите.

Герцог Гильтиан очнулся от своих мыслей при зове слуги и посмотрел на него.

— Доложили, что карета приехала.

— Правда?— герцог Гилтиан глубоко вздохнул и улыбнулся своей обычной публичной улыбкой — Прекрасно.

Неожиданное сопротивление Гесса немного смутило, но ничего не изменило.

Потому что именно “это” он и собирался сделать.

Все, что ему нужно было сделать, это осуществить это немного раньше.

— Думаю, сначала мне придется разобраться с этой женщиной.

Лейла Астер.

Она ему не понравилась с первого раза, когда я увидел её, но сейчас она стала для него препятствием.

Если бы у этой женщины не было ребенка от Калиана, они бы связали её с Филеном Уиллиот и вместе с ним разобрались бы и с ней.

— Теперь мы можем с этим справиться.

Справиться с женщиной даже без щита было несложно.

Он не сомневался, что если он просто позаботится о Лейле, все вернется на круги своя.

*****

Наступил день пикника, обещанного принцу Гессу.

Готовясь к пикнику, я пошла встретиться с Калианом, прежде чем отправиться на место встречи.

Калиан спал так же, как и вчера. Плотно закрытые веки не подавали никаких признаков пробуждения.

— Прошло уже два месяца, Ваше Величество, — я держала руку Калиана, беспомощно лежавшую на кровати.— Вы достаточно поспали за два месяца.

Каждый раз, когда я приходила к Калиану, я говорила себе не плакать. То же было и сегодня, но моя С в о б о д н ы й_м и р_р а н о б э решимость каждый раз рушилась. Точно также было и сегодня.

— Как долго вы собираетесь заставлять меня ждать?

Его красивое лицо выглядело затуманенным, из-за того, что мои глаза наполнились слезами.

— Не только я, но и ребенок Вашего Величества тоже ждет.

Я положила свою крепко сжатую руку на еще едва заметный живот.

Я просто приложила к животу руку, но меня переполняли эмоции. Грустные эмоции взорвались вместе со слезами.

— Если ты заставишь меня ждать слишком долго… я могу пойти к другому парню.

“Нет, это ложь. Ваше Величество. Я ни за что не оставлю вас и не уйду к другому мужчине.”

Я плакала, надеясь, что Калиан как можно скорее откроет глаза.

Сколько я так плакала?

Внезапно я почувствовала присутствие другого человека, поэтому обернулась и увидела Эшрамель, которая неизвестно сколько времени стояла позади меня.

— Э-э… когда вы пришли?

Я поспешно вытерла глаза тыльной стороной ладони и поздоровалась с ней.

Герцогиня Клауд глубоко вздохнула и протянула носовой платок.

— Спасибо.

— Нет.

Когда Лейла попыталась взять платок, Эшрамель щелкнула языком и забрала его обратно.

А затем она подтолкнула Лейлу в спину.

— Думаю, лучше пойти и как следует умыться, чем вытирать это носовым платком.

— Всё настолько серьезно?

— Да. Гесс будет волноваться, если увидит вас такой, так что идите умойтесь и снова накрасьтесь.

Мой макияж размазался. Лейла неловко улыбнулась и закрыла лицо рукой.

— Это выглядело некрасиво.

— Всё в порядке. Я заранее сообщу Гессу, что мы немного опоздаем, так что готовьтесь не торопясь.

Лейла ушла, а Эшрамель глубоко вздохнула и посмотрела на Калиана.

Щеки Калиана и тыльная сторона его рук были слегка влажными. Кажется, это были слезы Лейлы.

Эшрамель хотела стереть их, но не решилась. Это потому, что она хотела, чтобы Калиан почувствовал, как сильно страдает Лейла.

“— Однако этого не произойдет.”

Эшрамель улыбнулась и обернулась.

Если она будет здесь дольше, у неё на сердце станет только тяжелее, и ничего хорошего из этого не выйдет, поэтому она вышла.

Когда Эшрамель вышла, в комнате воцарилась полная тишина.

В тихой комнате, где не было слышно даже звука дыхания, глухо раздавался звук каких-то шорохов, а затем падения.

*****

Умыв лицо и аккуратно нанеся макияж, я направилась к месту встречи с Герцогиней Клауд.

Местом для пикника был лес к западу от императорского дворца.

Я понятия не имела об этом, пока не приехала сюда, но когда я посмотрела на зеленый лес, мне вдруг пришла в голову одна вещь.

— Разве не здесь находится озеро, где спит Синий Дракон?

— Да все верно. Это немного дальше, не сказать, что это рядом, но оно в этом лесу.

Я понимающие кивнула и заглянула в лес, окруженный густыми деревьями.

Герцогиня Клауд рассмеялась и похлопала меня по руке.

— В чем дело? Вы хотите увидеть озеро?

— Ну, я бы хотела взглянуть.

Это озеро, где спит сам Синий Дракон. Мне было любопытно.

— Как вы, возможно, знаете, только члены Императорской семьи, в которых течет кровь Синего Дракона, могут войти в это озеро. Даже рыцари-телохранители или слуги не могут войти в него.

Это значит, что я не смогу войти.

— Конечно, если вы выйдете замуж за Его Величество и станете Императрицей, вы сможете войти в него. Хотя вы не унаследовали кровь Синего Дракона, ваше имя будет включено в императорскую генеалогию.

— Понятно.

Тогда я никогда не смогу попасть туда. Потому что я никогда не стану императрицей.

— Кстати, я думаю, Гесс еще не пришёл.— герцогиня Клауд огляделась и посмотрела на часы. — Ну, до перенесенного времени встречи осталось 30 минут. А пока хотите чаю?

— Да, с удовольствием.

Под большой елью уже были приготовлены роскошные циновки и другие вещи.

Герцогиня, севшая первой, сама с радостью налила мне чай. Это был ароматный цветочный чай.

— Я приготовила этот чай сама. Я специально сделала его освежающим, чтобы его было легче пить в жаркую погоду, так что попробуйте.

— Спасибо.

Возможно, из-за того, что я недавно пила горький травяной чай, аромат цветочного чая казался мне очень сладким.

Наверное, на вкус он будет намного слаще.

Я не любила сладкое, но, видя искренность герцогини, поднесла чашку к губам.

Я не буду подбирать выброшенный мусор

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии