Глава 128. Законы севера (часть 1).

Крокта встал со своей кушетки.

Он вернулся в Старейшину, но вокруг никого не обнаружил. Кровать Тийо и Анора, на которой они должны были спать, была пустой.

Солнце, которое можно было увидеть через окно, было уже почти над головой. На дворе был день.

Они были в Спиное, где накануне произошла кровавая битва. Город темных эльфов был разрушен. Уцелело всего несколько зданий, поэтому оставшиеся в живых спали в палатках вокруг Мирового Древа. А когда настало утро – все они были благословлены Мировым Древом и пошли восстанавливать город.

Крокта вышел из комнаты и увидел в коридоре темных эльфов. Они кормили раненых солдат. Завидев Крокту, они тут же вскочили на ноги. В их глазах перемешалось восхищение, благоговение, благодарность и страх.

Крокта и раньше был их другом, но теперь он стал Великим Вождем орков. Он обладал достаточной властью, чтобы в любое время ввергнуть север в новый ад.

– Добрый день, – первым поздоровался Крокта.

– Крокта, Вы проснулись.

Мало кто знал, что Крокта проклят звездами, а потому они думали, что новый Великий Вождь просто отдыхал в своей постели. Крокта улыбнулся. У него было на редкость злобное лицо, и когда он улыбался, оно становилось ещё отвратительнее.

– Вам хорошо спалось?

– Да.

– …

После этого короткого разговора повисло неловкое молчание. Крокта кивнул и прошел мимо них. А затем услышал позади себя их голоса:

– Большое спасибо, герой севера, Крокта.

– Я никогда не забуду благодетеля, который спас Спиною.

Крокта остановился. Ему довелось повидать множество разрушенных городов и поселений. И людей, которые из-за войн потеряли всё, став беженцами. Им некуда было идти, и в их глазах можно было прочесть лишь отчаяние. То же самое было верно и для Спинои.

Тем не менее, жители благодарили его. Неужели он действительно заслужил эти слова? Город был в руинах, и он защитил лишь малую его часть. Раньше он бы не знал, что ответить. Но Крокта многому научился в Старейшине и теперь ему было что сказать.

Показав им два больших пальца, Крокта с улыбкой произнес:

– Да, тогда я попрошу на ужин побольше мяса! Буль-тар!

Темные эльфы заулыбались.

Крокта вышел из здания и вновь столкнулся с отрезвляющим пейзажем, когда его глазам предстала опустошенная Спиноя.

Этот мир был и вправду прекрасным, ведь под солнечными лучами даже руины могли показаться красивыми. Правда, так было не из-за архитектуры эльфийского города, а из-за усердия тех людей, которые с раннего утра уже трудились над восстановлением того, что было разрушено.

– Их энтузиазму можно позавидовать.

Но что самое удивительное, реставрацией занимались не только темные эльфы. С ними были и орки. Завидев Крокту, они стукнули себя кулаками по груди и прокричали:

– Приветствуем Великого Вождя!

– Великий Вождь!

Однако Крокта лишь покачал головой. Он уже говорим им, что ему не нужны такие формальности, однако орки его не слушали.

– Вы пришли, Великий Вождь.

– Не нужно меня так называть.

– Великий Вождь – это Великий Вождь.

Это был Сурка.

Он был высокоранговым воином Великого Племени, находясь на одном уровне с Молотчви. Именно по его совету Крокта вызвал Кальмахарта на поединок. Этот орк помнил о своей чести, даже находясь под действием безумия «Скорби».

– Мы распределили с темными эльфами рабочие места и занялись восстановлением города.

– Отличная работа. Это хорошо.

Война закончилась сразу же, как Крокта стал Великим Вождем. Красный свет, окутывающий орков, исчез. Многим оркам было стыдно и не по себе от того, что они сделали. Как Великий Вождь, Крокта приказал им присоединиться к темным эльфам и помочь в реставрации городской инфраструктуры.

Однако нелегко было избавиться от вражды между этими двумя расами. Они всегда были врагами. Даже если они находились под влиянием другого, более могущественного существа, это не отменяло того факта, что совсем недавно орки попирали города и семьи темных эльфов.

Таким образом, было решено разделить их.

– Ох! Крокта! Неужели ты пришел, точка! – донесся голос Тийо, моментально развеяв его неловкое настроение.

Гном так усердно помогал темным эльфам, что всё его лицо было уже измазано.

– Тебя так долго не было, что я уже подумал, что ты пытаешься увильнуть от работы.

Не сидел без дела и Анор. Прямо сейчас он контролировал несколько скелетов, которые таскали камни. Чтобы не причинять боль тем, кто только что прошел через ужасы войны, оживил он не темных эльфов, и не орков, а монстров. Другими словами, в качестве рабочих у него были скелеты-огры.

– Крокта, пора работать, точка!

Крокта шагнул по направлению к завалам, от чего глаза Сурки полезли на лоб.

– Почему Великий Вождь…?

– Сурка. Я – Крокта, а не Великий Вождь!

– Как прикажете, – кивнул Сурка.

– И я хочу работать.

Крокта воткнул в землю свой двуручный меч и засучил рукава.

В процессе восстановления участвовало даже Мировое Древо, пожертвовав для этого свои ветви. Возможность строить бок о бок с божественным деревом сама по себе была уникальной. Благодаря чрезвычайной ситуации Мировое Древо решило помочь в реконструкции Спинои, даже если это означало потерю своих собственных сил.

Крокта поднял несколько тяжелых ветвей Мирового Древа, словно они были пушинкой и понёс их к строительной площадке.

– Воистину Великий Вождь!

– О-о-о-о! Великий Вождь лично принимает участие в работах!

– Следуем за Великим Вождем!

– С этого момента никому не отдыхать!

Орки приветствовали своего вождя. Для тех, кто знал лишь суровое правление Кальмахарта, было крайне необычно видеть, как Великий Вождь работает наравне со всеми. Когда Крокта начал работать, атмосфера среди орков изменилась.

Северные орки всегда следовали за Великим Вождем.

Продолжая работать, Крокта увидел знакомое лицо.

Молотчви. Он забивал гвоздь своим боевым молотом.

– Приветствую, Великий Вождь, – быстро размахивая молотом, произнес старый орк.

– Молотчви. Вот мы и снова встретились.

В свое время у них были разные убеждения, и они уже дважды сходились бою. Конечно, в обоих случаях результатом стала чистая победа Крокты. Ещё тогда Молотчви смог предвидеть это будущее.

– Как работа? Не устаешь в таком-то возрасте?

 

– О чем ты говоришь? Я великий воин, Молотчви. Перед тем, как я устану, мне предстоит пройти еще долгий путь!

– Ты весь вспотел.

Молотчви и вправду был весь в поту.

– Ну, лучше уж пот, чем кровь, – утеревшись подолом рубахи, усмехнулся Молотчви.

В этих словах был смысл. Постучав ветерана по плечу, Крокта напоследок ему шепнул:

– Оставайся в живых, Буль-тар.

– Ты тоже, Великий Вождь. Буль-тар! – улыбнувшись, ответил ему Молотчви, продолжая забивать гвоздь. Орк, сокрушивший множество врагов при помощи своего страшного молота, воин Великого Племени по имени Молотчви!

Крокта подумал, что ему куда больше идет стоять с молотом, как с рабочим инструментом, нежели как с грозным оружием. Следовавшие за Молотчви воины беспрекословно следовали его инструкциям и продолжали восстанавливать здания. Если бы он родился на континенте, то, возможно, Молотчви смог бы стать талантливейшим плотником.

Как это некогда сделал Грант, возможно, и этот воин сможет найти себя в чем-то другом. Может быть, он станет самым обычным орком, который днем будет работать, а по ночам пить с остальными крепкое пиво.

– Сурка.

– Да?

– У Молотчви есть дети?

– Да. Причем не один, и не два.

Крокта вопросительно уставился на него, и Сурка пожал плечами.

– У него одиннадцать детей. Я слышал, что не так давно родился ещё один.

Крокта кивнул, словно ему стало спокойнее.

– Я рад. Орки должны думать о будущем.

Северные орки тоже понесли большие потери. Погибло бесчисленное количество солдат. По мере того, как темные эльфы наладят ситуацию в своих городах, оркам тоже следует позаботиться о себе. Крокта не собирался оставаться Великим Вождем надолго, но он просто не мог не задуматься об этом.

– Завтра будет подписано соглашение.

Крокта взошел на трон Великого Вождя, остановив войну между темными эльфами и орками. Теперь они должны были официально объявить о прекращении войны, позабыть о своих разногласиях и ​​подписать мировое соглашение. Дата была назначена на завтра. Естественно, одним из субъектов подписания был Зелькиан, лидер темных эльфов и апостол Мирового Древа. Другой стороной был Великий Вождь северных орков, Крокта.

– Сурка.

– Да.

– Ты хотел бы как-нибудь сразиться со мной?

Глаза Сурки снова полезли на лоб. Но затем он увидел, как смотрит на него Крокта, и кивнул.

– Конечно, Великий Вождь.

***

Они стояли посреди пустыря. Где-то позади них раздавались звуки работающих орков.

В руках у Крокты был его излюбленный двуручный меч, Убийца Огров. Шедевр клана Золотой Наковальни.

Тем не менее, пронзив множество врагов, в руках Крокты он стал ещё острее. В отличие от клинков, которые после многократного соприкосновения с кровью и плотью лишь ржавели и становились тупее, Убийца Огров превратился в двуручный меч совершенно нового уровня.

Поначалу Убийца Огров был просто сияющим мечом. Теперь же он выглядел так, как и положено выглядеть мечу, прошедшему через бесчисленные поля сражений.

В руках Крокты сумел завершиться настоящий шедевр.

– Хороший меч. Он может вызвать настоящий хаос.

Однако неординарным был и топор Сурки. Это был «Кровавый Дождь» – реликвия, которую он получил от своего отца, Шиктуллы. Это сокровище лишило жизни множество опаснейших противников. И для Сурки его топор был самым, что ни на есть, настоящим символом принадлежности к племени Стального Топора.

А затем эти две силы встретились. Их оружие столкнулось друг с другом, вызвав оглушительный звон.

Два орка двигались друг вокруг друга, словно маги ветра, умело нанося удары в малейшие зазоры в защите противника.

Сурка отличался от Кальмахарта тем, что обладал блестящей техникой владения топором.

Крокта улыбнулся. У этого боя был свой шарм.

Скорость Крокты увеличилась, и он вошел в мир Вершины Мастерства. Двуручный меч Крокты устремился к врагу, словно разделяя мир на две части. Топор пролетел мимо его щеки, в то время как меч оставил порез на шее Сурки.

Крокта усмехнулся. Вместо того, чтобы выражать своё уважение друг другу с помощью слов, они могли сделать это куда лучше при помощи поединка.

Воин сражался с воином.

– За что ты сражаешься, Сурка? – крикнул Крокта, оттолкнув своего оппонента плечом.

– За то, чтобы стать ​​Великим Вождем! – ответил Сурка, потеряв равновесие. Затем орк быстро подскочил и опустил свой топор на Крокту.

Бу-ду-м-м-м!

Впервые за всё время сражения раздался звук взрыва.

– Убить Великого Вождя и стать Великим Вождем! – рассмеялся Сурка.

Северный орк. Крокта не испытывал ненависти к нему. Каждый орк-воин должен был стремиться к большему и смеяться, сражаясь за свою жизнь.

– И что будет после того, как ты станешь Великим Вождем?

Крокта отразил атаку топором и нанес молниеносный удар кулаком в живот Сурки. Сурка упал, и Убийца Огров тут же метнулся к нему. Сурка покатился по земле, пытаясь избежать этого, но, в конце концов, двуручный меч Крокты остановился перед его шеей.

– Что ты сделаешь, если станешь Великим Вождем? – спросил Крокта.

Сурка попытался сбросить со своей груди ногу Крокты, но в конечном итоге вынужден был сдаться. Он посмотрел на Крокту и улыбнулся.

– Я изменю Великое Племя.

– Как?

– Я сделаю его таким, каким оно было раньше!

Крокта убрал ногу и протянул ему руку. Сурка взялся за руку Крокты и поднялся, после чего добавил:

– Тогда мы станем похожими на орков континента.

Земля орков-воинов, которые главным в своей жизни считали честь. Сурка не мог не восхищаться рассказами Крокты о континенте и хотел восстановить давно забытые традиции севера. Ему не хотелось испытывать стыд во время сражений, и он хотел знать, что смерти его собратьев не напрасны. Он хотел восстановить этот дух.

– Но Великий Вождь – Крокта, поэтому мне не нужно становиться Великим Вождем, – рассмеявшись, сказал Сурка.

– Хро-хро-хро!

По окончанию поединка Крокта спросил кое-что ещё.

– Сурка. Помимо меня, ты здесь самый сильный?

– Ну, мы не проверяли, но, вероятно, так и есть. Помимо Кальмахарта, я еще никому не проигрывал.

– Как самонадеянно.

Оставить комментарий