Ранобэ | Фанфики

Я не буду подбирать выброшенный мусор

Размер шрифта:

Том 1 Глава 242

*****

Тот факт, что принц Гесс решил взять на себя полное руководство делом Императрицы Солии, означал, что он решил также взять на себя и вынесение наказания герцогу Гилтиану, главному виновнику происшествия.

Конечно, поскольку это было делом Императорской семьи, окончательное решение будет принимать император Калиан, но принцу Гессу пришлось взять на себя весь оставшийся процесс.

Всё, от допроса герцога Гилтиана до решения, какое наказание назначить.

— Вы поручили суровое задание Его Высочеству принцу.

— Я тоже так думал, поэтому не хотел отдавать его, но Гесс сказал, что это произошло из-за него, и он хотел бы покончить с этим.

Ах, вот что он решил.

В этом повороте не было ничего странного, так что все было в порядке, но я все равно волновалась.

Сможет ли принц Гесс преуспеть?

Интересно, не относится ли он предвзято к вынесения решения из-за ненужного сочувствия. Я боялась, что его хрупкое сердце может пострадать.

И была еще одна вещь, которая меня беспокоила…

— Ты в порядке?

Калиан ответил с легкой улыбкой.

— Ты беспокоишься обо мне?

— Да.

— Я уже говорил это раньше, но мне очень не нравится герцог Гилтиан.

— Я не об этом.

Я боялась говорить это вслух, поэтому остановилась на этом, больше ничего не сказав. Калиан горько улыбнулся, как будто понял, что я хотела сказать.

— Наверное, ты слышала, что Ее Величество Императрица покончила жизнь самоубийством.

Я кивнула.

После того как принц Гесс ушел, Несс, которая вскоре вернулась, рассказала мне эту историю.

Калиан вздохнул и откинулся на спинку дивана.

— Было бы ложью, если бы я сказал, что я в порядке.

Полагаю, что так. Это было не отравление, это было самоубийство.

С грустью на сердце я крепко сжала руку Калиана.

— Почему Ее Величество Императрица Солия сделала такой радикальный выбор?

— Думаю, я знаю. Если бы она посоветовалась со мной, я бы какие-нибудь образом убил герцога Гилтиана.

— Поэтому она убила себя? Но это безумие.

Когда я была удивлена этими жуткими словами и попыталась остановить его, Калиан засмеялся.

— Я знаю. Я бы использовал для этого любые методы.

Я так не думаю.

Это было неоднозначно, но я не думала, что копать дальше принесет какую-то пользу, поэтому просто замяла это и гибко поменяла тему разговора.

— Какое наказание получит герцог Гилтиан? Он пытался убить члена Императорской семьи, поэтому его должны приговорить к смертной казни.

— Это будет так, если будут точные доказательства того, что он совершил убийство, но если нет, это может закончиться тем, что его лишат титула и сошлют.

— Нет ли доказательств того, что герцог Гилтиан пытался убить Ее Величество Императрицу Солию?

— Верно. Даже Святой Суд не смог этого раскрыть. Единственное, что выяснилось, это то, что он продолжал понемногу травить Ее Величество Императрицу.

Я понимаю. Если бы преступник был простолюдином или дворянином низкого ранга, его все равно могли бы казнить, но, поскольку он был герцогом, это было сложно.

Кроме того, принц Гесс не хотел бы, чтобы герцога Гилтиана казнили.

Поэтому, я думала, что этот инцидент закончится изгнанием герцога Гилтиана, но мои ожидания оказались совершенно ошибочными.

*****

В благородном конференц-зале, через четыре дня после того, как герцог Гилтиан принял Священный суд.

— Надеюсь, вы приговорите герцога Гилтиана к смертной казни.

Гесс, присутствовавший на своем первом дворянском совете, с самого начала произвел фурор.

Смертный приговор.

Не только дворяне, следовавшие за герцогом Гилтианом, но даже дворяне, бывшие с ним в плохих отношениях, с удивлением смотрели на Гесса.

Обычно он почувствовал бы себя обремененным всем этим вниманием и не знал бы, что делать, но не сейчас.

— Герцог Гилтиан забыл свой дворянский долг и осмелился мечтать о том, чтобы взять Империю в свои руки,— Гесс посмотрел на Калиана, сидевшего во главе стола, с необычайно серьезным выражением лица, и ясно высказал свое мнение.— Это акт оскорбления императорской семьи и Его Величества Императора, и более того, можно с уверенностью сказать, что он затаил волю к измене.

— Какая к черту измена…— когда дворянин, который обычно следовал за герцогом Гилтианом, попытался опровергнуть его, Гесс яростно посмотрел на него.

Калиан усмехнулся и встал на сторону Гесса.

— Он еще не закончил говорить.

— Это верно.

— Мне жаль.— дворянин покраснел и извинился.

— Более того, чтобы достичь своих амбиций, герцог Гилтиан продолжал отравлять дочь герцога и мою мать, императрицу Солию.— Гесс снова заговорил непоколебимым голосом,— Конечно, моя мать умерла не из-за этого яда, — в этот момент Гесс на мгновение заколебался, но лишь несколько человек, включая Калиана, заметили этот факт.— Несомненный тот факт, что он давал яд Её Величеству Императрице Солии, чтобы навредить ей. Поэтому я считаю, что он заслуживает смертной казни. Иначе то же самое может случиться снова.

После того как Гесс закончил говорить, наступила минута молчания.

Когда все решили, что Гесс закончил говорить, дворянин поднял руку и попросил слова.

Когда Калиан кивнул и дал разрешение, он встал и спросил Гесса.

— Ваше Высочество принц только что сказал, что то же самое может случиться снова. Означает ли это, что вы с подозрением относитесь к нашим дворянам?

— Это верно.— когда Гесс без колебаний ответил, дворяне немного зашевелились.

Хотя большинство были недовольны, Гесс заговорил ясно.

— Вы когда-нибудь думали, что Филен Уиллиот предаст Империю и объединится с Королевством Стелла?

Если бы они сказали, что думали об этом, это было бы все равно, что выстрелить себе в ногу, поэтому все промолчали.

— Знали ли вы, что А й ф р и д о м герцог Гилтиан — порочный человек, который отравил мою дочь, чтобы удовлетворить свою собственную алчность?

И на этот раз дворяне не смогли ответить «да».

Дворянин, говоривший тихо, сел, а дворяне, находившиеся в одной лодке с герцогом Гилтианом, тоже держали рты на замке и смотрели друг на друга.

— Понимаете, никто не думал, что они сделают это. И они — те, кого называют герцогами моей страны.

— …

— Но как я могу теперь остальным доверять?

Никто никогда не думал, что Гесс может так хорошо говорить.

Калиан посмотрел на Гесса с некоторым любопытством, затем понял, чьей он родословной, и рассмеялся.

Герцог Гилтиан был герцогом, но императрица Солия тоже не была мягким человеком.

Более того, когда он думал об этом сейчас, он вспомнил, что когда Гесс был маленьким, он был уверенным в себе и умным ребенком, который мог четко сказать то, что хотел сказать. Однако после смерти Императрицы Солии герцог Гилтиан все испортил.

Он был раздражающим человеком во многих отношениях.

— …По этой причине я надеюсь, что вы приговорите герцога Гилтиана к смертной казни.

Пока Калиан на мгновение задумался, речь Гесса закончилась.

Калиан молча посмотрел на Гесса.

— Однажды избавившись от него, вы никогда не сможете вернуть его обратно. Вы уверены в своём решении? Вме ли будет хорошо? — спросил он.

Гесс сжал руки, аккуратно положенные на колени.

— …Я не хочу сожалеть о потере бóльшего из-за небольшого сожаления.

— Верно.

Выслушав решение Гесса, Калиан сделал торжественное заявление.

— Я приговариваю Норберта Гилтиана к смертной казни.

*****

Поскольку герцога Гилтиана заклеймили не только как убийцу императрицы, но и как предателя, не только он, но и вся его семья жестоко пострадали.

Вслед за семьей герцога Уиллиот из списка благородных семей исчезла и семья Гилтиан.

Вся Империя была в смятении, поскольку две герцогские семьи, известные как столпы Империи, совершили тяжкие преступления измены и исчезли одна за другой.

Также ходили слухи, что Калиан предпринимал попытки восстановить контроль над утерявшей авторитет имперской властью.

Как и ожидалось, Калиан воспользовался случаем, чтобы провести масштабное расследование, заявив, что выдернет все гнилые корни.

Разумеется, поскольку Калиан был занят подготовкой к войне, расследованием руководил Гесс. В этом расследовании Гессу помогали многие люди, но больше всего ему помогла Лейла.

— Было бы лучше не обращать внимания на такой уровень преступности, верно?

Лейла внимательно проверила документы и кивнула.

— Да. Если мы поймаем всех этих людей, нам, возможно, придется заменить больше половины руководства, поэтому я думаю, что будет лучше пока их оставить.

— Но мы не можем продолжать закрывать глаза на людей, продающих государственные должности за взятки.

Пока Гесс и Лейла обсуждали вместе разные вещи, приближался день казни герцога Гилтиана.

Обычно дворян публично не казнили, например через повешанье, какое бы тяжкое преступление они ни совершали, но предатели были исключением.

Публичные казни проводились, чтобы продемонстрировать величие императорской семьи и показать другим, что измену никогда не следует совершать.

То же самое было и с герцогом Гилтианом. Гесс тоже этого хотел.

— Действительно ли этого хочет Его Высочество принц?

Может быть, он переусердствовал, чтобы показать другим, что он больше не находится под властью герцога Гилтиана? Нет, это определенно было так.

Несмотря на то, что он изо всех сил старался сохранить спокойное выражение лица, иногда на его лице было одинокое выражение, как будто он ни о чем не имел права сожалеть в этом мире.

Подумав немного, Лейла взяла пальто и вышла из комнаты.

Затем она пошла прямо к дворцовому врачу, и дворцовый врач дал ей небольшой пузырек с лекарством.

— Вы никогда не должны использовать его ни для чего другого, граф.

— Не волнуйтесь.

Успокоив встревоженного дворцового врача, Лейла посетила тюрьму, где находился бывший герцог Гилтиан.

Охранник, знавший, что Лейла вместе с Гессом занимается расследованием дворян, послушно впустил ее.

Хоть он и был предателем, но он ранее был герцогом, поэтому его заперли в маленькой комнате с железной решеткой вместо маленькой двери, кроватью и диваном.

Тем не менее, поскольку тюрьма была тюрьмой, внешний вид комнаты все равно был убогим, но дух, исходивший от его надменного тела, все еще был там.

— Ты выглядишь спокойным даже в этой ситуации.*

(Прим.: тут она обращается к нему неформальной, так как он больше не дворянин, более того, предатель, так что обращение на “ты” и он обращается к ней на “ты”, так как ему уже терять нечего)

Герцог Гилтиан, сидевший на диване с закрытыми глазами, наконец открыл глаза и посмотрел на Лейлу.

— Как получилось, что драгоценное тело, в котором вынашивается наследник императора, оказалось здесь?

— У меня есть кое-что, что я хочу тебе сказать.

Лейла попросила следовавших за ней охранников и солдат отойти на два-три шага назад, а затем положила за решетку небольшой пузырек.

Флакон с фиолетовой жидкостью покатился и остановился у ног герцога Гилтиана. Глаза герцога Гилтиана слегка сузились, когда он увидел это.

— …Каковы твои намерения?

— Я вообще не собиралась заботиться о тебе. Меня беспокоит Его Высочество принц Гесс.

Герцог Гильтиан слегка усмехнулся.

— Мне очень противно, что внутри ты думаешь о том, чтобы сделать ребенка в своем чреве императором, а снаружи притворяешься, что делаешь это для Гесса.

— Ты волен заблуждаться, поэтому я не буду с тобой об этом говорить. Но я искренне надеюсь, что ты не станешь для всех посмешищем.

— …

— Таким образом, Его Высочество пострадает немного меньше.

Лейла выпрямила свое тело, которое было слегка согнуто перед тем, как положить в бутылочку с лекарством, и посмотрела прямо на герцога Гилтиана.

— Если ты вообще хоть немного заботишься о Его Высочестве принце, пожалуйста, не отказывайся от этого предложения.

Я не буду подбирать выброшенный мусор

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии