Я стану злодейкой, которая войдёт в историю

Размер шрифта:

Глава 61.

Лиз Кэтер…

Она считается enfant terrible*. Первоначально она была единственной, с кого мы не спускали глаз.

*Enfant terrible — несносный (избалованный, капризный, озорной, непоседливый) ребёнок, происходит от французского выражения, появившегося в XIX веке.

Несмотря на то, что она простолюдинка, она обладает редкой способностью использовать любой тип магии. Такой талант делает её ценным человеком; той, за кем нужно тщательно следить.

Так как она имеет необычное происхождение, мы считаем, что она – Святая, которая, согласно пророчеству, принесёт мир в этот мир.

Но сегодня мы получили известие, что магия Лиз Кэтер вышла из-под контроля и что она упала в обморок. Мы ещё не поняли, почему это произошло, но мы подозреваем, что это связано с её чрезвычайно сильной магической силой.

— Нет никаких сомнений в том, что она Святая, – заявил Йохан, на что Невилл возразил, – однако, даже если её магические способности экстраординарны, если её интеллект невысок, то будет бессмысленно принимать её в качестве члена этого совета.

— У неё хорошие оценки, так что у неё не должно быть недостатка в интеллекте.

— Но хорошие оценки не гарантируют ей мудрости, чтобы руководить страной.

— Верно. Именно поэтому я хотел бы предложить Алисии следить за Святой, Лиз Кэтер.

После внезапного предложения Йохана я снова начинаю сомневаться в своих ушах.

Что он сказал? Он хочет, чтобы моя дочь присматривала за Святой?

— Наблюдая за ней несколько раз, я пришёл к выводу, что у неё довольно проницательный глаз. Она словно способна видеть сквозь внешние проявления и постигать истинную природу вещей.

— Даже если у неё и есть такой талант, не слишком ли ты пренебрегаешь мнением Алисии, заставляя её следить за Святой? – спросил Дерек вместо меня, точно озвучивая мои мысли.

Длинные рыжие волосы Дерека словно горят праведным огнём.

— Йохан, то, что ты предлагаешь, похоже, не ограничится лишь ролью наблюдателя, – говорю я, глядя на него.

— Да, это правда. Она должна быть с ней, чтобы направлять Святую в принятии мудрых решений. Истинная цель Алисии будет состоять в том, чтобы превратить её в главный актив этой страны.

Она не сможет сделать это в открытую. Святая должна быть в центре внимания, поэтому Алисия будет вынуждена использовать едкие замечания и критику, чтобы направить её на правильный путь.

И такие действия не принесут ей никаких друзей. Она, несомненно, будет избегать своих сверстников и в конечном итоге станет изолированной. Она не сможет обсудить это ни с кем, так как ей придётся держать всё в секрете. Что бы ни говорили о ней окружающие, ей придётся смириться с этим.

Разве принятие такого решения не приведёт к разрушению жизни моей дочери?..

— Я против, – сказал Дерек, поднимая руку.

— Я тоже против, – сказал я, следуя его примеру.

Невилл в нерешительности скрещивает руки на груди, стиснув зубы.

Молчание растягивается на долгое мгновение, прежде чем…

— Пусть Алисия начнёт следить за Лиз Кэтер, как только она поступит в Академию Магии… – тихо произносит Люк, всё ещё склонив голову и закрыв глаза.

Нет… Неужели он действительно хочет заставить Алисию играть такую роль? Неужели он думает, что раз она не его дочь, то он может осуществить этот бесчеловечный план?

Как политические лидеры, мы, конечно, обязаны прежде всего заботиться о мире в этой стране, но… Она моя дочь.

— А что, если мы подождём, пока Алисии исполнится тринадцать лет, прежде чем обсуждать это с ней? Тогда мы сможем обсудить возможность её досрочного поступления в Академию, а также спросить, согласится ли она присматривать за Лиз Кэтер для нас.

Услышав новое предложение Йохана, Люк наконец поднимает голову. В его глубоких голубых глазах застыла непоколебимая решимость.

Он медленно открывает рот.

— Ты хочешь сказать, что мы попросим её стать злодейкой?

Я стану злодейкой, которая войдёт в историю

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии