Генерал и я ♔

Размер шрифта:

Глава 71

 

 

В столице Гуй Лэ всем в императорском дворце было запрещено шуметь. Даже шаги были приглушены.

Маркиз Цзин-Ань, который мог решить смерть единым словом, был сегодня в ярости.

Фэй Чжао Син поспешно вошел внутрь. Увидев выражение Хэ Ся без следа тепла, он проявил уважение. Он осторожно встал с боку, ожидая вопросов Хэ Ся.

– Ты здесь, – Хэ Ся посмотрел на него, не спрашивая о том, чем он занимался в последнее время. Он указал на свой стол заваленный документами. – Посмотри на это, хотя я неоднократно разъяснял, что эти неприятные инциденты – просто чья-то возня в тени, и все, что нужно – отправить войска, чтобы разобраться с заговорщиками. Но эти невежественные дураки все еще пытаются посылать мне отчеты, прося не спешить с основанием новой страны, заявив, что это гнев Божий. Какой гнев, или они имеют в виду, что небеса не хотят, чтобы я взошел на трон?

Фэй Чжао Син знал, что его гнев не легок и быстро согласился:

– Маркиз Цзин-Ань прав. Эти невежественные люди даже не понимают, что важно для страны, поэтому не сердитесь на них, маркиз Цзин-Ань. Что касается создания новой страны, следовать намерениям маркиза Цзин-Аня нормально.

– Я тоже так думал, но это не работает, – гнев Хэ Ся слегка остыл, и он вздохнул: – Со стороны Чу Бэй Цзе Не было обнаружено никакого движения. Я подозреваю, что генералы получившие множество преимуществ, боятся Чу Бэй Цзе, поэтому не осмеливаются приложить все усилия для охоты за ним. Я очень хочу немедленно отправить войска, когда мы обнаружим местоположение Чу Бэй Цзе…

Казалось, он понял, что потерял самообладание, поэтому сделал паузу на мгновение. Он выпил глоток поданного чая, спокойно продолжив:

– В наши дни много чего происходит. Набор солдат прошел плохо, и сначала я не хотел, чтобы Юнь Чан поставлял для армии ресурсы, а только Дун Линь, Гуй Лэ и Бэй Мо пережившие годы войны. Но многие из их земель были заброшены и временно не в состоянии обеспечить достаточно поставок.

Из-за проблемы фуража большая часть армейских войск была оставлена ​​в Гуй Лэ. Каждая часть императорского дворца Юнь Чана напоминала Хэ Ся о Яо Тянь, поэтому он постоянно чувствовал в сердце невыносимую боль, и подсознательно не хотел спешить вернуться туда.

Из семи полков Юнь Чана, полк Юньсяо Гуй Яня был уничтожен в начале войны. Хэ Ся использовал военнопленных из разных стран, чтобы сформировать новый полк Юньсяо в качестве дополнения. Фей Чжао Син в тайне делал расчеты. В настоящее время в Гуй Лэ находились два полка. Один был рассредоточен в Бэй Мо и Дун Лине, а остальные три были в Юнь Чане.

Четыре страны еще не успокоились, а главнокомандующий некоторое время находился далеко от Юнь Чана. Это было довольно опасно.

Если бы это было в прошлом, Фэй Чжао Син четко и прямо сказал бы Хэ Ся, но с тех пор как он попал под подозрение, он был гораздо более сдержан во всем. Он стоял сбоку и думал о том, чтобы предложить:

– Чу Бэй Цзе – бич. Хотя он до сих пор скрывается, его нельзя игнорировать. Он должно быть прячется в Дун Лине. Если один полк не сможет найти его, то отправки большего числа людей для поиска, должно быть достаточно, чтобы, в конце концов, найти его следы. Почему бы не послать меня, или полк Ганьфэн генерала Цуя в Дун Линь, чтобы помочь с охотой?

Хэ Ся успокоился, и с недовольством на лице пробормотал:

– Ты, наверное, не знаешь новостей, которые пришли сюда сегодня утром. Цуй Линь Цзянь был убит.

– А?

Цуй Линь Цзянь был недавно продвинутым молодым генералом Хэ Ся. Ему было всего двадцать два, но он был очень умен и хорошо работал. Он был очень предан Хэ Ся благодаря этому продвижению. Его смерть была серьезным ударом для Хэ Ся, желавшим ввести в армию своих доверенных лиц, чтобы постепенно и полностью взять под свой контроль всю военную мощь.

– Он был обезглавлен среди ночи в собственной палатке. Голова висела на дверной стойке.

Фэй Чжао Син спросил:

– Может быть, Чу Бэй Цзе сделал это? Мы должны немедленно назначить генерала для командования полком. Все люди полка Ганьфэн потеряли своего главнокомандующего.

– Кому ты считаешь, лучше всего взять на себя ответственность?

Конечно, Фэй Чжао Син не назвал бы себя. Он сделал самый очевидный выбор и сказал:

– Слишком сложно найти нужного человека в последний момент. Полк Шуйтай генерала Цин Тяня находится ближе всего к полку Ганьфэн. Почему бы не объединить два полка в один, под временным командованием генерала Цин Тяня?

Хэ Ся покачал головой, его брови нахмурились.

– Хотя у Чу Бэй Цзе действительно есть навыки, возможно, это не он. Только кто-то, знакомый с внутренней структурой армии Юнь Чана, предпочтет атаковать Цуй Линь Цзяня. Боюсь, все не так просто.

Фэй Чжао Син тоже был умным, и он сразу понял смысл сказанного Хэ Ся. Цуй Линь Цзянь не был жителем Юнь Чана и не был в армии старым ветераном. Многие важные генералы Юнь Чана в своих сердцах были против бывшего командира полка Ганьфэн, а Цин Тянь был одним из тех, кто больше всех жаловался.

Но кто в армии мог бы осмелиться убить командующего полком в это время борьбы за власть?

Он тайно обвинял себя в том, что высказался так быстро, словно помогая Цин Тяню получить еще один полк. Он очень сожалел об этом и поспешно попытался применить обходной маневр:

– Тогда мы должны отправить больше войск, чтобы иметь дело с Чу Бэй Цзе? В настоящее время я занимаюсь заданиями, которые дал мне маркиз Цзин-Ань, поэтому боюсь, что не могу пойти. Так почему бы не отправить полк Шуйтай генерала Цин Тяня в качестве подкрепления?

Хэ ся, наконец, кивнул:

– Тогда пошли его, – он подошел к столу, поднял кисть и написал указ. Он добавил свою печать, передал указ охраннику и спросил Фэй Чжао Сина: – Как идут дела с короной?

Фэй Чжао Син сообщил:

– Ремесленники были найдены. Двое из них из Гуй Лэ, а еще один известный в Дун Лине. Оба являются знаменитыми мастерами в своем ремесле и скрывались с тех пор, как началась война. Найти их было довольно сложной задачей. Были собраны всевозможные драгоценные камни и металлы. Один из самых центральных камней будет лучшим сапфиром. В настоящее время найден один подходящий. Материалы короны были выбраны, но для императрицы…

– Сначала используй его для короны императрицы.

– Маркиз Цзин-Ань? – Фэй Чжао Син заколебался, спросив.

– Сначала отдай драгоценные камни для короны императрицы. Ты можешь медленно подготовить все для императора, так что не беспокойся об этом. Помни, работа должна быть изысканной, а материалы – высококачественными, особенно для короны императрицы.

Фэй Чжао Син с недоумением посмотрел на выражение Хэ Ся. От его красивого лица шло слабое ощущение, будто на нем всегда висел неисчезающий туман. Он стоял прямо перед глазами, но казался очень далеким. Он мог только ответить «да», прежде чем уйти.

Вернувшись на свою базу, его подчиненный генерал Ан взволнованно поспешил к нему, опять пригласив выпить.

Генерал Ан был старым ветераном армии Юнь Чана. Фэй Чжао Син был намного более опытен, чем Дун Чжо. Несмотря на то, что он захватил полк Вэйбей после смерти Гуй Чан Нина, он потратил массу усилий, чтобы поладить и завоевывать доверие нескольких генералов, как на поверхности, так и внутри. Увидев генерала Ан, Фэй Чжао Син улыбнулся:

– Пить снова? Генерал заработал ряд достижений, и маркиз Цзин-Ань дал много наград. Почему бы не купить большой участок земли, построить резиденцию и жениться на нескольких хорошеньких женщинах, чтобы наслаждаться жизнью? Это гораздо интереснее по сравнению с питьем.

Генерал махнул рукой.

– Я просто люблю пить вино. Не знаю, когда со мной будет покончено, поскольку я – человек, убивающий на поле боя. Одной женщины достаточно. Если я женюсь на большем числе, в будущем будет больше вдов, – он вздохнул: – В женщинах все равно нет ничего хорошего. Посмотри на Чу Бэй Цзе, доставлявшего всем головную боль и исчезнувшего из-за женщины. Я слышал, что он недавно появился. Хе-хе, я считаю это ложью. Что касается нашего принца-консорта… – Он вдруг вспомнил, что Хэ Ся строго запретил всем ссылаться на него как на принца-консорта и резко остановился.

Сердце Фэй Чжао Сина неустанно скакало. Он улыбнулся и спросил:

– А что насчет принца-консорта?

Генерал поскреб голову:

– Маркиз Цзин-Ань был глубоко влюблен, но жаль, что с нашей принцессой случилось такое несчастье, что она умерла во время родов. Если бы она была сейчас еще жива, тогда наслаждалась бы этим бесконечным великолепием.

Фэй Чжао Син почувствовал, что эти слова становились все более неуместными. Его выражение слегка изменилось, и он задумался:

– Я только что беспокоился о размере короны императрицы, которую мне приказали изготовить в последний раз. Возможно, маркиз Цзин-Ань собирается найти новую императрицу, когда взойдет на трон?

Генерал Ан был напыщенным человеком, поэтому не заметил выражения Фэй Чжао Сина. Он несколько раз махнул рукой:

– Где ты сможешь найти такую ​​императрицу? Генерал видел какую-нибудь женщину рядом с маркизом Цзин-Анем? Даже если он снова женится, я считаю, что она будет только наложницей. Вот почему я говорю, что маркиз Цзин-Ань был весьма добр с нашей принцессой. Я слышал, что в Юнь Чане он приказал провести в гробнице принцессы капитальный ремонт. Тц, тц эти мелочные парни со своими крошечными сердцами изподтишка нападают, говоря, что принц-консорт убил принцессу, но я считаю, что это невозможно из-за чувств между мужем и женой.

Когда Фэй Чжао Син услышал эти слова, крепко связанные в узел, спутанные нити смятения в его голове вдруг, будто были полностью выпрямлены рукой с небес. Он вдруг все понял.

Он напрягся, застыв на месте.

Генерал, наконец, понял, что что-то не так.

– Генерал, что случилось?

Фэй Чжао Син, потрясенно ответил:

– Я вдруг вспомнил о срочном деле, и должен немедленно выполнить его. Я составлю тебе компанию в другой день.

Он поспешил во внутреннюю комнату и толкнул дверь, все великолепное солнце на небесах было оставлено снаружи.

От подошв его ног начал подниматься кусающий холод.

Хэ Ся намеревался его убить.

Ради Яо Тянь, Хэ Ся хотел отомстить за Яо Тянь.

Неудивительно, что из стольких людей он выбрал лучших для создания короны императрицы, а также нашел людей для ремонта гробницы Яо Тянь. Казалось, что он просто отвернулся на мгновение, только чтобы понять, что над головой повисла крепкая леска, чтобы поймать большую рыбу – его.

Вспоминая, как он думал, что в будущем его ждет только богатство, он понял, что все было просто мыльным пузырем. Хэ Ся уже стал самым могущественным человеком на свете, поэтому его, Фэй Чжао Сина, жизнь не имела никакого значения.

Хотя он неоднократно советовал Хэ Ся убить ее, он на самом деле искренне делал это ради собственной власти Хэ Ся.

Теперь, когда Хэ Ся убил Яо Тянь и очень сожалел об этом, он решил использовать Фэй Чжао Сина, в качестве козла отпущения, чтобы выразить свой гнев.

Холодный пот побежал с Фэй Чжао Сина. Он был зол и подавлен. Его кулак сжался до тех пор, пока ногти не вонзились в плоть.

 

План с наркотиками прошел очень успешно.

Тело Фань Лу было необычным. Цзуй Цзюй ещё не успела привыкнуть, как он полностью выздоровел через два-три дня. Затем Цзуй Цзюй поставила ему задачу:

– Найди способ смешать это с продовольствием, – у нее в руке была огромная сумка с теми самыми наркотиками.

– Как я смешаю их? Все запасы продовольствия находятся в мешках, ты же не хочешь, чтобы я их открыл и добавил наркотики? Считаешь ли ты, что чиновники, ответственные за поставки – дураки?

– Сам ты дурак. Никто не просил тебя открывать их, – Цзуй Цзюй достала немного, чтобы объяснить. – Раствори немного порошка в воде и вылей раствор поверх мешков. Разве лекарства не пропитают содержимое?

Эта идея была хороша. Столь маленькая чашка с наркотиками была совершенно незаметной даже после того, как ее вылили на мешок. Хотя только увлажненные зерна имели бы желаемый эффект, рис для армейских блюд, как правило, готовили мешками в одном огромном котле. Кто тогда их избежит?

Цзуй Цзюй вручила Фань Лу сумку, но он не взял ее. Он наградил ее невозмутимым взглядом:

– Какую награду я получу за то, что помогу тебе выполнить эту важную задачу?

Выражение Цзуй Цзюй застыло:

– Не похоже, что только ты можешь выполнить эту работу. Для такой легкой задачи герцог может отправить кого угодно, чтобы притвориться направленным тобой для проверки продовольствия патрулем. Я просто подумала, что ты кажешься весьма праздным, поэтому помогла найти что-то для тебя.

Фань Лу недовольно хмыкнул пару раз, но все же взял сумку.

В последующие пару дней появилось несколько смутных новостей.

Во-первых, было заподозрено, что в армии началась чума. Армейские врачи не знали, что именно происходит, поэтому несколько известных врачей из разных городов поблизости отправились на проверку.

Позже симптомы были изучены. Все говорили, что это не чума. Солдаты, скорее всего, не привыкли к климату.

– Они кстати оказались не глупцами. Они сначала подозревали, что проблема была в еде, поэтому изучали ее снова и снова, но ничего не смогли найти. Я тоже оказал активное сотрудничество. Я немедленно отправил часть провизии из отравленного запаса из Цежоу. Я даже специально указал, что этот яд, вероятно, нельзя обнаружить серебряными иглами, поэтому вместо этого следует использовать сухую траву астры и воду. Если вода потемнеет, тогда это яд. Я посчитал, что это немного запутает их.

Слова Фань Лу заставили всех людей в комнате рассмеяться.

Только Цзуй Цзюй зыркала на него.

– Зачем лгать без причины? Они могут заподозрить тебя из-за этого, что повлечет большую катастрофу.

Пин Тин сидевшая рядом с Цзуй Цзюй, слегка сжала ее руку услышав ее слова. Она повернулась к ней, тихо объяснив:

– Там действительно есть яды. Он не лгал.

Чу Бэй Цзе добавил:

– Мы планируем немного сбить с панталыку этого генерала. Позволим Фань Лу сначала польстить ему. Немного дружелюбия не повредит.

Только тогда Цзуй Цзюй поняла, что она ошибочно обвинила Фань Лу. Сначала она хотела извиниться, но когда подняла голову, то увидела что Фань Лу сияя самодовольством, подмигнул ей. Ее слова извинения были проглочены громким глотком, плюхнувшись прямо в живот.

Мо Жан спросил:

– Есть еще какие-нибудь новости?

– Много новостей, будто небеса помогают нам, – Фань Лу был основным источником новостей о происходящем во внутренних структурах Юнь Чана, и поэтому все собрались вокруг места, где он сидел. При упоминании армии Фань Лу был в еще большем восторге. Он был очень внимателен, начав драматизировать: – Прежде всего, следует похвалить герцога Чжэнь-Бэя, что убийство Цуй Линь Цзяня было совершено ножом, а не мечом «Божественная душа».

Чу Бэй Цзе слабо ответил:

– Выбор Цуй Линь Цзяня был полностью твоей заслугой. Без тебя нынешняя ситуация была бы невозможна.

По его словам, Фань Лу понял, что Чу Бэй Цзе довольно о многом догадался по текущей ситуации. Он просто заставил его разъяснить ситуацию от его имени, чтобы он, «губернатор Юнь Чана», мог более успешно объединиться с людьми Чу Бэй Цзе. Он не мог не послать Чу Бэй Цзе благодарный взгляд, продолжая говорить: – Смерть Цуй Линь Цзяня заставила Хэ Ся заподозрить Цин Тяня. Потому что Хэ Ся активно заменяет ветеранов в армии Юнь Чана новичками, от этих ветеранов Юнь Чана шли жалобы. В настоящее время Цуй Линь Цзянь обладал самым высоким званием среди молодых генералов. Да и, он не гражданин Юнь Чана.

Мо Жан слушал очень внимательно. Он спросил Фань Лу:

– Только не говори мне, что у тебя есть шпионы в Гуй Лэ? Ты так уверен, что Хэ Ся подозревает Цин Тяня.

Фань Лу усмехнулся:

– Откуда у меня возьмутся способности разместить шпионов рядом с Хэ Ся? Но это не сложно. Хотя полк Ганьфэн остался без командира из-за смерти Цуй Линь Цзяня, Хэ Ся не отправил ближащего генерала Цин Тяня, чтобы взять его под свое командование. Вместо этого он приказал ему отправиться в Дун Линь, чтобы охотиться на герцога Чжэнь-Бэя, – он сделал паузу, взглянув на Чу Бэй Цзе.

Цзуй Цзюй рассмеялась.

– Этому Цин Тяню не повезло. У всех в его полку в настоящее время нет сил двигать своими конечностями, и они не могут найти этому причины, поэтому у них нет ни шанса отправиться в Дун Линь. Хэ Ся, конечно, возненавидит его еще больше, благодаря задержке исполнения военных приказов, – видя, как другие молча смотрят на нее, она слегка покраснела: – Я сказала что-то не так?

Фань Лу сказал:

– Это потому, что ты права. Мы все были очень удивлены, – глаза Цзуй Цзюй расширились, но ей еще нужно было кое-что сказать, но Фань Лу повернулся к Пин Тин. Он поклонился, вздохнув: – Как и ожидалось от мисс Бай. Я восхищен. Я восхищен этим.

Пин Тин ответила:

– Губернатор льстит мне. Этот план – сильный, притворяющийся слабым, в значительной степени зависит от местоположения. Все придумал герцог, это не личное достижение ПинТин.

Фань Лу покачал головой:

– Мисс не может так говорить. Без мисс, кто еще мог бы создать такой замечательный наркотик?

Цзуй Цзюй подумав, наконец, поняла. Причина, по которой Чу Бэй Цзе планировал использовать наркотики, заключалась в том, чтобы создать напряженность между Цин Тянем и Хэ Ся. Убить, создать наркотик, использовать его, позволить Фань Лу подружиться с Цин Тянем, все было связано меж собой. Цзуй Цзюй тихо сплюнула, пробормотав про себя:

– Когда дело доходит до войны, вы, мужчины, очень энергичны, ходите вокруг огромными кругами, делая неведомо что, – она вдруг вспомнила, что Пин Тин сидит рядом, и она не была мужчиной. Она высунула язык, подняв голову и состроив гримасу Пин Тин.

Недавно Хо Юй Нань также с интересом слушал их военные обсуждения, поэтому у него было тут свое место. Он повысил голос и спросил:

– Из того, что я вижу в этой ситуации, намерение герцога пошатнуть моральный дух Юнь Чана уже достигнуто. Планируете ли вы перетянуть самого Цин Тяня?

Пин Тин задумчиво покачала головой.

– Ситуация еще не созрела. Генералы в армии так легко не бунтуют.

– Я тоже думаю, что ситуация еще не созрела. Цин Тянь сразу не предаст Хэ Ся, – Чу Бэй Цзе раскрыл теплую и красивую улыбку, прежде чем сменить тему: – Но время драгоценно, я все равно планирую немедленно пойти к Цин Тяню.

– Герцог?

– Если он еще не созрел, тогда можно позволить ему созреть немного быстрее.

Фань Лу начал волноваться.

– Пожалуйста, возьмите меня с собой, герцог. Однажды я оставался в полку Шуйтай, поэтому очень хорошо с ним знаком. Может быть, я могу что-то сделать, чтобы помочь …

Мо Жан немедленно спросил:

– Вы с Цин Тянем хорошие друзья?

Фань Лу усмехнулся:

– В то время моя позиция была слишком низкой. У меня не было возможности лично встретиться с генералом Цин Тянем. Но шпионы – величайшие мастера в наблюдении за людьми. Он меня не знает, но я часто тайно наблюдал за ним.

Без дальнейших церемоний присутствующие должным образом все рассмотрели и сразу определились с планами.

Чу Бэй Цзе и Мо Жан взяли десять элитных солдат, а также Фань Лу, немедленно покинув город.

Фань Лу впервые отправился с ними. Цзуй Цзюй немного волновалась и, потянув Фань Лу за рукав, поманила его в угол, понизив голос:

– Тебе нужно идти?

– Конечно, – Фань Лу протянул свои большие ладони: – Видишь, мои ладони ужасно зудят.

Цзуй Цзюй сказала:

– По какой-то причине мое сердце стучит. Ты должен быть еще осторожнее во время этого похода.

Фань Лу был весьма саркастичен.

– Сердце стучит? Боже, это плохое предзнаменование в армии. Давай, позволь мне прикоснуться к нему, чтобы оно больше не стучало.

Сначала Цзуй Цзюй была напугана из-за него до бледно-белого, но не ожидала, что его последние слова будут такими. Она так рассердилась, что закатила глаза, отталкивая протянутые пальцы Фань Лу, прежде чем уйти.

Чу Бэй Цзе и другие десять человек покинули город. Они спешили весь путь, направляясь прямиком к землям в расположении полка Шуйтай, пока небо не потемнело. Все спрятались в засаде снаружи, глядя на крошечные огоньки на пустом пространстве впереди.

Чу Бэй Цзе тихо прошептал задачи каждого.

– Я пойду прямо на поиски Цин Тяня. Мо Жан и Фань Лу, проберутся в лагерь и немедленно окажут помощь, если это будет необходимо. Если что-то неожиданное произойдет внутри, мы сразу же будем прорываться на восток. Остальным нужно только разжечь огонь, не пытайтесь пробиться силой, просто создайте легкий хаос, чтобы нам было легче сбежать.

Он высказал приблизительные детали в нескольких предложениях. Каждая из групп состояла из экспертов в своих профессиях, знавших, как действовать по мере необходимости, поэтому им тоже не требовались дальнейшие инструкции.

Пронзительные глаза Чу Бэй Цзе были зафиксированы на другой стороне. Он вгляделся в пустоту:

– Вперед, – Мо Жан и Фань Лу пошли за ним. Все они были одеты в черное, в том числе с тканью, маскирующей лица. Они были словно три тени, тихо и без усилий вошедшие в лагерь врага.

Это было место, в котором полк Шуйтай простоял долгое время. Лагерь не состоял из временных, самодельных кожаных палаток, а из дворов надлежаще окруженных заборами. Жилища были похожи на маленькие здания в простом поместье. В ярко освещенном центральном доме находилась резиденция Цин Тяня.

Чу Бэй Цзе прятался то тут то там, чтобы избежать небольших патрульных отрядов, направляясь прямо в центральную палатку командующего. Мо Жан некоторое время действовал согласно с ним, поэтому он тоже спокойно приблизился к центральной палатке.

Фань Лу уже посещал полк Шуйтай и был более знаком с ним, чем Чу Бэй Цзе и Мо Жан. Он был необычайно храбр. Когда он прошел мимо маленького домика, то проверил, есть ли кто-то внутри, прежде чем войти и найти набор формы полка Шуйтай. Он одел его и вышел наружу.

Правило патрулирования для вызовов свистом оставалось неизменным в течение многих лет, поэтому услышать пароль этой ночи было достаточно. Фань Лу стоял в темном углу, слушая, как связываются маленькие отряды.

– Мир принцессе.

– Великая судьба Юнь Чана.

Фань Лу подумал о том, что принцесса уже умерла. Он был уверен, что Цин Тянь не совсем забыл своего прежнего мастера. Поскольку пароль ночи был получен, больше не нужно было прятаться. Фань Лу вышел из тени, воспользовавшись возможностью, чтобы осмотреться. Из тех, с кем он столкивался, кто-то спрашивал пароль, и он отвечал услышанным отзывом. Услышав, что у него акцент Юнь Чана, а его поведение явно имело военное происхождение, и, не говоря уже о том, что у него был правильный пароль, никто его не заподозрил.

Чу Бэй Цзе должен был уже пробраться туда, где находился Цин Тянь. Фань Лу продолжил идти к центру, планируя позволить Чу Бэй Цзе понять, насколько он крут. Фань Лу еще не достиг самого центра, когда резко остановился. Он повернулся к жилищу слева от него. Он помнил, что в прошлом в этом здании ничего не было, но число охранников, размещенных тут сейчас, заметно увеличилось. На двери появился флаг. Когда он развевался на ветру, иероглиф «Ся», казалось, танцевал на ветру.

Как у шпиона, его взгляд был намного острее, чем у вора. Он мгновенно понял, что внутри было что-то странное.

Он спрятался, некоторое время оценивая это место, и внезапно лукаво улыбнулся:

– К счастью, я прошел мимо, – он повернулся и ушел, воспользовавшись темнотой, он направился к звуку воды, бормоча: – Я только что вспомнил, что здесь была река, – он никогда не был человеком, сидевшим на месте, прирожденным шпионом, поэтому он всегда изучал каждый закоулок и ложбинку окружающей топографии. Годичное пребывание в полку Шуйтай, конечно же, не стало исключением.

Фань Лу однажды прокрался к этой реке и знал, что ее подводное течение идет мимо этого дома.

Он скользнул в воду, как голец, не издав ни единого всплеска. В воде его дыхание замедлилось. Он поплыл без остановки. Через некоторое время над головой появился просвет. Он всплыл, его голова уперлась прямо в каменный потолок. Между потолком и поверхностью воды был лишь небольшой просвет, но его было достаточно, чтобы высунуть рот и нос, позволяя ему временно отдышаться.

Фань Лу глубоко вздохнул, погрузившись в воду. На этот раз он плыл еще дольше, чем раньше. Вода была темной, поэтому он мог только продвигаться на ощупь. Его легкие начали слегка гореть, когда он вдруг наткнулся на что-то. Фань Лу потянулся, чтобы коснуться его, сразу поняв, что это железный стержень. Он взволнованно вскрикнул.

Тут никогда не было железных стержней. Фань Лу вспомнил, что сказала ему Цзуй Цзюй, прежде чем он ушел, и в своем сердце вздохнул. Неужели такова была его жизнь?

Он особенно сожалел о том, что из-за своего сильного тщеславия, должен был так несправедливо умереть.

Его грудь казалось была охвачена огнем, но Фань Лу не осмелился открыть рот. Он понял, что открытие его рта в этот момент не только бесполезно, но, несомненно, отправит его на тот свет. Он вцепился в железный стержень, отчаянно дергая его.

Боль из-за нехватки воздуха кипела в нем. Его разум был в хаосе. Он мог только использовать всю оставшуюся силу для борьбы.

В этот момент железный стержень в его руке слегка двинулся. Хотя это было немного, дух Фань Лу поднялся. Он еще сильнее дернул его, используя ноги, чтобы ударить его под водой.

Почти весь воздух в легких Фань Лу был израсходован, поэтому его сила неуклонно слабела. В затуманивавшемся сознании ему показалось, что он услышал голос Цзуй Цзюй. Фань Лу содрогнулся, прежде чем продолжить борьбу.

Когда он собирался отчаяться, железный стержень снова сдвинулся. Он сдвинулся намного дальше, чем раньше, а его основание, казалось, ослабло. Фань Лу поспешно наклонился вперед, так что все его лицо прошло мимо стержня.

Небо действительно помогает мне!

Оказавшись на пороге смерти, Фань Лу изо всех сил пытался протиснуться внутрь. Он не заботился о многочисленных царапинах и синяках, чтобы добраться до поверхности воды. Он не ожидал толстого каменного потолка. Возможности всплыть не было.

Сердце Фань Лу резко упало. С рукой, нащупывающей камень над головой, он сделал все, чтобы проплыть вперед. Он проплыл немного и, только после того, как его силы, казалось, полностью истощились, он почувствовал на ладони ветерок. Фань Лу был в восторге. Он резко оттолкнулся от дна, и его лицо выскользнуло на поверхность. Его приветствовало огромная масса драгоценного воздуха.

Фань Лу вдыхал его огромными глотками, стряхивая капли воды, когда вылез на сушу. Он всегда брал с собой спички, тщательно завернутые в масляную бумагу. Он зажег огонь и огляделся вокруг, мрачно пробормотав:

– Этот чертов ублюдок Цин Тянь, оказывается, построил водную темницу и чуть не заставил меня утонуть.

Казалось, Фань Лу был не единственным человеком, кто обнаружил этот водный маршрут. Это место, очевидно, подверглось некоторому обустройству подземных вод, чтобы использовать их. Неудивительно, что для предотвращения проникновения людей были установлены железные стержни.

Возможно, потому, что кузнец, ковавший железные решетки, думал, что они будут под водой, и их никто не увидит, поэтому работал над ними небрежно. Железные прутья было легко ослабить, но именно это спасло жизнь Фань Лу.

Фань Лу вспомнил, что находился на вражеской территории, поэтому погасил пламя. Он осторожно пробрался внутрь, где стены мерцали отсветом от масляной лампы. Свет был таким же крошечным, как соя, но его было достаточно, чтобы бросать на всю комнату смутный свет.

Двое охранников похрапывая спали на столе. Куча бутылок валялась у их ног. С такой толпой охранников снаружи шансы на то, что внутренняя часть была совершенно безопасной, были десять тысяч к одному. Кто ожидал, что из воды вылезет какой-то монстр?

Фань Лу подошел к этим двоим. Он с силой ударил их по затылкам, чтобы они потеряли сознание.

– Почему бы мне не взглянуть, кто тут так надежно заперт?

Он заглянул в темницу, где сидела высокая фигура. Его глаза сияли в темноте, и выражение лица было резким.

Фань Лу спросил через дверь темницы:

– Эй, ты кто?

На мужчине были повязки, обернутые вокруг его плеч и ног. Он холодно заметил, как появился Фань Лу, одетый в мокрую военную форму армии Юнь Чана и вырубил охранников. Но он не удивился, а просто оглядел Фань Лу.

– А ты кто?

Он был давно заперт. Его волосы и борода были спутаны, и лицо по большей части скрыто, поэтому даже Фань Лу не мог его узнать. Но когда он заговорил, его слова имели величественную ауру, принадлежавшую старшим генералам. Фань Лу был ошеломлен на несколько мгновений и более внимательно вгляделся в его черты, чувствуя его все более знакомым с каждой минутой. Его выражение внезапно показало шок:

– Ты – Цзэ Инь из Бэй Мо!

Все жители Бэй Мо считали, что Цзэ Инь был убит Хэ Ся после его вызова. Кто бы ожидал, что он будет тайно заключен в лагерь полка Шуйтай?

– Я видел тебя раньше. Ты главнокомандующий Бэй Мо, Цзэ Инь.

Цзэ Инь не издал ни звука. Он с первого взгляда понял, что Фань Лу был человеком из армии Юнь Чана, его сердце было настороже и оставалось бдительным, потому что это могло быть трюком Хэ Ся. Он не мог говорить и молчал.

– Почему ты здесь заперт? Как долго ты здесь?

Фань Лу задал несколько вопросов подряд, но Цзэ Инь не ответил. Он знал, что Цзэ Инь подозрительно относился к нему и тайно подумал – Я добрался сюда, рискуя своей жизнью, но ты этого не ценишь. Я не доволен. Его выражение остыло:

– Ты знаешь, кто я?

Цзэ Инь услышал его тон и становился все более уверен, что тот много лет прослужил в армии Юнь Чана. Этот человек, скорее всего, был шпионом, посланным Хэ Ся. Он нахмурился:

– Скажи, если хочешь. Если ты этого не сделаешь, тогда уходи.

– Я – крестный отец твоего сына Цзэ Цина! – он слышал от Цзуй Цзюй о том, что Пин Тин сказала ей, поэтому, очевидно, знал о Ян Фэн и Цзэ Цине.

Его слова еще не закончились, прежде чем Цзэ Инь резко вскочил на ноги в темнице. Он напряженно прошел несколько шагов, его темп неожиданно возрос. Его голос был суров:

– Многие знают, что мой сын – Цзе Цин. Не смей пытаться обмануть меня.

Фань Лу громко хмыкнул, не утруждая себя ответом. Он достал ключи у двух охранников и открыл дверь в темницу, бормоча про себя:

– Бедный крестник, я хотел спасти жизнь твоему настоящему отцу, но он говорит, что не хочет тебя видеть. Он просто хочет подождать и умереть здесь. Когда я думаю о том, как над тобой и твоей матерью будут издеваться, потому что у тебя нет отца или твоего крестного отца рядом с тобой, становиться очень грустно.

Цзэ Инь слегка оторопел.

Пробыв заключенным в тюрьму так долго, у него не было никаких известий о его жене и сыне. Казалось, его сердце было вырвано, когда он подумал о том, что они потеряли свою защиту, позволяя другим запугивать их, как оте пожелают.

Фань Лу не смотрел на него. Он просто потянулся.

– Пойду-ка я. Люди снаружи все еще ждут меня. Ты можешь сбежать под водой и следовать за мной, если хочешь. Все зависит от тебя, – он повернулся и направился туда, откуда пришел.

Цзэ Инь сперва был в легкой нерешительности, но сразу же догнал его. Он решил не видеться с Ян Фэн после того, как покинет это место, и не ускользнуть ни одному слову этому человеку. Даже если это была вражеская ловушка, она не принесет пользы.

За пределами лагеря две тени тихо прокрались назад.

Когда люди, ожидающие снаружи, увидели их, они мгновенно вздохнули с облегчением.

Чу Бэй Цзе и Мо Жан спрятались, спросив остальных:

– Фань Лу вернулся?

Все покачали головами. Сердце Мо Жана немного упало. Он понизил голос:

– Я пойду проверю.

– Не нужно. Он знает это место лучше нас. Подождем немного.

Люди в сомнениях ждали какое-то время, мысленно ругая Фань Лу всеми возможными способами. Даже брови Чу Бэй Цзе нахмурились.

Как бы они объяснялись с Цзуй Цзюй, если бы Фань Лу попал в ловушку внутри? Забудьте о спасении. Если бы они ворвались, чтобы спасти его, все их планы были бы разрушены.

В то время как все еще были крайне обеспокоены, наконец, появился мокрый с головы до ног Фань Лу. Из-за того, что он прятался, довольно много пыли, прилипло к его телу. В черную ночь его одежда выглядела серо-желтой.

Увидев Чу Бэй Цзе, Фань Лу не стал объяснять, куда он ходил. Он начал с вопроса:

– Герцог виделся с Цин Тянем?

Чу Бэй Цзе собирался слегка отругать его, но после раздумий решил, что сейчас не время. Он тихо ответил:

– Когда я пришел, он читал срочный указ Хэ Ся. Его ругали за то, что он не подчинился военным приказам и немедленно не привел свои войска в Дун Линь.

Когда Мо Жан увидел, что Фань Лу вернулся, его заботы о реакции Цзуй Цзюй подошли к концу. Он слабо улыбнулся, целенаправленно ослабляя атмосферу:

– Честно говоря, только того факта, что Цин Тянь сразу не послал своих людей схватить герцога, когда они встретились, уже достаточно, чтобы понять, что решимость Цин Тяня немного поколебалась.

– Цин Тянь действительно невезучий. Его отношения с Хэ Ся становятся все хуже. Во-первых, он подозревается в убийстве Цуй Линь Цзяня. Во-вторых, он подозревается в том, что солгал о болезни солдат, чтобы проигнорировать военные приказы, а теперь я помог ему получить еще одну действительно важную третью причину.

Чу Бэй Цзе понял, что под этим скрывается более глубокое значение.

– Какая причина может быть так важна?

Фань Лу усмехнулся:

– Разве не будет ужасно, если он потеряет важного заключенного, которого Хэ Ся приказал тайно держать под охраной? Первые две причины – это только подозрения Хэ Ся, но он ничего не может сделать с великим генералом вроде Цин Тяня из-за простых подозрений. Но потеря важного заключенного – это то, что Хэ Ся непременно использует бы в качестве предлога, чтобы разобраться с ним. Возможно тогда Цин Тяню придется положиться на нас.

Мо Жан спросил:

– Кто этот важный заключенный? Почему он имеет значение?

– Главнокомандующий Бэй Мо.

Присутствующие были в шоке.

– Где он?

Фань Лу казался весьма ленивым и даже зевнул. Он указал на холм позади:

– Я спрятал его и сначала пришел поговорить с герцогом. Вы двое были на поле боя врагами, но не сражайтесь сейчас, когда увидите друг друга. Я обменял его на свою жизнь.

Чу Бэй Цзе был в восторге. Он тихо взревел, и дюжина людей направилась к холму позади.

Генерал и я ♔

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии