Паладин

Размер шрифта:

Глава 65.1 — Щит человечества

Мне нужно задержать трех безумных демонов на целых пятнадцать минут… Именно столько времени понадобится Аделаиде, чтобы вывести Матриарха из Стерлинга.

Лорды Улья остановились в паре сотен футов от меня, оставив длинный безлюдный участок в центре моста. Их челюсти были слегка приоткрыты, при каждом дыхании из их пастей исходил пар. Я изучал оборотня в центре, наблюдая, как усики, из которых он состоит, расширялись и сокращались при дыхании. Он маячил над двумя Горными львами по бокам, даже сгорбившись, эта тварь была почти втрое выше их. Три ганглия в его теле загорелись красным на моих датчиках: один в голове, один в груди и один в нижней части спины. Камилла назвала его «Праймом» во время нашей последней встречи, и это название действительно подходит: эта хрень совсем из иной лиги, чем Лорд Улья, которого я только что убил. Я на девяносто девять процентов уверен, что именно с ним я и сражался ранее. Это не было основано ни на чем, лишь мои внутренние ощущения.

Прошли несколько секунд с тех пор, как мы встретились взглядами. Внезапно я услышал, как грохот рейлганов начинает резонировать в воздухе, а вскоре последовала пальба из винтовок. Бои на берегах реки начались. Ассимиляторы беспомощно барахтались в воде, когда пытались пересечь реку. Но их огромное количество позволит им пройти через этот заградительный огонь не понеся особых потерь. Битва шла полным ходом… Ополченцы сражались, так почему я должен стоять на месте?

Внезапно я сообразил, что для них это тоже выгодно. Ассимиляторы знали, что другие защитники не смогут продержаться, что именно я являюсь козырем Стерлинга. Итак, они хотели вывести меня из боя. Я имею в виду, очевидно, что я был достаточно опасен, чтобы они отправили по мою голову целых трех Лордов Улья. Не нужно быть гением, чтобы предположить, что они хотят отложить мой вход в сражение. Несмотря на это, я не думаю, что патовая ситуация продлится долго. Ну, хоть что-то успокаивает…

Не теряя ни минуты, Лорд Улья в дальнем левом углу рванулся ко мне, мчась на дикой скорости. Он оторвался от своих союзников, похоже, проверяя мои способности.

Я холодно улыбнулся под своим металлическим шлемом. Похоже, этот ублюдок умоляет меня о смерти!

Затем я запустил двигатели на своей спине и помчался в направлении бегущего Лорда Улья, окружение вокруг меня превратилось в размытое пятно, когда антигравитационные двигатели позволили моим ногам с легкостью скользить по бетону. Если Лорд Улья и не ожидал этого, то совсем не подал виду, он продолжал мчаться ко мне без заминок в своем бешеном темпе. Мы быстро приближались друг к другу, с каждой секундой становясь все ближе и ближе, и никто из нас не менял курс. Мы были всего в дюжине футов друг от друга, когда он прыгнул на меня, мощные задние ноги толкнули его вперед, пока челюсти широко раскрылись, и из них вырвался яростный рык.

Это было именно то, чего я ждал…

Не останавливаясь, я упал на оба колена, благодаря двигателям я летел на бешеной скорости. Когда я оказался непосредственно под Лордом Улья, то направил на него левую руку, дробовик на моем запястье выскочил из промежутка между предплечьем и щитом, после чего дробь полетела прямо в Червя. Тем же движением я поднял меч в вертикальное положение и почувствовал короткий, сильный рывок, когда клинок врезался в плоть Червя над моей тушкой. Недавно разработанные бронебойные пули вылетели из дробовика, разрывая голову массивного Ассимилятора, полностью уничтожив ганглий внутри него, в то время как мой меч разрубил его тело от груди до хвоста. Мое оружие вырвалось из тела Ассимилятора, и я прекратил скольжение, благодаря передним двигателям мне удалось быстро остановиться, после чего я замер в позе на коленях. Позади меня импульс от злополучной атаки Лорда Улья удерживал его на мгновение в воздухе, пока он не упал на землю, пролетев несколько футов. Больше он уже не встанет…

Один готов!

Я поднялся на ноги, держа меч и щит под наклоном, а затем поднял голову и вызывающе взглянул в шесть красных глаз Прайма. Ассимилятор взглянул назад, слегка наклонив голову. Горный лев рядом с ним визжал от гнева, но оборотень молчал, как будто обдумывал свой следующий ход. Несмотря на убийство, которое я только что совершил, по позвоночнику пробежал холодок. Я всегда считал Ассимиляторов неспособными мыслить монстрами – былоа довольно-таки неприятно осознавать, что тот, кто находится передо мной, может спланировать предстоящую битву, разрабатывая стратегию и основываясь на нашем предыдущем сражении.

К счастью для меня, он еще ничего не увидел. Я ведь не просто сидел на заднице ровно и ничего не делал все это время…

Я быстро прервал свои мысли, когда два оставшихся Ассимилятора начали двигаться одновременно, даже не глядя друг на друга. Горный лев двигался по широкой дуге, в то время как Прайм начал мчаться прямо в лоб. Его ступни пронзили бетон, а из его челюстей донесся низкий рык. Горный лев двигался на огромной скорости, но при этом оставлял пространство для множества резких атак. Прайм защищался, расставив когти в оборонительной позе. Было очевидно, какая цель легче для атаки…

Я выбрал более тяжелую, направляясь к Прайму на полном ходу, пытаясь застать его врасплох. В мгновение ока я пересек расстояние между нами, плавно двигаясь по мосту, Паладин безупречно следовал всем моим указаниям. В глазах Ассимилятора не было никакого удивления, когда он рванулся вперед, чтобы встретиться со мной, расставляя свои массивные когти, будто клещи, чтобы поймать меня прямо посреди движения. Возможно, меня и застигли врасплох во время нашего прошлого сражения, но сейчас все было иначе…

Я нырнул прямо налево, держа щит достаточно высоко, чтобы когти Лорда Улья скользнули по нему, отклоняя его удар и выбивая монстра из равновесия. Затем мой меч вспыхнул, когда я нанес удар в его локтевой сустав. Конечно, мне не удалось разрубить ее полностью, но клинку удалось пробиться почти до конца, оставив руку бесполезно болтаться. Я использовал импульс от удара, чтобы повернуться вперед, оказавшись снова лицом к Прайму. В данный момент я был в пределах его досягаемости. Если я собираюсь выиграть этот бой, то должен продолжать наступление и использовать свое преимущество в размерах.

Червь яростно отступил назад, пытаясь установить какое-то расстояние между нами, но я помчался сразу за ним, выпустив залп ракет. Они выстроились вокруг Прайма и взорвались прямо за ним. Ганглий не получил тот урон, который бы мне хотелось увидеть, но взрывная волна оттолкнула Прайма прямо на мой меч. Я пронзил его грудь, прорываясь через пучок нервов, и вместо того, чтобы брать на себя весь вес его разрушающегося тела, я отпустил рукоять и отпрыгнул в сторону. Да, я оставил свой меч в груди Ассимилятора, когда тот рухнул на землю.

Подняв руку, я уже был наготове выпустить еще одну дробь в незащищенную спину Прайма, когда вспышка красного цвета на моем корпусе заставила меня повернуться в сторону. Я едва увернулся от Горного льва, который напал на меня, пока Прайм отвлекал внимание на себя. Он приземлился на расстоянии дюжины футов и со скоростью, которая явно не соответствовала его размерам, повернулся и снова прыгнул в мою сторону, широко раскрыв челюсти. Я поднял свой щит и отразил атаку, немного отступив. Мои стабилизаторы удержали меня на ногах, и я быстро защитил себя своим щитом, заставив Горного льва слегка отступить назад.

Краем глаза я увидел, что оборотень снова поднимается на ноги, урон, который я нанес, сходил на нет с колоссальной скоростью. Я бормотал проклятья себе под нос. Мне казалось, что ему понадобиться больше времени… Я должен постоянно держать одного Ассимилятора в недееспособном состоянии, иначе меня тут и прикончат!

Горный лев смотрел на меня настороженно. Он пытался сдерживать меня, чтобы я не нанес много урона Прайму, охраняя его, пока тот восстанавливается.

Я принял решение за долю секунды и снова двинулся к Прайму, выкрутив двигатели на полную мощность. Горный лев завизжал и начал преследовать меня, но я оказался чуть быстрее. Через мгновение я обрушился на регенерирующую фигуру оборотня, параллельно подготовив ракеты к запуску. Я заметил рубиновые глаза Прайма, что пристально уставились на меня.

Внезапно я остановил задние двигатели и мгновенно включил передние. Прайм рванулся ко мне, но я уже остановился, моя рука поднялась, активировав электромагнит на ладони. Меч, все еще находящийся в груди оборотня, вернулся к моей руке, вырванный мощной магнитной силой. Одним плавным движением я поймал его, после чего слегка дернулся влево и отрубил голову горному льву, который прыгнул на меня сзади. Его тело врезалось в землю, наклонившись вперед и приземлившись у ног Прайма.

Я в отчаянии щелкнул языком, наблюдая, как Прайм переступил через тело и присел в защитной позе. Теперь, когда он снова был в защитной позе, я никак не могу…

Прайм бросился вперед, застигнув меня врасплох! Я запоздало поднял свой щит, но его коготь сильно ударил меня под неудобным углом и отправил в полет вниз по мосту. Я ударился о бетон, как мешок с картошкой, металл моей брони царапался о мост. Я лежал там изумленный и ошеломленный, перед моими глазами вспыхнули красные предупреждения, но грохот огромного Ассимилятора, бегущего прямо ко мне, приводил в норму гораздо быстрее!

Я вскочил на ноги, мне удалось удержать меч и щит, когда меня отправили в полет, поэтому я поднял их и повернулся лицом к атакующему Червю.

Ассимилятор уже настиг моего Паладина, прежде чем я успел занять устойчивую позицию, обрушив огромный кулак, чтобы сокрушить меня. Я ринулся влево, едва увернувшись от удара, и нанес ответный удар своим щитом. Длинные когти скользили по поверхности щита, оставляя глубокие царапины на красной и белой краске. Металл под ней, тем не менее, не пострадал, что было чертовски утешительно, потому что Прайм не проявлял никаких признаков прекращения атаки, обрушивая удар за ударом, которые я отбивал комбинацией уклонения и блокировки. Червь заставлял меня неуклонно отступать, яростно пытаясь прорвать мою защиту. Каждый раз, когда я пытался увеличить расстояние, Ассимилятор резко сокращал дистанцию, и у меня не было возможности достичь скорости его атак. Я не получил никакого серьезного ущерба, пока сопротивлялся, мой меч высекал глубокие раны на его руках и ладонях. Но, понемногу, он меня изматывал… Я сражался уже несколько часов, и это начало оказывать на меня серьезное влияние. Мне срочно нужно что-то менять, или меня реально трахнут, когда Горный лев восстановится. Я должен рискнуть…

Я увернулся от удара, а затем нарочно споткнулся, “оказавшись” открытым к атаке. Ассимилятор поймал наживку, бросившись ко мне и растопырив правую руку. Когда я упал вперед, когти помчались прямо мне на встречу, но я оттолкнулся правой ногой и запустил передние двигатели, сделав сальто прямо над рукой Прайма. В воздухе я ударил мечом и отрубил ему руку на запястье. Я выполнил свой маневр в воздухе, приземлился и снова откатился вперед, когда оказался позади Ассимилятора, после чего помчался так быстро, как только мог, к вырубленному Горному льву.

Затем я почувствовал что-то змееобразное вокруг моей ноги. Хвост Прайма обвился вокруг нее, после чего напрягся, готовясь оттянуть меня назад.

Я больше не попадусь на это дерьмо вновь…

Не нарушая шага, я отрубил навязчивый хвост своим мечом, даже не дав ему возможности сжаться. Это вызвало вопль ярости у Прайма, и он развернулся, чтобы преследовать меня, но я был уже далеко впереди. Тренировки в сочетании с повышенной эффективностью улучшений Паладина означали, что я могу двигаться намного быстрее, чем раньше, так что легко опередил бегущего позади меня гиганта.

Но я не был достаточно быстр…

Мое сердце застыло, когда я увидел, как Горный лев поднялся на ноги, голова полностью отросла, а зубы вновь обнажились в ужасающем рыке.

Я резко затормозил, останавливаясь на месте. Прайм позади меня сделал то же самое, грохот его ступней исчез. Моя грудь вздымалась, когда я стоял между двумя монстрами. В битве повисла пауза. Ассимиляторы все еще оправлялись от ущерба, который я им нанес, но я не мог этим воспользоваться. Я уже слишком устал, мое тело начало осознавать весь ущерб, что я получил, да и мне нужно было передохнуть после резкого трюка, который я провернул, чтобы уйти от Прайма.

Я оказался в настоящей жопе, застрял между двумя монстрами, которые могли регенерировать даже смертельные раны, как будто их вообще не было. И, насколько я могу судить, они тоже не устали, по крайней мере, это не заметно… Мало того, что я был в меньшинстве, так еще и преимущество оказалось именно на их стороне. Если бы это были два нормальных Лорда Улья, я бы победил их без особых проблем, но этот Прайм совсем иного уровня. Я не могу убить его! Просто нет шансов, не в этой ситуации!

И тут я внезапно осознал, что я настоящий идиот, ну, как обычно…

Мне не нужно было убивать эту чертову штуку! Я просто должен был отвлекать его! Изначально я собирался нанести смертельный удар, совершив мощнейшую атаку, чтобы попытаться покончить с ними, но для этой битвы ничья тоже была победой, и мне оставалось продержаться еще несколько минут.

Я подготовил свое оружие, когда Ассимиляторы начали двигаться. Они не кружили вокруг, а просто двинулись ко мне в лоб. Прайм мчался на меня с востока, а меньший Лорд Улья – с запада. Они двигались медленно, в осторожной оборонительной стойке. Все мышцы моего тела напряглись, когда они оказались в радиусе пятнадцати футов от моего Паладина.

Меньший Лорд Улья атаковал первым, как обычно, отталкиваясь бедрами и двигаясь на невероятной скорости. Я повернулся на одной ступне и выстрелил в него, после чего оборотень бросился на меня сзади. Как тореадор, я позволил Горному льву проскользнуть по моим доспехам, одновременно слегка подталкивая его своим щитом. Этого было достаточно, чтобы ослабить равновесие, и он споткнулся, покатившись прямо в ноги Прайму. Оборотень перепрыгнул через падающего Лорда Улья и продолжил преследовать меня. Я же, в свою очередь, повернулся и прокатился под него, уклоняясь от атакующей руки, когда Червь наклонился вперед. Я решил не атаковать ганглий в груди, как раньше, вместо этого я резко двинулся влево и нанес оппортунистический удар по лодыжке. Мой меч прекрасно вошел в плоть из усиков, и Прайм упал на четвереньки, когда его лодыжка отказала, но ему вполне хватило сил атаковать меня хвостом. Я не был достаточно быстр, чтобы увернуться, и остроконечный хвост попал мне прямо в бок, оставив большую вмятину и то, что в будущем превратиться в огромный синяк.

Такой удар выбил меня из равновесия, но стабилизаторы на моем Паладине помогли мне мгновенно прийти в себя, как раз вовремя, чтобы отразить челюсти Горного льва своим щитом, когда он пытался раскусить меня пополам. Лев пошатнулся от моего удара, и я воспользовался возможностью отступить ниже по мосту на запад. Я снова стоял с мечом наготове, подняв щит и встав спиной к Стерлингу, вновь оказавшись в первоначальной точке: между Червями и городом.

Паладин

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии