Зять Дьявола

Размер шрифта:

Глава 359. Гром и Искушение

Генерал Дорен Рут был ошеломлен, когда получил срочные известия из тайной тюрьмы, так что он немедленно бросился туда.

Как раз когда он почти добрался, он услышал грохот. Сразу же после этого, была ужасающая тряска. Мутировавший демонический конь под Дореном был испуган и чуть не сбросил его со спины.

Этот грохот был подобен грому посреди ночи. Сила подземного толчка была настолько велика, что распространилась почти на пол внутреннего города. На какое-то время повсюду в домах зажглись огни. Многие обеспокоенные жители вышли из домов, чтобы проверить, что произошло.

Грохот исходил со стороны тайной тюрьмы, поэтому Дорен не раздумывая бросил своего коня. Он быстро двинулся вперед и тут же исчез.

Строгая тайная тюрьма в это время в беспорядке. Независимый тюремный блок№ 13 был полностью разрушен. Большинство камер тайной тюрьмы был разрушены от последствий этой ужасающей силы. Толстый Надзиратель, Надзиратель Кабан, обливаясь потом, громко приказал тюремщикам выследить заключенных, которые воспользовались этой возможностью, чтобы сбежать. Однако никто не хотел искать себе смерти и не приближался к самому главному «заключенному».

Чарльз в это время выглядел немного потрепанным, но никто не смел недооценивать его, потому что именно этот заключенный только что разрушил нерушимый тюремный блок № 13 изнутри. Это был сильнейший блок, где можно было держать Демонов Императором и даже Демонов Повелителей!

В реальности, сам Чэнь Жуй втайне вздыхал с облегчением. Мощь Зерея оказалась гораздо сильнее, чем он предполагал. После того, как ограничивающая сила драконьих начертаний была полностью снята, Чэнь Жуй достал предметы из Хранилища, чтобы установить защитный магический круг, а также [Демонический Щит]. Ужасающая сила взрыва в мгновение ока разрушила магический круг. К счастью, при нем был [Демонический Щит], сильнейший щит Царства Демонов. Иначе он бы оказался в беде. Конечно, он мог бы воспользоваться <3вездными Вратами>, чтобы телепортироваться в определенную точку вдали от столицы, но это было не то, чего он хотел.

Видя, как страшный враг шаг за шагом приближается к нему, выражение лица Сартра наполнилось страхом. Он скорее побежит поджав хвост на глазах у всех, чем снова будет сражать с этим сумасшедшим. Если бы он ранее не воспользовался возможностью и отчаянно сбежал из блока, он, нынешний Патриарх Семьи Линкольн, стал бы историей, как и разрушенный тюремный блок № 13.

«Чарльз!» — С неба донесся крик, подобно звону колокола, заглушив весь шум.

Тюремщики тайной тюрьмы вздохнули с облегчением. Второй Генерал Империи, Дорен Рут, наконец прибыл!

Напряженное сердце Сартра наконец-то расслабилось.

«По крайней мере, мне не придется сталкиваться с этим сумасшедшим».

Толстяк Кабан, который только немного успокоился, был взволнован. В конце концов, он был непосредственно ответственен за сегодняшний инцидент.

Чэнь Жуй поднял голову и увидел парящего в воздухе Дорена. Дорен смотрел сверху-вниз в воздухе. Он видел хаос во всей тюрьмы под лунным светом, особенно сцену в тюремном блоке № 13. В его глазах мелькнуло удивление, но больше всего — леденящий кровь холод.

Чэнь Жуй посмотрел на Дорена, который медленно спускался вниз, и ни капельки не паниковал.

«Генерал Дорен, ранее я уже просил вас позволить мне встретиться с Его Величеством Регентом. Я помню, что вашим ответом был: те, кто носят эти кандалы, не имеют права говорить. Должно быть, теперь у меня есть это право, не так ли?»

Видя, как он демонстративно показывает свободные запястья, выражение лица Дорена стало более мрачным:

«Конечно, я дам это право вашему трупу».

«Если Господин Генерал действительно хочет этого, я удостоверюсь, чтобы более одного трупа отправились „встретиться“ с Его Величеством Обсидианом. Вполне возможно, что среди них будете вы, Генерал, Патриарх Семьи Линкольн позади, и все присутствующие здесь».

«Громкие слова! Посмотрим, на что действительно способен так называемый Старший Советник!» — В руках Дорена появился двуручный меч. Этот меч был длиной в 3 метра. Это был [Губитель Душ], оружие, которым Генерал Империи пользовался обычно. Хотя на словах Дорен пренебрегал им, внутри он относился к противнику крайне серьезно. Он был готов использовать всю свою силу в любое время.

«Уверен, вы видели ситуацию в тюремном блоке № 13. На самом деле она была вызвана не моей силой, но с помощью кое-чего. Я могу это повторить».

С этих слов выражение лиц Дорена и Сартра одновременно изменились. Демон Император абсолютно не был в состоянии уничтожить тюремный блок № 13, даже если бы его силы не были ограничены. Даже обычный Демон Повелитель не мог этого сделать. Сила Чарльза, вероятно, не достигала уровня Демона Повелителя. Причина, по которой он смог уничтожить тюремный блок № 13, должно быть, была в некоем магическом предмете, чего и признал сам Чарльз. Но он мог повторно использовать этот предмет! Это место было открытым пространством, а не тюремном блоком № 13. Если бы сила предыдущего взрыва действительно взорвалась здесь, тогда все в окресности были бы стерты с лица земли.

«Господин Генерал верит, что теперь у меня есть такая способность? Я не говорить ничего плохо. У меня только одна просьба — дать встречу с Его Величеством Обсидианом!» — Чэнь Жуй намеренно использовал какую-то силу в своих словах, чтобы они широко распространились.

«Вы угрожаете мне?» — Дорен взмахнул мечом и указал на Чэнь Жуя. От него исходила властная аура. Даже Сартр, стоявший позади него, не мог не отступить назад.

«Конечно, угрожаю!» — Чэнь Жуй усмехнулся, держа в руке некий предмет.

«Как только я надавлю на него, недавний взрыв повторится с многократной силой. Возможно, взрыв коснется половины внутреннего города и даже дворца. Вы — Командир Имперских Стражников, и вы ответственны за безопасность столицы. Вы не сможете убежать от ответственности от серьезности последствия, даже если умрете вместе со мной. Если это произойдет, самое меньшее, что получит ваша семья, — это изгнание!»

Дорен был ошеломлен. Чарльз был прав. Если столь ужасающий предмет будет активирован, и он умрет вместе с ним, то Семья Рут, потерявшая убежище, встретится с катастрофой. Одна только вражда между его сыном Сергеем и Семьей Карон может привести к страшной мести.

«А теперь, пожалуйста, пошлите кого-нибудь во дворец. Пусть передадут им мою просьбу». — Чэнь Жуй холодно продолжил:

«Это последний раз, когда я использую слово „пожалуйста“».

На самом деле, так называемая «многократная сила» была просто блефом. А в руке Чэнь Жуя был не Зерей, но он знал, что Дорен не осмелится рисковать, так как он не мог себе этого позволить.

И действительно, на лбу Дорена на проступили вены на какое-то время, а его силы вернулись к телу. Увидев это, Чэнь Жуй слегка улыбнулся.

Через полчаса Чэнь Жуй появился в боковом зале дворца. Перед ним была только одна персона — Верховный Правитель Империи, Регент Обсидиан.

Обсидиан, получивший подробный отчет, был нахмурен и молча смотрел на этого человека.

Спокойно принимая пристальный взгляд Обсидиана, Чэнь Жуй сказал:

«Я убил наследника Семьи Линкольн, двух важных членов старейших семей и одного из ветви Королевской Семьи. Я также уничтожил тюремный блок № 13 тайной тюрьмы. Ваше Величество, вы не хотите что-нибудь сказать?»

Обсидиан нахмурился еще сильнее.

«Это ты тут должен сказать, Чарлз».

Услышав, как Обсидиан опустил титул Господин, Чэнь Жуй покачал головой:

«Что я должен сказать? Сказать, что я рискнул путешествовать через пространство, чтобы попасть в Царство Демонов и принести огромные выгоды Империй Падшего Ангела только для того, чтобы мне без всякой причины устроили засаду, и я был вынужден дать отпор? Или я должен сказать, что когда я снова прибыл в Царство Демонов, чтобы преподнести еще больше сюрпризов вам, Вашему Величеству, меня заключили в строжайшую тюрьму еще до того, как мы встретились? Более того, я чуть не был убит Сартром, который пришел „навестить“ меня?»

Услышав его отчитывающий тон, взгляд Обсидиана стал холоднее.

«Не соизволит ли Ваше Величество объяснить, почему со мной обошлись так несправедливо? Я не являюсь членом Империи Падшего Ангела под вашим правлением, и я не являюсь частью этого Царства Демонов! Если бы я хотел уйти, я бы это сделал до того, как меня заключили в тайную тюрьму!» — Как бы в подтверждение его слов, перед Чэнь Жуем появились врата.

«С чего бы мне оставаться и терпеть такую пытку? Если бы не спасительный предмет, который я приготовил у себя, я бы умер в этой проклятой тюрьме!»

После того, как Чэнь Жуй пожаловался, он, казалось, успокоился:

«Ваше Величество, прежде чем мы решим, продолжать ли наше сотрудничество, вы должны взглянуть на подарок, который я принес вам!»

«Подарок?» — Обсидиан слегка приподнял брови и задал риторический вопрос.

Чэнь Жуй понял, что Обсидиан не получил подарка, который он дал Изабелле. Похоже, что Роммель сказал правду. Но он не стал поднимать эту тему, а вместо этого достал другую коробку и открыл ее. Коробке медленно поплыл по воздуху к Обсидиану под воздействием его силы.

Обсидиан протянул руку. Его движение, казалось, было небрежным, но на самом деле в нем заключалась мощная сила. Он остерегался некоторых средств этого человека, который разрушил тюремный блок № 13, но ожидаемого не произошло. В коробке лежал изысканный кристальный флакон. У Обсидиана было хорошее зрение. Он с первого взгляда понял, что этот кристальный флакон был изысканной работы, а его ценность была не простой. В кристальном флаконе была некая черная жидкость. На нем была маленькая изящная этикетка.

Когда Обсидиан взглянул на надпись на ней, его взгляд внезапно застыл.

На этикетке было всего два слова: Зелье Воскрешения.

«Черное зелье!

К тому же, это один из двух черных зелий, представляющие собой вершину уровня

Гоандмастера!»

«Это…» — Обсидиан не мог не спросить.

«Если это действительно Зелье Воскрешения, то я должен пересмотреть ценность Чарльза!»

«Уверен, с вашим зрением вы способны увидеть два слова на этикетке. Да, это черное зелье высочайшего уровня Грандмастера, Зелье Воскрешения!»

Увидев потрясенный вид Обсидиана, Чэнь Жуй показал гордое выражение:

«Как я уже говорил, самая важная часть плана перевернуть все прошла успешно. Я был признан скрытым Грандмастером и стал его официальном учеником. Это работа моего учителя, а также подарок, который я принес Вашему Величеству! Я забыл упомянуть, что в нашем мире людей есть только один Грандмастер Зельевар. Он — Архиепископ Паваро из Божественного Храма Света. Однако Паваро может создавать только два вида Вечного Зелья, Зелье Вечного Разума и Вечной Силы. Хотя мой учитель Сунь Сымяо неизвестен миру, он истинный Грандмастер, достигший высочайшего уровня! Рядом с ним Паваро можно рассматривать только как стажера!»

Хотя Чэнь Жуй сказал так, он мысленно молился Королю Фармацевтики династии Тан, Сунь Бессмертному.

«Ученик распространяет твою славу в другом мире. Пожалуйста, благослови…»

Среди «планов», о которых Чэнь Жуй рассказал Обсидиану еще в самом начале, одним из самых важных было — заручиться полной поддержкой Грандмастера затворника. Если бы он добился успеха, вместе с финансовыми ресурсами Семьи Кемплот, получение одобрения его отца, Лекса Великого, или даже трона, не стали бы экстравагантной надеждой.

Обсидиан после намеренно расспросил Нерона, который также был человеком, о черном зелье и подтвердил, что Чэнь Жуй действительно говорил правду. В мире людей, только Архиепископ Паваро Божественного Храма Света мог создавать два вида Вечного Зелья. Нерон никогда не слышал о так называемом Грандмастере затворнике, поэтому Обсидиан всегда относился скептически к плану Чарльза, даже когда он вернул 1 миллиард черных кристальных монет.

Однако, если Мастер Сунь Сымяо мог создавать Зелье Воскрешения, тогда он действительно был Грандмастером, стоящим намного выше Архиепископа Паваро! Что касается Вечного Зелья или Истинного Зелья, то они для него, естественно, не были проблемой.

Вот только, вопрос был в том, является ли зелье в этом флаконе настоящим Зельем Воскрешения?

Обсидиан успокоился и спросил:

«Раз это подарок для меня, значит ли это, что я могу использовать его по своему усмотрению?»

«Конечно». — Чэнь Жуй понял намерение Обсидиана и кивнул.

Обсидиан немедленно приказал кому-то привести адскую гончую. С силой лишь одной мысли, адская гончая умерла, истекая кровью из семи отверстий. Затем, под действием зелья, адская гончая чудесным образом вернулась к жизни. Хотя она казалась слабой, эффект зелья был неоспорим!

«НастоящееЗелье Воскрешения!» — Рука Обсидиана, державшая кристальный флакон, не могла не задрожать. Такое происходило в первые в Царстве Демонов за десятки тысяч или даже сотни тысяч лет! Даже Грандмастер Зельевар Розенберг, живший 9000 лет назад, мог только создавать Вечные Зелья!

После того, как он убедился, что это настоящее Зелье Воскрешения, у Обсидиана сжалось сердце от того, что столь драгоценное зелье было потрачено впустую на адскую гончую. Однако до тех пор, пока при нем был этот человек, в будущем не нужно было заботиться о черных зельях!

В настоящее время в Царстве Демонов не было настоящего Грандмастера, не говоря уже о Грандмастере высочайшего уровня. Как только миру будет представлено черное зелье, оно, несомненно, вызовет выносящий мозг эффект. Если Обсидиан монополизирует этот уникальный и драгоценный ресурс, он не только принесет ему огромное богатство, но и даст ему несравненное политическое влияние.

Старейшие семьи Империи и некоторые военные силы или Маноры, которые не подчиняются ему, преклонятся пред ним. Тогда он, Регент, станет настоящим Королем. И с правильными средствами, даже оставшиеся две Империи будут смотреть на Империю Падшего Ангела по-другому. Больше не нужно будет бояться Империи Кровавого Демона и Империи Тени.

«Ладно, раз Ваше Величество закончил проверку подарка, я пойду». — Спокойно сказал Чэнь Жуй.

«Чарльз!» — Обсидиан и в этот раз не использовал титул «Господин», но его тон был совершенно отличался от прежнего. Его взгляд, которым он смотрел на Чэнь Жуя, также изменился. В Царстве Демонов было более одной Империи. Если Чарльз в гневе уедет сотрудничать с другими Империями, Обсидиан верил, что будет сожалеть о сегодняшней ошибке всю оставшуюся жизнь.

Даже если бы Райзен Великий и Катерина Великая столкнулись бы с такой ситуацией, они бы не смогли не поддаться искушению!

«Я уже говорил, что ничто не сможет повлиять на наше сотрудничество. Так было раньше, так есть и сейчас, так будет и в будущем! Я могу дать тебе все, что ты захочешь!»

«Все, что мне нужно, — это доверие и искренность». — Чэнь Жуй улыбнулся. Рыба наконец клюнула на крючок. Будь то черные кристальные монеты, черные зелья или личная безопасность, все это не было потрачено напрасно.

_________________________

1. Сунь Сымяо — Китайский врач времен империи Тан, внесший большой вклад во многие области традиционной китайской медицины, в частности в ее фармакологию и учение о медицинской значимости продуктов питания. Уделял также внимание теории иглоукалывания.^

Зять Дьявола

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии