Ранобэ | Фанфики

Конец эры магии

Размер шрифта:

Глава 151.

Помимо того что книга смерти была экстраординарным магическим артефактом, с безграничной властью, это был еще и центр управления миром Костей. Лин Юню она и нужна-то была, как можно быстрее, чтобы спокойно попадать мир Костей откуда и когда угодно.

И теперь, Лин Юню не терпелось воспользоваться этой способностью.

«Черт, что это?» – когда Лин Юнь попытался открыть книгу, он понял, что она заперта, словно ее запечатала какая-то таинственная сила.

– Да вы издеваетесь? Вот блин, вообще… как невовремя!

Весь костяной пик дрожал от рева костяного дракона. Лин Юнь чувствовал, какую безграничную смертельную энергию несла в себе мощь приближающегося дракона.

– Кэйн! Выходи! – пытался позвать Лин Юнь, но воплощение книги смерти не ответило. Он, казалось, исчез.

Лин Юнь чуть не закричал от досады. У него просто не было выбора. Костяной дракон шел за ним.

«Погодите-ка, глава мудреца! Дай-ка попробую ее…» Лин Юнь, недолго думая выхватил главу мудреца из кармана. С момента, как он вошел в мир Костей, каменная скрижаль поглотила бесчисленные огни души и стала сверкающей и прозрачной как кристалл.

В любом случае у него не было выбора в данный момент, поэтому он коснулся главой мудреца книги смерти, вставляя артефакт в книгу.

Удивительно, но она хорошо вписалась.

Книга смерти вспыхнула, и глава мудреца слилась с ней.

И первая страница книги смерти открылась!

«Неплохо…» Лин Юнь вытер холодный пот и влил ману. На изначально чистой странице немедленно проявились знаки.

Это были знаки, которых Лин Юнь никогда не видел прежде.

Знаки были очень красивые, наполненные таинственной эстетикой и Лин Юнь ощущал, что они содержали какую-то таинственную силу.

Но это было очень странно. перeведено на tl.rulаte.ru

Лин Юнь, очевидно, никогда не видел те знаки прежде, но когда они появлялись, он вдруг начал бормотать заклинание.

«Это… – Лин Юнь был поражен. – Что это?»

Он даже не планировал рта раскрывать, но все же читал заклинание.

Но от чего он чувствовать себя еще более крипово, это от того, что, прочитав заклинание, он ясно понимал, его смысл. Из знаков, которые появились, три знака были для открытия планарного пути, два для позиционирования, и последние два Айфри дом су для завершения планарной телепортации.

Холодный пот выступил на спине Лин Юня.

Всего лишь три знака открывали планарный путь.

Что за пугающая сила! Это означало, что сила этих трех знаков была равна алхимическому массиву мастера алхимии. Лин Юнь и подумать не мог, что во всей истории Носцента был язык, который мог содержать такое пугающее количество энергии.

В конце концов, почти все языки в истории Носцента были записаны в разрушенной библиотеке несколько тысячелетий спустя: общий, эльфийский, драконий, язык бездны, гномий, адский… это все были языки могущественных рас Носцента или его цветущих цивилизаций. Но ни один из них не был настолько могущественным как этот.

Такую власть не могли содержать слова.

Лин Юнь вздохнул, пространство вокруг него исказилось, и в долю секунды он оказался в своем доме в городе Тысячи парусов.

Лин Юнь осмотрелся и заметил, что находится в секретной комнате. Книгу смерти он все еще держал в руках, так же открытой на первой странице.

– Кэйн? – позвал Лин Юнь магическое воплощение книги смерти еще раз, но и на этот раз никто не отозвался.

Лин Юнь рассердился. Слишком много тайн было вокруг книги смерти, и все подсказки, которые у него были, оставил небесный маг из башни Слоновой кости, тысячи лет спустя. Но знать хоть что-то было лучше, чем не знать ничего.

Лин Юнь планировал расспросить обо всем Кэйна, когда опасность миновала, но, похоже, ему придется все узнать самому, как и в случае с главой мудреца.

Он посмотрел на первую страницу книги, изучая знаки.

Ему сразу бросились в глаза пять предельных заклинаний.

Да, пять… Пeрeвод сдeлан на рyлeйте

Когда глава мудреца поглотила огни души, это позволило заклинаниям второго уровня стать предельными, но там было всего три слота. Исходя из этого, можно было догадаться какая это редкость увеличение количества слотов.

Теперь же глава мудреца слилась с книгой смерти и стала дополнением к экстраординарному магическому артефакту, увеличив количество слотов на два!

«Достойный экстраординарный магический артефакт». Лин Юнь не мог избавиться от чувства, что этот вид модернизации был слишком пугающим… еще два слота добавляли куда больше вариаций к его стратегиям. С пятью предельными заклинаниями, если он соединит их правильно, он сможет противостоять высшему магу 5-го уровня.

Кроме того, помимо пяти слотов предельных заклинаний, на первой странице появилось тридцать три знака. Семь из них для планарного пути, и с тех пор, как Лин Юнь бессознательно прочитал их, они врезались в его сознание, как будто он всегда знал их. Лин Юнь чувствовал, что мог использовать силу этих знаков в любое время, когда пожелает.

Но он не мог понять остальные двадцать шесть знаков.

Это было досадно. Если семи знаков было достаточно, чтобы использовать планарный путь, какую шокирующую силу имели остальные двадцать шесть?

Но по крайней мере он справился с этими семью знаками. Теперь у него будет время разобраться и с остальными, рано или поздно. И кроме того, его магический массив и его продвинутое знание формул наделяли его наилучшей вычислительной способностью в этой эре.

Лин Юнь полагал, что ему понадобится самое большее год, чтобы смочь понять эти двадцать шесть знаков.

Но вот с остальным вырисовывалась проблема…

Это просто не могло быть единственной способностью книги смерти, экстраординарного магического артефакта. Но магическое воплощение, Кэйн, отказывался с ним общаться. Лин Юнь кричал, но тот не отзывался. Он даже предположить не мог, сколько времени займет вытащить тайну книги смерти из Кэйна.

«Похоже, мне нужно найти способ заставить Кэйна выйти».

Через несколько дней Лин Юню пришлось покинуть секретную комнату. Помимо вычисления двадцати шести символов, он, время от времени, добавлял ману алхимическому массиву. Если бы он только полагался на магический алмаз бездны и сердце ледяного лича, планарный путь еще долго был бы заперт.

Наконец утром, на седьмой день, Лин Юнь расправил лист бумаги, намереваясь продолжить работу, когда пространство вокруг него внезапно исказилось. Пришел Уильям.

– Что с Фало? – спросил Лин Юнь, продолжая вычисления.

– Все еще не хочет уходить… – Уильяму события последних нескольких дней все еще казались сном. Когда он посмотрел на Лин Юня, его глаза переполняло восхищение. – Кузен, твои решения поистине удивительны. Часть магов 5-го уровня, дошли до 6-го, несколько дней спустя, теперь они все готовы жизнь положить, только чтобы остаться в лагере. Мана в лагере преобразована в туман, таким образом медитации проходят в сотни раз быстрее…

– Пусть пробудут там три дня, но потом их нужно будет оттуда увести. Среда того места сильно отличается от Носцента, поэтому если оставаться там слишком долго, могут начаться проблемы.

Лин Юнь ненадолго задумался, заметив, что Уильям собрался уходить, он отложил перо и разложил бумаги, затем поднялся. – Пойдем-ка посмотрим, что там в Позолоченной розе, а?

– Хорошо, у меня есть партия адского железа, которую нужно туда отнести. – Уильям сверкнул пространственным кольцом, которое ему дал Лин Юнь перед походом в мир Костей. Работа добывающих марионеток уже заполнила кольцо. Если бы не это, то Уильям бы не оставил мир Костей, когда открылся планарный путь.

Выбравшись наружу, эти двое не стали звать экипаж, а просто направились на улицу Победного возвращения.

Позолоченная роза все так же быстро развивалась. Снаружи была припаркована дюжина экипажей, представители всех сил города присутствовали там, рассматривая товары. Наемники Серебряной луны, Гнездо гадюки, наемники Снежной лисы, и даже из башни Мудреца и гильдии алхимиков тут были люди. Лучшие силы города и самые верные покупатели Позолоченной розы.

– Что такое? – Лин Юнь собирался войти, но вдруг увидел, что Уильям застыл перед одним из экипажей.

– Кто-то из семьи приехал…

Конец эры магии

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии